Skip to main content

Full text of "Svod zami︠e︡chanīĭ na proekt osobennoĭ chasti ugolovnago ulozhenīi︠a︡ ..."

See other formats


Соод1е 



ТЫк 1К аск^ка] сору оГа Ьоок (Ьа[ иак ргскспси Го г ^сштаПопк он ИЬгагу кЬскск ЬсГогс II иак сагсГиИу ксаппси Ьу Скюук ак рай оГа рп>|сс( 

[о такс [Ьс »огкГк Ьоокк ЛксоусгаЫс опНпс. 

Ь Ьак китуси 1оп"1 спои^Ь Гог 1Ьс соруп^П Ю схркс апи [Ьс Ьоок [о стсг [Ьс риЬкс иоташ. А риЬкс скитип Ьоок 1К опс (Ьа( »ак пс\сг киЬ|сс( 

Ю сорупуЬ! ог»Ьокс 1с«а1 сорупуЬ! (спи Ьак схркси. \УЬс(Ьсг а Ьоок 1К 1П (Ьс риЬНс с1отат гпау уагу соитгу Ю соитгу. РиЬкс иотат Ьоокк 

агс оиг ца(с»аук (о (Ьс рак(. гсргсксгИт» а»са1(Ь оГЫкЮгу. сикигс аш.1 кгю»]с(.1цс (Ьа('к оГ(сп ЛШсик (о (.кксо\сг. 

Магкк. поииюпк аш.1 о(Ьсг гпагутаНа ргсксги т (Ьс опрпа] \ ; о1итс »Ш аррсаг т [Ык Шс - а гстшисг оГ [Ык Ьоок'к 1оп« книпсу Ггот [Ьс 

риЬИкЬсг (о а ИЬгагу аш.1 кпаНу Ю уои. 

Сгооц]с 1К ргоии (о раПпсг »иЬ ИЬгапск [о ЛуШ/с риЬНс иошат ша[спа1к ат.1 такс [Ьсш ик1с1у ассскк1Ыс. РиЬНс (.кнпат Ьоокк Ьск>п§ Ю [Ьс 
риЬкс апи »с агс тсгск [Ьск сикиккапк. МсуспЬсккк. [Ык и-огк 1К схрспкпс. ко т огисг (о ксср ргоуккп;: [Ык гскоигсс. »с Ьа\с (аксп к(срк (о 
ргс\'сп( аЬикс Ьу сошшспла! рагПск. 1ш-|ш1|1ш р1асиш к'сЬшса! гскП-кПопк он аи[оша[си иисгут"!. 
\\с а1коакк(Ьа[ уои: 

+ Маке поп-соттегаа! пае о/1Не^к'х \\с иск^пси Скюук Воок ЗсагсЬ Гог икс Ьу т(.к\'к1иа1к. аш.1 »с гсииск! (Ьа[ уои икс [Ьскс Шск Гог 
рсгкопа1, поп-сот тега а] ригрокск. 

+ Кф-тпрот аикмтИ/л! <1Ш-'гу'пщ Оопо( ксш.1 аи(ота(с(.1 ииспск оГапу ког( (о (Пооук'к кук(сгп: 1С уои агс сопиисПп": гсксагсЬ оп тасЫпс 
[гапк]аиоп. ориса! сЬагас(сг гесоушиоп ог о(Ьсг агсак »Ьсгс ассекк (о а 1агцс атоигК оГ (с.\( 1к Ьс1рГи1. ркакс согКас! ик. %'с спсоига§с [Ьс 
икс оГ риЬЬс иоташ гпа(спа1к Гог [Ьскс ригрокск аш! тау Ьс аЫс [о Ьс]р. 

+ МатТат апНЬШюп ТЬс Ооо§1с "»а(сппагк" уои ксс он сасЬ Шс 1к сккспПа! Гог ш Сопит» рсорк аЬои( (Ык рп>|сс( апи Ьс]р]П§ [Ьст Гти 
аиикюпа] та(спа1к [Ьгои^Ь Сккик' Воок $сагсЬ. Ркакс ио по[ гсто\с к. 

+ Кеер 1( /е^о/ \\та[с\'сг уоиг икс, гстстЬсг [Ьа[ уои агс гскрогшЫс Гог епкиппц (Ьа( »Ьа( уои агс йоту 1к 1сцак Оо по( аккитс [Ьа[ ]ик[ 
Ьссаикс \ус ЬсЬсус а Ыюк 1К 1П (Ьс риЬкс с1ота1п Гог икегк 1П [Ьс ип][сс1 5(а[ск. [Ьа[ [Ьс »огк 1К а!ко 1П [Ьс риЬкс с1ота1п Гог икегк 1П о[Ьсг 

сошПпск. \\ г Ьс[Ьс1- а Ьоок 1К кпМ |ц соруг1!;1|1 уаг1ск Ггош соигПгу 1о соигПгу. аг^1 и-с сап'1 оГГсг ^и^апсс он и-1|с[1|сг апу крссШс икс оГ 
апу крсс1Г]С Ыюк 1К аМо»с(.1. Ркакс (.1о по( аккитс (Ьа( а Ь(юк'к аррсагапсс т Скю!;1с Воок 8сагсЬ тсапк ][ сап Ьс иксе! 1П апу таппег 
апу»Ьсгс 1П [Ьс »огк1. Со|^уг1уЬ[ 11|Г11П!;с111С111 ЬаЬШ[у сап Ьс ^и^[с ксусгс. 

ЛЬои( Ооо§1е Воок КеагсЬ 

Сгооц]с'к Ш1КК10П ]К [о ог§ап]^с [Ьс »ог!и'к шГогтаиоп апи [о такс ][ иппегкаИу ассскк1Ыс аш.1 иксГик Ооо§1с Воок ЗсагсЬ Ьс]рк гсас1сгк 
ЛксоуспЬс и-огкГк Ьоокк \у|и1с ||с1рш^ ат1шге аш1 риЬЬкЬсгк гсасЬ пси- аиЛспсск. Уои сан ксагсЬ [Ьгои^Ь 1кс ГиМ 1с\1 оГ[Ык Ьоок оп Ик- \'. сЬ 
а[ |Ы:11р : //Ьоокв . доод!е . сот/| 



Соод1е 



Это цифровая коиия книги, хранящейся для йотом кон на библиотечных пачках, прежде чем ее отсканировали сотрудники 

компании Соо{;1е в рамках проекта, цель которого - сделать книги со всего мира доступными черед Интернет. 

Прошло достаточно много времени для того, чтобы срок .т.епетвпя авторских прав на чту кишу истек, и она перешла в свободный 

доступ. Книга переходит в свободный доступ, если на нее не были поданы авторские ирава или срок действия авторских ирав 

истек. Переход книги в свободный доступ I? разных странах осуществляется ио-ра:шому. Книги, перешедшие I! свободный доступ. 

это наш ключ к прошлому, к богатствам истории и культуры, а также к знаниям, которые часто трудно найти. 

И этом файле сохранятся все пометки, примечания и другие записи, существующие в оригинальном издании, как напоминание 

том долгом нуги, который книга иротпла От издателя до библиотеки и в конечном итоге до Вас. 

Правила использования 

Компания СтОО|г1е гордится тем, что сотрудничает с библиотеками, чтобы перенести книги, перешедшие в свободный доступ, в 
цифровой формат и сделать их широкодоступными. Книги, перешедшие в свободный достуи, принадлежат обществу, а мы лишь 
хранители этого достояния. Тем не менее, эти книги достаточно дорого стоят, поэтому, чтобы и в дальнейшем предоставлять 
-кот ресурс, мы предприняли некоторые действии, предотвращающие коммерческое использование книг, в том числе установив 
технические ограничения на автоматические запросы. 
Мы также ироеим Пае о следующем. 

• Не используйте файлы в коммерческих целях. 

Мы разработали программу Поиск книг Соо&1е для всех пользователей, поэтому исиользуйто эти файлы только в личных, 
некоммерческих целях. 

• Не отправляйте автоматические запросы. 

Не отправляйте в систему Ооо&те автоматические запросы любого вида. Если Вы занимаетесь изучением систем машинного 
перевода, оптического распознавания символов или других областей, где доступ к большому количеству текста может 
оказаться полезным, свяжитесь с нами. Для этих целой мы рекомендуем использовать материалы, перешедшие в свободный 

достуи. 

• Не удаляйте атрибуты Соо§1е. 

В каждом файле есть "водяной знак" Соо#1о. Он позволяет пользователям узнать об этом проекте и помогает им найти 
дополнительны!; материалы при помощи программы Поиск книг Ооо<гДе. Не удаляйте его. 

• Делайте что законно. 

Независимо от того, что Вы используйте, не забудьте проверить законность своих действий, за которые Вы песете полную 
ответственность. Не думайте, что если книга перешла в свободный достуи в США. то ее па этом основании могут 
использовать читатели из других стран. Условия для перехода книги в свободный достуи в разных странах различны, 
поэтому нет единых иравил, позволяющих определить, можно ли в определенном случае использовать определенную 
книгу. Не думайте, что если книга появилась в Поиске книг Соо^то, то ее можно использовать как угодно и где угодно. 
Наказание да нарушение; авторских прав может быть очень серьезным. 

О программе Поиск кпиг Соо§1е 

Миссия Соо^те состоит в том, чтобы организовать мировую информацию и сделать ее всесторонне доступной и полезной. 

Программа. Поиск книг 0оо^1е помогает пользователям найти книги со всего мира, а автора:. зла гелям - новых питателей. 

Пол нетекстовый поиск по этой книге можно выполнить па странице |ггьт;р : //Ъоокз . §оо§1е . сот/| 



I I I 

V 

СВОДЪ ЗАМЕЧАНИИ 74 

< НА ПРОЕКТЕ ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ 

УГ0ЛОВНАГ0 УЛОЖЕН1Я, 

ВЫРАБОТАННЫЙ РЕДАКЦЮННОЮ КОММИСШЮ. 



.1-2. 



т 



Общ! зайшя на щюектъ о посягателыжхъ на личность. ЗайианШ на главы проекта 

о лншенш шиш I гёлесвшъ повводеншгь. 



СОСТАВЛЕНЪ, 

ПОДЪ РЕДАКЦ1ЕЮ ДШПР0ИЗВ0ДИТЕДЯ РЕДАКЦЮННОЙ КОМИИС1И 

масона «У. %/\у. охольаг, 

СОСТОЯЩИМЪ ПРИ КОММИС1И 

О. ^. \^ашгемь. 



— *н>э*эт-г-« , з>* — 



С.-ПЕТЕРБУРГЪ. 
1888. 



Я 



\ л Ъ. * ' <.'* 



> 






НОУ 131926 



' --/-.--.- -»' г. 



Бъ Государственной ТипограФш. 



«/- у -' ■/-." -^-^-^»_'ч^^ 



^ 1 



ОВЩШ МИШ НА ПРОЕКТЪ О ПОСЯПШЬСТВИЪ II 

ЛШЯЬ 1 ЗШЪЧШЯ Н1 ШВЫ ПР0Ш1 о лшшк 

ЖИЗНИ И ШЕШМЪ Н0ВРЩ8ИШ. 






УГОЛОВНОЕ ШКЕНГО. 

(часть особенная). 

ПРОЕКТ!, РЕДАКЦЮННОЙ КОММИСШ. 



Общгя залиьчажя на главы проекта о посягательствах* на 

личность. 

!• ПрОФ. Вальбергъ. Поняпе посягательствъ на личность объемлетъ 
собою, по проекту Редакцюнной Коммисш, преступный деяшя противъ 
жизви, здоровья, свободы и чести. Но въ систем* проекта замечается сле- 
дующее отступление отъ этого основнаго понят)я: въ числе преступныхъ дея- 
юй, предусмотренныхъ восьмидесятью пятью статьями проекта, заказаны не 
только посягательства на личность въ собственномъ смысле, но и преступ- 
ный д&янш, направленный противъ правъ семейственныхъ и правъ состоя- 
шя, и даже преступный деятя, вредящая имущественнымъ благамъ част- 
ныхъ лицъ, промышленному и торговому кредиту обществъ и установлен^ 
(ст. 81). 

По моему мнешю, правильнее было бы наименовать всю эту группу 
преступныхъ деянШ не посягательствами на личность, а преступленный и 
проступками противъ личности, правъ семейственныхъ и правъ состоят я. 

Это замечаш е вызвано глубокимъ убеждешемъ моимъ въ томъ, что пра- 
вильная систематизация уголовнаго кодекса имеетъ важное значеше не только 
для юриста, который долженъ пользоваться ею, какъ средствомъ толкования 
закона, но и для массы насел еш я, незнакомой съ наукою права, потому что 
систематизация эакона служить для народа путемъ къ познашю высшихъ со- 
ображений законодателя. Непосвященная въ юриспруденцш масса населешя 

Сводъ Замъчашй, Т. I. 1 



2 0БЩ1Я за. нота шя. 

также должна усвоить себе те начала, на которыхъ государство строитъ 
правовую защиту благъ своихъ гражданъ и уголовную репрессно. 



2» ПрОФ. Гейеръ. Въ начале особенной части новаго русскаго уголов- 
ная кодекса , по проекту Редакцюнной Коммисш, имеютъ быть помещены 
правила о посягательствахъ на личность. Эта особенность системы проекта 
составляете весьма правильное нововведеше сравнительно съ действующими 
ныне кодексами, во главе особенной части которыхъ идутъ постановлешя о 
преступлешяхъ государственныхъ, и вместе съ темь соответствуетъ той 
системе, которая принята болынинствомъ современныхъ ученыхъ кримина- 
листовъ. Но внутренняя система постановлен^ проекта о посягательствахъ 
на личность не вполне правильна. Тагсъ, напр., наряду съ похищешевгь 
детей, о которомъ говорить ст. 44, проектъ, въ ст. 42, ставитъ «подменъ 
ребенка моложе семи летъ», каковой проступокъ относится собственно къ 
числу посягательствъ на права состояния, а не къ преступному лишешю 
свободы. Далее, увозъ девицы помещенъ въ числе посягательствъ на лич- 
ную свободу. Хотя точно также поступаютъ мнопя законодательства и 
даже юристы-теоретики, темъ не менее причислеше названнаго проступка 
къ посягательствамъ на свободу едва ли правильно. Разве увозъ девицы стар- 
ше 16 летъ съ ея на то соглаая составляетъ нарушеше ея личной свободы? 
Самая цель увоза девицы — совершить надъ нею любострастное действ1е или 
вступить съ нею въ бракъ — характеризуете» этотъ проступокъ какъ преступное 
деяше противъ целомудр1я, а потому место этому проступку наряду съ из- 
насиловашемъ, какъ это видно и изъ исторш законодательства; только внеш- 
нее сходство образа действ1я даетъ осйоваше поставить увозъ девицы на- 
ряду съ похищешемъ детей. Наоборотъ, составители проекта поступили 
вполне правильно, поместивъ карательныя постановлешя о «нарушенш 
домашнягб мира (НаивйгхейепвЪгпсЬ) » въ числе посягательствъ на свободу, 
между темъ какъ въ германскомъ праве они включены, совершенно не под- 
лежаще, въ главу о преступныхъ деяшяхъ противъ общественнаго порядка. 
Система проекта имеетъ еще то преимущество, что оглашение тайнъ поме- 
щено въ немъ наряду съ оскорблешемъ, а въ германскомъ уложенш подъ 
рубрикой «самовольное пользовате», безъ всякаго къ тому основашя. Что 
касается засимъ карательныхъ постановлен^ о кровосмешеши и нарушенш 
супружеской верности, то я, съ своей стороны, полагалъ бы более правиль- 
нымъ поместить эти постановления не въ главе о «непотребстве», а совме- 
стно съ постановлешями о двоебрачш и о преступлешяхъ противъ правъ 
состояния — въ главе о преступныхъ деяшяхъ противъ союза семейнаго. 



Общ1я алмячлшя. 3 

2* Сежаторъ С. I. Зарудны!. Приступая въ составлешю моихъ замеча- 
ний на проекте уголовнаго улотепхя, я не могу не сказать прежде всего, что 
этотъ проектъ составляете, по моимъ пошгпямъ, важный шагъ къ усовер- 
шенствованию нашихъ уголовныхъ законовъ и во всякомъ случае имеетъ 
огромный преимущества предъ теми современными иностранными проекта- 
ми, которые я могъ до сихъ поръ просмотреть. 

Поэтому я употребить всё свои усил1Я, чтобъ сделать сколь возможно 
более замечашй и по содержанио проекта и на самый его слогъ, но оказы- 
вается, что все замечания мои пр содержашю сводятся къ некоторымъ не 
важнымъ по двумъ или тремъ вопросами, а о слоге я сделалъ теперь одно 
только замечание относительно пользы уменьшить число статей уголовнаго 
уложешя, въ коихъ слишкомъ часто употребляется слово «виновный въ». 
Соображешя мои объ исключении слова «если» изложены въ прежнемъ моемъ 
замечашй на проектъ о преступныхъ деяшяхъ и наказан) яхъ вообще. Кроме 
того, я думаю, что слова «покушеше наказуемо», помещаемый въ проекте, 
какъ говорится, почти на каждомъ шагу, следовало бы исключить, заменивъ 
ихъ общею статьею на подобие статьи 22 настоящаго проекта о возбужденш 
деть по жалобе потерпевшего. 

Мне необходимо сказать несколько словъ о значенш замечашя относи- 
тельно исключешя словъ: «если», «виновный въ» и «покушеше нака- 
зуемо». 

Я вовсе не требую безусловная исключешя этихъ словъ; я только 
думаю, что въ законахъ эти слова должны употребляться сколь возможно 
р*же. 

Въ моей практике по судебному ведомству слово «если», находившееся 
въ законахъ, было весьма часто причиной неправильныхъ решешй. 

Слово «виновный» не столь виновато, какъ слово «если»; но во всякомъ 
случае это слово лишнее, для смысла статьи ненужное, и если его сократить 
тамъ, где это возможно, то самая книжка уложешя сделается кратче и яснее 
и будетъ стоить дешевле, а намъ очень важно удешевить цену сборниковъ 
законовъ, знаше коихъ признается нашими законами обязательнымъ для 
вс&хъ и каждаго. 

Вотъ почему я решился представить на усмотреш'е Комитета и Комми- 
од по составлешю гражданскаго и уголовнаго уложенШ свои замечашя о ело- 
вагь: «если», «виновный въ», «покушеше наказуемо». 

При всемъ моемъ желаши исключить -эти слова изъ законодательныхъ 
проектовъ, безусловно я никогда не могъ этого достигнуть. 

Для уха непривычны выражешя: убШство, воровство наказывается, ибо 
мы знаемъ, что наказывается не убШство, а деятель. Для того, чтобы сколько 



4 Обгщя злмечлшя. 

нибудь устранить это неудобство, было бы, по мнешю моему, полезно, если 
только Редакционная КоммиЫя решится исключать (а не исключить) слова: 
«виновный въ», составить, въ виде введешя, статью следующаго содержания: 
«Въ нижеследующихъ статьяхъ уголовнаго уложешя означаются те преступ- 
ныя деяшя, за которыя обвиненныя по суду въ ихъ совершеши лица под- 
вергаются наказашямъ, теми статьями определенными. 

Я долженъ къ этому прибавить, что въ иностранныхъ кодексахъ и даже 
въ новыхъ проектахъ иностранныхъ государству точно такъ же, какъ и въ 
нашихъ древнихъ источникахъ законовъ, я не нашелъ до сихъ поръ под- 
тверждешя моей мысли объ исключенш этихъ вредныхъ въ законахъ словъ; 
нанротивъ, во Французскомъ со(1е рёпа1 постоянно встречаются враждебныя 
мне слова: ^шсоп^ие, 1агвф1б, сеих, В1 ЪоъЪе регзоппе и т. д. Впрочемъ въ 
этомъ же уголовномъ кодексе встречаются и тагая статьи, какъ 86, 87, 88, 
89, 90, 91, гд* наказываются: ГаНепОД, Гехбсийоп, 1а 4епЫ;юп, 1е 
сотр1ок. Эти статьи вполне оправдываютъ мою мысль, но ихъ очень мало 
въ сравнеши съ другими статьями, въ которыхъ рутина и настоятельная 
потребность минуты взяли верхъ надъ правилами о законодательномъ слоге 
(в1у1е 1ар1(1а1ге). 

Наконецъ въ проекте итальянскаго уголовнаго уложешя 1883 года я 
почти въ каждой статье встречаю несносное слово: сЫши^ие, напоминаю- 
щее мне всемъ известное начало почти всехъ статей уложешя царя Алексея 
Михайловича: а будетъ, и привычку его начинать почти каждую статью 
предлогомъ: а. 



4. Оенаторъ князь М. Н. Шаховской. Прежде всего считаю долгомъ 
сделать одно общее замечаше на проектъ новаго уголовнаго уложешя. Заме- 
чаше это, применимое въ некоторой степени и къ общей, но еще въ гораздо 
ббльшей степени къ особенной части проекта, относится къ принятому 
Редакцюнною Коммиаею способу изложешя проектируемыхъ ею статей 
новаго уголовнаго уложешя. Способъ этотъ застав ляетъ предполагать, что 
КоммиЫя разсчитываетъ найти во всехъ судьяхъ, кои будутъ призваны къ 
применешю новаго уложешя, лицъ, прошедшихъ курсъ юридическихъ 
наукъ, такъ какъ только лица такого рода могутъ не затрудняться въ истол- 
кованы то ч наго смысла проектируемыхъ Коммиыею статей уложешя. Между 
темъ, нельзя упускать изъ виду, что по закону даже должности коронныхъ 
судей могутъ быть замещаемы изъ числа лицъ, не прошедшихъ курса юри- 
дическихъ наукъ, а только «доказавшихъ на службе свои познашя по судеб- 
ной части» (202 статья учрежд. судеб, установ.), а въ лицахъ, избирав- 



Общи алмечлшя. 5 

мыть въ Мировые Судьи, вовсе, такъ сказать, и не предполагается системати- 
ческое знаше юридическихъ наукъ, и въ Мировые Судьи могуть быть изби- 
раемы и таюя лица, которыя не прошли курса ни высшихъ, ни даже сред- 
нить учебныхъ заведет й, если только они прослужили не менее 3-хъ л*тъ 
вт. такихъ должностяхъ, «при исправлеши которыхъ могли прюбрести прак- 
тическая сведения въ производств* судебныхъ делъ» (19 ст. учрежд. судеб, 
уставов.) г Не подлежите сомнешю, что лица такого рода и въ настоящее 
время еще встречаются въ сред* Судебныхъ Падать и Окружныхъ Судовъ и 
ято они составляютъ и еще долго будутъ составлять большинство въ сред* 
мировыхъ судебныхъ установлешй. При такомъ положении, одновременно 
съ обдародовашемъ новаго уголовнаго уложешя, необходимо потребуется 
и издаю е, подобное тому, которое было сделано Государственною Канцеляр1ею 
вскоре поел* обнародовашя новыхъ Судебныхъ Уставовъ. Въ издаши этомъ, 
следственно, текегь статей новаго уложешя долженъ будетъ сопровож- 
даться изложешемъ т*хъ разеуждешй, кои послужили имъ основав1емъ и изъ 
коихъ будетъ явствовать, какой смыслъ соединяли съ т*мъ или другимъ 
выражешемъ составители новаго уложешя и въ какомъ отношении нахо- 
дятся между собою различный статьи этого уложешя. При этомъ необходимо 
будетъ озаботиться и о томъ, чтобъ это издаше получило надлежащее распро- 
странен! е, что едва ли можетъ быть достигнуто иначе, какъ чрезъ снабжеше 
несколькими экземплярами этого иэдашя каждой Судебной Палаты и каждаго 
Окружнаго Суда, равно какъ и каждаго Мироваго Съезда и однимъ экземпля- 
ромъ онаго каждаго изъ Мировыхъ Судей или, лучше сказать, каждой камеры 
Мироваго Судьи. 



5. ПроФвсооръ В. И. Палаузовъ. Разсмотревъ проектъ особенной 
части русскаго уголовнаго уложешя съ подробными къ нему объясне- 
ниями, я еще более утвердился въ томъ убеждеши, которое высказалъ 
при обсуждеши проекта общей части. И теперь, какъ тогда, скажу, 
что, «судя по сделанному, руссюй криминалистъ можетъ съ уверен- 
ностью ожидать уголовнаго кодекса, неуступающаго лучшимъ изъ новей- 
шихъ европейских!) кодексовъ по тому же отделу законодательства 1 ) » . 

Достоинства разбираемаго проекта проявляются какъ въ содержаши, 
такъ и въ самой редакцш его постановлен^. 



*) Си. мою статью въ Журнал* гражд. и уголовн. права, эа 1883 г., ка. V (въ начале). 



б 0ВЩ1Я ЗАМЪЧАШЯ. 

в. Прокуроръ Мооковскаго Окружнаго Суда Обяподй. Не 
считая себя компетентнымъ дать заключеше о достоинствахъ или недостат- 
кахъ проектируема™ уголовнаго уложешя, я темь не менее долженъ заме- 
тить, что считалъ бы более пригодною для дела иную систему кодификэцш. 
Я полагаю, именно, что въ основу проекта главнымъ образомъ надлежало бы 
принять: 1) действующее уложеше; 2) те указатя о его недостаткахъ, 
который уже сделаны чинами судебнаго ведомства и юридическими обще- 
ствами на основании ихъ многолетняго опыта; 3) кассацюнныя толковашя 
Правительствующаго Сената, на сколько последними вскрыты те или друпя 
несовершенства действующего Уложешя о Наказашяхъ; 4) согласоваше 
этого Уложешя съ Судебными Уставами и, уже затемъ; 5) уголовные кодексы 
иностранныхъ государству и 6) новейппя данныя науки уголовнаго права. Я 
полагаю, что новое уложеше, выработанное такимъ путемъ, ближе соответ- 
ствовало бы требовашямъ действительности, своевременности и бытовымъ 
особенностямъ; оно, кроме того, было бы легче и для практическаго приме- 
нешя, представляя собою прогрессивное развит|"е кодекса безъ коренныхъ 
его видоизмеяешй, не порывая органической связи съ прошедшимъ и имея 
въ себе все задатки будущаго усовершенствоваюя путемъ исторш, опыта и 
научнаго движения, безъ резкихъ отступлении отъ усвоеннаго уже опытомъ и 
безъ внезапныхъ нововведенш, въ которыхъ наша практика, вооруженная 
большею часпю только опытомъ, врядъ-ли съумеетъ основательно ориентиро- 
ваться; въ особенности дело это будетъ ново и трудно для громаднаго кон- 
тингента мировыхъ судебныхъ установлен^ и для будущей кассацюнной 
деятельности Сената. 

Чтобы хотя отчасти сь внешней стороны облегчить эту задачу, я нахо- 
дилъ бы более целесообразнымъ остаться при существующемъ обособлен! и 
Устава о Наказашяхъ, налагаемыхъ Мировыми Судьями, и Уложешя о Нака- 
зашяхъ для общихъ судебныхъ месть. 

То же самое я долженъ сказать и о преступлешяхъ по. должности: раз- 
бросанность ихъ въ действующемъ Уложенш много затрудняла практику, а 
въ новомъ уголовномъ уложенш они, повидимому, не только разбросаны еще 
более, но и слиты въ некоторыхъ статьяхъ съ частными преступлешями; и 
Мировые Судьи и административный начальства — не юристы по профессии; 
для нихъ будетъ представлять не малыя затруднешя руководство новымъ 
уложешемъ, въ которомъ все проступки, подсудные Мировымъ Судьямъ, все 
должностныя преступлешя неразрывно слиты въ одномъ кодексе съ общими 
и частными преступлешями, всецело подсудными общимъ судебнымъ уста- 
новлешямъ, не смотря на то, что обязательвыя пока по Судебнымъ Уставамъ 
процессуальный особенности какъ возбужден! я, такъ и преследованы первой 



Овщм алючлшя. 7 

■ 

итегсрш и последней значительно и редьеФно различествуютъ между собою; 
Предагаемое разграничение, нисколько не внося розни въ практическое 
руководство, значительно упростило бы последнее, и вместе съ тыгь сокра- 
тимо! бы и количество столь вредныхъ для успешнаго хода делъ вваившыхь 
оререкашй между судебными и административными установлешями. 



7. Чины прокурорскаго надзора Владикавйазскаго Окружнаго Суда. 

Восемь главъ проекта особенной части уложешя о наказашяхъ, предложен- 
ныя въ настоящее время на обсуждение юристовъ, ученыхъ и практиковъ, 
какъ по существу заключающихся въ нихъ положенш, такъ и по Форме, въ 
которой положешя гё выражены, представляюгь собою въ общемъ все, что 
можно требовать отъ хорошаго, составленнаго умелою рукою законодатель- 
наго акта. Отказавшись отъ стремления къ регламентами, составители про- 
екта характеризуютъ лишь въ общихъ чертахъ тотъ или другой родъ или 
видь преступныхъ явлешй, предоставляя судье, какъ юристу, подводить 
подъ общую норму частности каждаго отдЬльнаго случая — и въ этомъ отре- 
шенш отъ казуистичности заключается существенное достоинство проекта, 
такъ какъ несомненно, что каждая законодательная норма представляетъ 
собою лишь общую Формулу, не могущую предвидеть всехъ частныхъ слу- 
чаевъ, встречающихся въ действительности, почему и стремлеше къ такому 
предвядешю ведетъ лишь къ сбивчивости и запутанности, чему живой при- 
мерь — ныне действующее Уложеше о Наказашяхъ. По Форме, положешя 
проекта въ большинстве случаевъ отличаются точностью, ясностью и крат- 
костью— необходимыми условиями всякаго законоположешя. 



8. Оренбургская Соединенная ПалатаУголовжаго и Гражданскаго Суда. 

Очень мнопя статьи редактированы такимъ образомъ, что, по своему содержа- 
ний, оне не вполне соответствуют^ объяснешямъ Редакционной Коммисш на 
нихъ, или другими словами сказать*, текстъ техъ статей не исчерпываетъ 
собою существа относящихся къ нимъ объяснений. Примеры: 1) по п. 9 ст. 2 
предполагается подвергать известному наказанию виновнаго въ убШстве «съ 
цШо облегчить совершение другаго преступлешя»; между темъ изъ объяс- 
нений Коммисш на стр. 49 видно, что она имеетъ въ виду озиаченнымг 
ваказашемъ обложить, собственно говоря, убшство, «выполненное съ цыпо 
облегчить совершете инаго преступнаго деяшя», подъ понятю же преступ- 
ныхъ деятй, по ст. 4 проекта общей части уложешя, подводятся не одни 
только преступления, но также и проступки, и нарушешя; 2) ст. 8 угро- 
жаетъ известнымъ наказашемъ виновной въ убШстве своего незаконно -при - 



8 Общи замвддшя. ч 

житаго ребенка «при самомъ его рожденш». По смыслу же объяснений Ком- 
МИС1И на стр. 69—72, ст. 8 должна будетъ иметь применеше также къ слу- 
чаямъ означеннаго детоубийства и «после родовъ», если у виновной еще 
продолжалось «не нормальное, возбужденное, после-родовое состоите»; 
3) ст. 19 изложена въ томъ смысле, что, по силе ея, судъ вправе будетъ 
виновнаго въ легкомъ телесномъ повреждеши освободить отъ наказания, если 
ротерпевппй отмстилъ ему, причинивъ телесное повреждеше, или оскорбле- 
ше. Объяснешя же на стр. 175 комментируютъ 19-ю же ст. и такимъ поло- 
жешемъ, что для применешя ея необходимо, чтобы такая отплата виновному 
со стороны пострадавшаго была сделана немедленно. — По поводу всехъ 
такого рода недомолвокъ нельзя не пожелать, чтобы тезисы уложешя были 
изложены такимъ образомъ, чтобы они служили не отчасти только, а пол- 
нымъ выражешемъ существеннейшихъ, по крайней мере, мыслей Коммио'и, 
такъ какъ въ противномъ случае, при примененш новаго закона, на первыхъ 
же порахъ неизбежно возникнетъ масса недоразумешй для судебныхъ лицъ 
и учреждешй, не знакомыхъ съ объяснешями Коммисш, не имеющихъ у 
себя таковыхъ подъ руками, да обыкновенно, впрочемъ, и не ссужаемыхъ 
подобными актами подготовительныхъ законодательныхъ работъ. 

Проектируемыми особенною частда уложешя статьями полагаются 
наказашя только, такъ сказать, прямымъ виновникамъ преступныхъ деянШ, 
а именно (какъ это явствуетъ изъ соображения оной части съ проектомъ 
общихъ положешй уложешя, ст. 43 — 48, и объяснешями на этотъ проектъ, 
стр. 157 — 174): а) виновнымъ въ единоличномъ совершеши преступлен^, 
проступковъ и нарушенш и въ таковомъ же совершенш покушешй на пре- 
ступлешя и некоторые проступки, или приготовленш къ нимъ, и б) поиме- 
нованнымъ въ п. 3 ст. 47 проекта гбхъ же общихъ положенш уложешя 
соучастникамъ въ преступлешяхъ, или проступкахъ, или покушешяхъ на 
нихъ, или приготовлешяхъ къ нимъ, учиненныхъ несколькими, согласивши- 
мися на то или другое изъ сихъ преступныхъ деяшй/ лицами. Но незави- 
симо отъ такихъ, въ установляемомъ указанными положешями смысле, 
виновниковъ преступныхъ деяшй, существуетъ другой ихъ разрядъ, куда 
проектомъ общихъ положенш уложешя и объяснешями на него относятся, 
ими же самими такъ и называем ыя, прикосновен ныя лица, каковы: попусти- 
тели преступлешя, укрыватели его, или преступника, пользуюпреся плодами 
и выгодами преступлешя и недоносители о готовящемся и совершившемся 
преступленш. Обо всехъ такихъ прикосновенныхъ лицахъ въ проекте осо- 
бенной части уложешя нигде решительно ни слова не сказано (наказуемы 
они или нетъ, и если наказуемы, то какъ и въ какихъ случаяхъ— остается 
неизвестнымъ) , хотя въ объяснешяхъ къ проекту общей части уложешя на 



ОБПЦЯ ЭАММАН1Я. 9 

стр. 175 Редакцюнною Коммшмею и было заявлено, что, по выведеннымъ ею 
тамъ соображешямъ, она нашла более удобнымъ исключить учете о прико- 
свовенаостя язь общей части, перенеся постановлешя объ отдельныхъ 
случаяхъ оной въ соответствующее отделы особенной части, и хотя въ объ* 
ясиешяхъ на особенную часть, на стр. 22, наприм. , и упоминается вскользь 
о «наказуемости» какяхъ то случаевъ попустительства убШства, недонесе- 
шя о готовящемся убйстве и т. д. 

Некоторыя изъ положешй проекта особенной части уложешя о поку* 
шешшъ постановлены на случаи, едва ли когда нибудь въ действительности 
погуще встретиться и иметь применеше на практике. Такъ, напримеръ, 
затруднительно будетъ применить на практике предполагаемые проектомъ 
особенной части тезисы о покушешяхъ на менее тяжкое и легкое поврежде- 
шя (ст. 15 — 17) и на заключеше или содержате кого нибудь на срокъ не 
свыше либо свыше 4-хъ недель (ст. 37 и 38). Независимо отъ сего, часть 
статей, въ коихъ говорится о покушешяхъ, редактированы такимъ образомъ, 
что, и при возможномъ на практике применеши ихъ, могутъ возникнуть раз- 
наго рода недоразуметя, напримеръ, такого свойства: 49 статья состоять 
взъ двухъ половинъ, изъ которыхъ по первой «виновный въ принужденш» 
и т. д. наказывается тюрьмою, а по последней «принудивши» и т. д. нака- 
зуется арестомъ или денежною пенею». Заканчивается ст. 49 положешемъ: 
«шжушеше наказуемо». Между темъ по 4 и 44 ст. проекта общихъ поло- 
жешй уложешя тюрьмою наказываются только проступки, а арестомъ и 
денежною пенею лишь нарушения; покушешя на проступки действительно 
наказуемы въ известныхъ, особо закономъ указанныхъ, случаяхъ, покушешя 
же на нарушешя не наказуемы. Какъ же теперь понимать положеше подъ 
49 ст. , что покушеше наказуемо? Следуетъ ли относить его только къ пер- 
вой, карающей проступокъ, половине этой статьи, въ соответств1е съ 
общими определегоями предполагаемаго закона о преступлешяхъ, проступ- 
кахъ и нарушешяхъ и о наказуемости техъ, другихъ и третьихъ, или же 
оное положеше въ данномъ случае, по какимъ либо исключительнымъ уваже- 
шямъ, надлежитъ, въ отступлеше отъ техъ же определенш, применять и къ 
проступку, преследуемому 2-ю половиною 49 ст.? Подобные сему вопросы 
о наказуемости покушешя возникаютъ вообще во всехъ техъ случаяхъ, 
когда статьи, какъ и 49-я, состоять изъ двухъ частей, изъ коихъ въ первой 
говорится объ одномъ, а въ последней о другомъ проступке. % 

Некоторый статьи проекта находятся въ несоответствш между собою, 
йкь это, напримеръ, явствуетъ изъ сопоставлешя 3 п. ст. 2 съ таковыми 
же пунктами 1 7 и 74 ст. , а ст. 3 съ 1 8 ст. Ибо если въ трактатахъ о телес- 
аыхъ повреждешяхъ (17 ст.) и объ оскорблешяхъ (74 ст.) къ числу обстоя- 



10 Общи замячашя. 

тельствъ, усиливающихъ наказуемость виновнаго въ сихъ преступныхъ дея- 
тяхъ, относятся случаи, когда они направлены на лицо, между прочимъ и 
исполняющее общественную обязанность, то почему же и убШство такого 
лица не должно представлять собою обстоятельство, усиливающее ответ- 
ственность виновнаго за последнее преступлеше, противу ответственности 
за обыкновенное убШство, подобно тому, какъ и за убийство должностнаго 
лица, и за причинеше ему телеснаго повреждешя, и за нанесете ему 
оскорблешя при отправлении или по поводу отправления имъ служебной обя- 
занности ведь определяется же одинаково усиленная, противу нормальной, 
ответственность? Наоборотъ, ежели при определена по 18 ст. наказашй 
за телесный поврежден] я, задуманныя и выполненныя въ состоянш страсти 
или раздражен] я, буде такое состояние вызвано насилземъ или оскорблешемъ 
со стороны потерпевшая , признается справедл ивымъ безразлично отнестись 
къ привилепямъ жертвъ преступныхъ деянШ, определяемымъ 2 и 1 7 ст. „ 
то нетъ никакихъ основашй и къ назначена, какъ это однако проектируется 
3 ст. , усиленныхъ наказашй за случаи убийства пользующихся сими приви- 
лепями лицъ въ такомъ же, вышеупомянутому душевномъ состоянш винов- 
наго. 

Кстати будетъ здесь заметить, что никакихъ подобныхъ основашй не 
приводится и Коммис1вю въ ея объяснен! яхъ и что она же сама, проектируя 
въ 72 — 76 ст. наказашя виновнымъ въ оскорблешяхъ, также не полагаетъ 
различ1я въ ответственности за таковыя, въ отношении кого бы эти про- 
ступки ни были совершены, какъ скоро вызваны они самими же потерпев 
шими. 



ГЛАВА (ПЕРВАЯ). 



•йч ш енг е жизни. 



•• Про*, фояъ ГольцендорФЪ. Карательный правша о лишенш жизни, 
изложенный въ проект* Редакционной Коммисш, представляюгь собою значи- 
тельный шагъ впередъ на пути развитая уголовнаго законодательства и, вм*- 
стьсъ томь, имЪвотъ существенный преимущества предъ постановлениями о 
лосягательствахъ на жизнь, содержащимися въ современныхъ Европейскихъ 
уголовныхъ кодексахъ. Несомн'Ъннымъ доказательствомъ такого моего взгляда 
на означенные правила могугь служить предшествующее труды мои по 
учешю о лишенш жизни. 



!•• Редакщошый Кожжтетъ Уголовнаго Отд*лешя С.-Петербургскаго 

Юрцкчевкаго Общества. Внимательное разсмотрЪше проекта Редакционной 
Коюгасш о преступномъ лишении жизни даетъ полное основаше къ заклю- 
чено о крупномъ прогрессивномъ шагВ, имъющемъ совершиться въ нашемъ 
законодательств*, если труду Коммисш суждено будетъ перейти въ дей- 
ствующи законъ. 

Такое заключеше о названной части проекта не ограничивается узкими 
пределами сравнения ея съ постановлениями только нашего действующего 
законодательства «о смертоубМстве». Действующее законодательство наше 
шлется слишкомъ обветшалымъ, слишкомъ мало соответствующимъ по- 
требностямъ жизни, уровню современнаго развипя уголовнаго права и даже 
требовашямъ удовлетворительной законодательной техники, чтобы, чрезъ 
сравнете съ нимъ проекта Редакцюнной Коммисш, можно было вполне оце- 



12 Глава первая. 

нить достоинства последняго. Разсматриваемая часть проекта допускаетъ 
такое значительное расширение сферы сравнешя, при которомъ оно вполне 
возможно даже по отношешю къ лучшивгь изъ современныхъ кодексовъ 
Запада. 

Настоянцй разборъ проекта не имеетъ своею задачею сравнительную 
оценку постановлешй его о преступномъ лишенш жизни. Наша задача более 
ограниченная и, притомъ, практическая. Но, однакоже, и при более узкой 
постановке задачи невозможно обойтись безъ указашя на те основныя черты 
проекта, которыми онъ характеризуется ве его целостномъ построении и 
какъ законодательная доктрина, и какъ система постановлешй, развиваю- 
щихъ учете законодательства. Только после такого рэзсмотрешя, хотя бы и 
въ ограниченныхъ размерахъ, возможны и правильная критическая оценка 
отдельныхъ постановлешй проекта, и прочное обосновате техъ предполо- 
жены*, которыя могутъ оказаться желательными въ развитее или в идо из ме- 
неше постановлений проекта. 

Въ виду сего, прежде чемъ перейти къ ближайшему разсмотрешю 
отдельныхъ постановлешй проекта, представляется нелишнимъ остановиться 
на следующихъ общихъ соображешяхъ. 

Строгое, систематическое расположеше частей законопроекта, дающее 
возможность открывать глубокую продуманность при построена системы и 
облегчающее усвоете соотношешя отдельныхъ постановлений другъ - къ 
другу и къ целому; краткое Формулироваше определешй, соединенное съ 
полнотою и ясностью содержашя, достигаемыми, по преимуществу, при 
помощи точной юридической терминологии, — сосгавляютъ самыя пер выя, такъ 
сказать, бросаюпцяся въ глаза пр1обрететя въ труде Редакцюнной Коммисш. 
Такъ, принявъ за родовое понят1е деяшй, преду сматриваемыхъ въ первой 
главе проекта, «преступное лишим жизни», Редакцюнная Коммиая, въ 
совершенномъ согласш съ общею частью, установила и два термина, съ 
одинаковою точностью выражаю щ1е понятая двухъ видовъ лишешя жизни: 
убгйство — какъ деяше умышленное — и причиненге смерти — какъ деяше 
неосторожное. Благодаря этому, уже одно употреблеше того или другаго 
термина въ . постановлегаяхъ проекта сразу открываетъ въ нихъ полную 
характеристику деяшя, съ его внутренней, субъективной стороны, или какъ 
умышлен наго, или какъ неосторожнаго. Правда, для того вида умышленнаго 
лишешя жизни, объектомъ котораго является утробный младенецъ, Комми- 
с1ею усвоенъ особый терминъ — «умерщвление*: но нельзя не признать, что 
и въ семъ кажущемся отступлении обнаруживается въ действительности 
одна лишь заботливость о точности выражения понят ш, соединяемыхъ съ 
установленными терминами. Особыя услов1я, въ которыхъ находится объектъ 

N 

1 



Глава. ПЕРВАЯ. 13 

посягательства, то именно услов!е, въ силу котораго онъ подвергается лише- 
но» несамостоятельная) бьгпя, какъ живой человФкъ, служить вполне ува- 
жительнымъ основашемъ гь тому, чтобы не распространять на этотъ видь 
преступнаго лишешя жизни термина «убийство» и заменить его въ семъ 
случа* особьшъ терминомъ «умерщвлеше». Такимъ обраэомъ, въ действи- 
тельности, для выражения поняля умышленнаго лишешя жизни, въ проекгЁ 
вполне правильно установлены не одинъ, а два термина — «умерщвлеше» и 
«убийство». Объ этомъ надлежало бы только выразить въ объяснительной 
зашкж*, въ которой указано, напротивъ, что Коммиая принимаетъ только 
два термина преступнаго лишешя жизни (Об. зап. стр. 5) . 

Только что сдфланнымъ замЪчашемъ, безъ сомнения, нисколько не ума- 
иется общее значеше разсматриваемой стороны проекта Редакцюнной Ком* 
иной. Рядомъ съ выработкою терминологии, Коммисш принадлежит!», какъ 
выше замечено, въ высшей степени важная заслуга въ области систематизи- 
ровали постановлен^ на почве единства основныхъ поштй, около которыхъ 
стройно сгруппированы раз^ичныя категорш наказуемыхъ дъяшй въ порядки 
умаляющейся важности по ихъ внутреннему значешю. 

Такимъ образомъ, лишеше жизни, какъ родовое поняпе, обнимаетъ 
собою два основныхъ вида: убийство и причинение смерти. Соответственно 
секу и весь отдфлъ проекта, собственно, состоитъ изъ двухъ частей. Въ 
первой части, обнимающей собою 9 первыхъ статей, исчерпываются все 
отдельные виды убШства, не исключая и д-ёяшй, наказуемыхъ какъ (Ыю!» 
ш #епепв (5, 6 и 7 ст.). Вторая же часть состоитъ, собственно, изъ 
статьи, тг&ющей предметомъ причинение смерти (10 ст.). Загьмъ особое 
м$сто въ конце отдела занимакггь дв* статьи объ умерщвленш плода 
(11, 12). Особое положеше, занимаемое этою частно отдела, не имФло бы до* 
статочнаго оправдашя, если бы оно объяснялось только гЬмъ, что въ ней 
вдеть рьчь не объ убйствФ въ собственномъ смысле, а объ умерщвленш 
утробнаго младенца, такъ какъ, во всякомъ случай, и въ статьяхъ объ 
умерщвленш предусматриваются случаи умышленнаго лишешя жизни, 
какъ одного изъ видовъ его, параллельно съ убШствомъ, ВыдФлеше названной 
части оправдывается гёмъ продуманнымъ построетемъ системы, благодаря 
которому самое мФсто, занимаемое статьями проекта, должно служить указа- 
тель, безъ особыхъ комментарШ, на внутреннее соотношение ихъ въ 
цъюмъ, и именно, въ области наказуемости отд'ёльныхъ видовъ виновности. 
Дело въ томъ, что, установивъ еще въ общей части (ст. 43) наказуемость 
неосторожнаго лишешя жизни, Редакционная Коммияя, однако, не признала 
возможнымъ распространить этотъ принципъ и на умерщвлеше, хотя бы 
оно было причинено по вин* посторонняго, а не самой матерью. Въ сихъ 



44 Глава первая. 

видахъ и дабы предотвратить даже самую возможность сомнешй на этотъ 
«четь, Комминя и поставила статьи (11 и 12) объ умерщвленш въ особое 
место, поел* статьи о причинении смерти, очевидно, по самой терминологии, 
относящейся къ случаямъ виновнаго, хотя и неосторож наго, лшпешя само- 
стоятельной, а не утробной жизни. 

Достигну въ столь значительныхъ успеховъ въ построении системы, Ком- 
мис1Я съумела сгруппировать все обширное содержаше отдела о преступ- 
номъ лишенш жизни всего въ 12 статьяхъ, включая сюда не только умерщ- 
влеше плода, но и три вида (5, 6, 7 ст.) преступны хъ деяшй зш $епепз. 
При всемъ томъ, самый текстъ статей, при сжатости из ложею я, вообще 
отличается полнотою. Правда, проектъ Коммисш даетъ постановлешя только 
о наказу емомъ лишенш жизни, устраняя вев определения о ненаказуемости 
деяшя; но, темь не менее, это обстоятельство лишь въ ничтожной части 
могло облегчить трудъ Коммисш при сгруппированш постановлений о видахъ 
преступнаго лишешя жизни только въ 12 статьяхъ. Само собою разумеется, 
что достижеше указанной цели не могло зависать отъ однихъ техническихъ 
пргемовъ работы. Значительное и даже господствующее значеше здесь при- 
надлежите, безъ сомнешя, характеру и существу той законодательной 
доктрины, которая положена въ основание учешя, развитаго въ постановлен 
шяхъ проекта. 

Являясь последовательницею такъ называемой соединительной доктрины 
въ уголовномъ праве, придающей самостоятельное значеше моментамъ 
субъективному и объективному въ преступномъ деянш, принадлежа вместе 
съ темъ къ той, если можно такъ выразиться, ея отрасли, которая все-таки 
придаетъ наибольшее значеше моменту объективному, Редакционная Ком ми - 
С1Я положила въ основаше своихъ постановлешй доктрину, наиболее соответ- 
ствующую практическимъ целямъ уголовнаго законодательства. Первымъ и 
непосредственнымъ последстшемъ усвоешя такой доктрины надлежитъ счи- 
тать ту ЭК0Н0М1Ю въ создаши постановлешй о различныхъ оттенкахъ винов- 
ности, которой было бы невозможно достигнуть, если бы основною доктри- 
ною Коммисш была, такъ называемая, субъективная теор1я въ уголовномъ 
праве. Такимъ образомъ, отказавшись отъ розыскашй тонкихъ оттенковъ 
различнаго субъективнаго момента въ деянш, Коммиая, естественно, должна 
была прибегнуть къ такому обобщенному Формулирование своихъ определе- 
ний, которое, не препятствуя судье, индивидуализировать обсуждаемые слу- 
чаи и, соответственно различно оттенковъ субъективнаго момента, назначать 
наказа ше, въ то же время не стесняетъ его свободы напередъ указанными 
требованиями закона относительно обязательности видоизменешя определен- 
наго наказания. Словомъ, благодаря усвоешю указанной доктрины, Коммисш 



ГЛАВА ПЕРВАЯ. 13 

избегла той опасности, которая, по замечаемо Миттермайера, исходя язь 
недоверия къ судье, выражается въ стремлеши законодателя уложить все 
разнообразие оттенковъ преступности въ определешя закона и которая неми- 
нуемо ведетъ къ ниспровержешю самой цели и отличительныхъ качествъ 
наказаны. Съ другой стороны, опираясь на рацюнальныя требовашя усвоен- 
ной доктрины, Коммис1я не могла не дать более или менее огранияительнаго 
развитая такъ называемьшъ квалиФицирующимъ обстоятельствамъ. Квалифи- 
цирующее значеше, естественно, она придала лишь темъ изъ нихъ, въ кото- 
рый» совмещаются наиболее крупные и резше признаки, могуцце характе- 
ризировать деяше въ качестве наиболее опаснаго. Но и здесь Коммиая 
вполне сохранила верность принципа, вытекающаго изъ усвоенной ею 
доктрины. Отметивъ сравнительно немнопя квалиФицирующ1Я обстоятель- 
ства, Коммис1Я отказалась отъ определешя въ закон* оттенковъ ихъ различая 
ддя ответственности виновнаго. Коммиая указала только низппй пределъ 
увеличешя ответственности при наличности квалиФицирующихъ обстоя- 
тельствъ, предоставивъ суду ближайшую оценку внутренняго значешя каж- 
даго изъ нихъ при определеши наказашя. 

Наконецъ, общее значен^ указанной доктрины въ трудЁ Коммисш выра- 
зилось въ томъ, что, не смотря на строгость установленныхъ въ проекте 
накаэанШ, при практическомъ ихъ применеши открыта для суда широкая 
свобода въ определеши размеровъ наказашй и назваченш въ каждомъ дан- 
номъ случае именно такого наказашл, которое соответствуете индивидуаль- 

НЫМЪ уСДОВ1ЯМЪ виновности. 

Такимъ образомъ, благодаря тому , что во многихъ случаяхъ въ проекте 
определенъ лишь одинъ высшей размеръ наказашя, суду открыта возмож- 
ность понижать его, переходя даже къ другому роду наказашя (2 п. 53 ст. 
общ. ч.). Даже и въ техъ случаяхъ, когда въ проекте определенъ низппй 
размерь, судъ не лишенъ возможности понизить наказаше до тшшшт'а 
того рода наказашя, который установленъ въ общей части (1 п. 53 ст. 
общ. ч.). 

Въ заключеше нельзя не отметить, что Коммиадя, вообще, съ болыпимъ 
ввимашемъ относится въ историческимъ судьбамъ отечественнаго законода- 
тельства и услов1Ямъ нашего историческаго быта. Сохранивъ за собою сво- 
боду критики и оценки историческихъ началъ нашего законодательства съ 
точки зрен1Я вьюшихъ требовашй права, Коммиия, вместе съ темь, ревниво 
заботится о томъ, чтобы не отрывать проектируемый кодексъ отъ его истори- 
ческой почвы, и, тавшгь образомъ, сохранить въ немъ ту жизненную связь 



16 Ст. 1. 

съ страною, безъ которой кодексъ не могъ бы иметь благотворнаго практиче 
скаго значешя. 



Статья !• 



Виновный въ убШств* нававывается: 
ваторгою на сровъ не ниже восьми д4тъ. 

1. 0пред*лен1е состава убШства. 

11» ПрОФ. С. Иайеръ. Ближайшее опредЬлеше признаковъ умышлен- 
наго убШства проектъ предоставляетъ литератур* и практик*. Конечно, 
столь подробное указаше въ закон* этихъ признаковъ, какое существуете, 
напр., въ д*йствующемъ австрШскомъ уложении, представляется вполн* 
излишнимъ. Этого рода опред*лен1Я, большею частью описательный и 
направленный къ выяснешю вопросовъ, разр*шенныхъ уже въ учебникахъ, 
не устраняя вовсе т*хъ сомн*нш и затруднешй, которыя возникаютъ въ 
каждомъ отд*льномъ случа*, оказываются нередко для суда камнемъ прет- 
кновешя и особенную опасность представляютъ въ т*хъ странахъ, гд* 
юрисдикция возложена на присяжныхъ заседателей. Т*нъ не менее, законо- 
датель долженъ дать въ уголовномъ кодекс* общее опред*леше состава пре- 
ступлен! я, которое бы обнимало всё случаи его (ташя опред*лешя и суще- 
ствуют^ во Франц. ул., ст. 295, герм. ул. $$ 211 и 212, венгер. ул., 
$$ 278 и 279); для этихъ кодексовъ опред*леше состава убйства было, безъ 
сомнет я, особенно необходимо въ видахъ выяснешя различ1я между уб1й- 
ствомъ предумышленнымъ и учиненнымъ безъ заранее обдуманнаго намере- 
юя; хотя въ проект* русскаго уложешя это различ1*е не проведено, т*мъ не 
менее нельзя не признать, что и въ немъ следовало бы установить поняйе 
убШства; между т*мъ, проектъ, опред*ляя за убйство наказан] е, считаегь 
понят! е убШства уже установленнымъ и совершенно не выясняетъ его состава. 



12* С.-Петербургское Юридическое Общество. При обсужденш 

проекта въ Редакцюнномъ Комитет* Уголовнаго ОтдЬлешя С. -Петер 
бургскаго Юридическаго Общества, ст. 1 проекта оставлена безъ изм*- 
нешй, причемъ членами Комитета Е. Д. Анциферовымь, X. ] М. Гарт- 
кевичемъ и В. И. Ерестьяновымь относительно редакщи этой статьи 
высказано было следующее особое мн*ше: Останавливаясь на 1 ст. проекта, 
нельзя не заметить, что уже по самому назначению своему, какъ определе- 



Ст. I. И 

яе основнаго понятая убШства по субъективному моменту, статья 4 обнима- 
ете собою весьма широкое содержание. Если даже остановиться пока лишь 
на гбгь двухъ видахъ умысла, которые установлены 43 ст. общей части, 
то и тогда въ поняпе 4 статьи войдутъ не только те случаи умышленнаго 
убшства, когда виновный прямо желать результата, но и гё, когда винов- 
ный отеосилсл къ наступлению его безразлично. Разсматриваемое только въ 
этягь пределахъ, определение 1 статьи является радикальнымъ отступлень 
енъ огь действующего законодательства, въ которомъ преступное безразли- 
ч)е даже и не причислялось къ видамъ умышленной виновности, а составляло 
липь вышли видъ неосторожности и во всякомъ служак не поднималось выше 
средней Формы (Об. зап., стр. 78, 79;Н.С.Таганцевъ«Прест.пр. жизни», ч. 4, 
стр. 178,184, 185, 188, 189; ч. II, 184). Но понята умышленнаго убШства 
по { статья не исчерпывается только этими видами, оно включаетъ въ себя и 
различные оттенки умышленности, къ числу которыхъ принадлежитъ и 
предумышленность. Такимъ образомъ, простое убШство объемлетъ таюе 
разнообразные оттенки виновности, которые въ крайнихъ своихъ пунктахъ 

4 

выражаются въ преступномъ безразличие съ одной стороны, и въ преду- 
мышленности — съ другой. Не трудно видеть, какое важное значеше при- 
надлежитъ 1 стать* проекта въ деле развитая новаго ' учетя объ убШстве, 
усвоеннаго Коммиюею. Не трудно, въ виду этого, оценить и всю необходи- 
мость такого изложешя ея текста, которое не оставляло бы никакихъ сомне- 
те на счеть понята, обнимаемаго 1 статьею. Между темь, текстъ 4 статьи 
проекта выраженъ слишкомъ неопределенно, чтобы изъ него самаго можно 
баю извлечь правильное заключете объ объеме и характер* пошгпя, въ 
I стать* предусмотренная). Правда, изъ сопоставлеюя статьи 1 съ 3 и 10 
депо выяснить общее содержашя ея. Такое сопоставлеюе, безъ сомнешя, 
укажетъ, что 4 и 40 статьи обнимаютъ собою всё оттенки двухъ основ - 
ныть видовъ виновности, умышленнаго и неосторожнаго деяшя, и что 
статья 3 составляете особый видъ убШства, заслуживающей наибольшаго 
смягчешя не по интеллектуальнымъ условгямъ виновности, а по особому 
состояюю духа виновника преступнаго деятя. Однако, и такимъ изеледова- 
шеуь требовате о возможно полномъ и подробномъ изложети текста 
1 ст. не устраняется. Прежде всего, нельзя, конечно, упускать изъ 
■яда, что уголовный законъ долженъ быть ясень и понятенъ не для однихъ 
только юристовъ. Если же и юристу, для усвоения объема пошгпя 4 статьи, 1 
необходимо изучить текстъ всего отдела о преступномъ лишеши жизни и? 
иутемъ вышеуказаннаго сопоставлешя 4 ст. съ 3 и 40, выяснить объемъ ея 
Удержания, то требовать того же отъ неюриста и не основательно, и риско- ; 
внно въ интересахъ правильна™ понимаюя закона. Но, кажется, суще- 

Сводъ Замчашй. Т. I. * 



<8 Ст. 1. 

ствуютъ достаточный основания полагать, что и въ интересах ъ юристовъ - прак- 
тиковъ желательно более подробное иаложеше текста 1 статьи. Дело въ томъ, 
что, отказавшись огь признашя за предумышленности) убийства вначешя 
обстоятельства, квалифицирующего деяше, Коммиая вовсе не перешла на 
сторону полнаго игнорировашя предумышленности, какъ обстоятельства, 
указывающая на наибольшую виновность совершителя. Напротивъ, въ гла- 
захъ Коммисш, предумышленность убШства должна оказывать вл1Лше на 
миру ответственности виновнаго, только не въ качеств* особо квалифицирую- 
щего обстоятельства. Словомъ, идея соразмерения ответственности съ оттен- 
ками виновности, въ томъ числе и съ предумышленностью, лежитъ въ осно- 
вания 1 статьи. И хотя пошт'е предумышленности крайне трудно поддается 
определенно, по заявлешю Коммисш, темъ не менее изъ объяснительной 
записки (стр. 13) видно, что Коммисш изъ всехъ определений предумышлен- 
ности все - таки предпочла то изъ нихъ, которое принято въ германскомъ 
уложеши и которое, по разъяснендо ГольцендорФа (НапЛЬисЬ Лее ДеикзсЪеп 
ЗЪгаГгесЫа, т. Ш, 427), заключается въ требоваши, чтобы преступникъ во 
время выполнешя действовалъ обдуманно и осуществилъ бы тотъ планъ , 
который напередъ обдумалъ, т. е. въ требованш обдуманности выпол- 
нетя составленнаго напередъ умысла. Такое определеше предумышлен- 
ности вполне согласуется съ началами принятой проектомъ доктрины. 
Оно и по существу рацюнально. Но для русской практики оно является 
совершенно новымъ. Невключенное въ текстъ закона, оно можетъ надолго 
остаться неусвоеннымъ и, во всякомъ случае, отсутств1е его въ тексте 
закона откроетъ просторъ для разнообразна™ и подъ часъ произвольнаго 
применешя совершенно различныхъ поняпй предумышленности. Съ 
другой стороны, включение этого определешя въ текстъ, устраняя возмож- 
ность вышеуказанныхъ последствШ, внесетъ значительную ясность въ содер- 
жаще 1 статьи, какъ такого закона, который въ своемъ определение условь 
емъ ответственности за уб1йство ставить исключительно оттенки субъ- 
ективной виновности, т. е. характеръ и степень умышленности. Кроме того, 
включеше указаннаго определешя въ текстъ 1 ст. будетъ иметь немаловаж- 
ное значете въ смысле последовательна™ проведения одного и того же нача- 
ла, уже нашедшаго себе место въ 3 статье проекта, въ которой указано, 
что и моментъ страстнаго или возбужденнаго душевнаго состояшя, для того, 
чтобы смягчить вину совершителя, долженъ охватить собою не только умы- 
сель, но и выполнеше деяшя. Такимъ образомъ, защищая мысль о дополне- 
ти текста 1 ст. , мы настаиваемъ только на томъ, чтобы чрезъ дополнение 
это, съ одной стороны, достигалось полное выяснение условШ наказуемости 
предусмотреннаго здесь деяшя, въ отлич1е отъ 3 и 2 ст. , а съ другой, что- 



Ст. I. 49 

бы поете предумышленности въ практик* было усвоено въ томъ именно 
смысл*, въ какомъ оно усвоено коммисаею. Въ этихъ видахъ представляется 
цШеоообраанымъ текстъ 1 статьи выразить, ваприм*ръ, въ такой Формул*: 
«Виновный въ убШств*, смотря по тому, было ли деяте задумано н 
выполнено обдуманно или нетъ, наказывается» и проч. На первый разъ 
можете представиться основательнымъ то возражеше противъ приведенной 
Формулы, что ею не обнимается преступное безразличие, также входящее въ 
въ объеагь овредедешя 1 ст. проекта въ качеств* умышленнаго д*ятя; и 
еягь бы даже исключается изъ определения 1 ст. Но при ближайшемъ раз- 
смотревш вовражеше это теряетъ эвачеше. Прежде всего, въ самомъ текст* 
Формулы, въ словахъ «или нгтъ» заключается уже ясное указаше на то, что 
въ стать* { предусмотрены и татя д*яшя, когорыя могутъ быть выполнены 
необдуманно, и что самый умыселъ можетъ заключаться въ одномъ без раз - 
личномъ отношеши къ результату. Съ другой стороны, при преступномъ 
безраэличш, согласно правильному понимашю этого вида виновности, пред- 
полагается безразличное отношение виновнаго собственно только къ предви- 
димому результату, причемъ, самое понятое безразличгя усвояется въ каче* 
ств* противоположения прямому желашю результата. Только въ .этомъ смысл* 
преступное безразличве и можетъ быть отнесено въ категории д*янШ умыш- 
ленныхъ. Самое же д*йств1е, безъ сомн*шя, не можетъ быть нежелаемымъ 
сознательно*, какъ продуктъ нам*решя, перешедшаго въ р*шимость. Отсюда 
я при преступномъ безразличш вполн* возможна обдуманность выполнешя 
зарат&е составленная плана. Коль скоро же существуеть на лицо такая 
обдуманность, то, само собою разумеется, и безразличное отношеше къ 
результату, при заведомомъ допущенга его, съ субъектной стороны не мо- 
жетъ не считаться наиболее тяжвимъ видомъ виновности, подобно убгёству 
по прямому умыслу, совершенному обдуманно. Зат*мъ и нельзя не признать, 
что указанная Формула 4 ст. нисколько не нарушаетъ поняп'я, въ ней 
заключеннаго, одинаково охватывая собою всю область субъективной виновно- 
сти, въ вей определенную. 

ЗатЯмъ, при разсмотреши ст. 4 въ эаседаши Уголовнаго Отделения, 
членъЮридическагоОбгцества4. В. Васильевъ предложилъ въ статье 4 проекта 
слова «въ убШств*» заменить словами «въ умерщвлены кого либо*, на тбмъ 
основании, что т общеупотребительномъ народномъ язык* слово «убШство» , по 
мнкшю А. В. Васильева, не только не обнимаетъ всехъ видовъ убШства, но 
обозначаетъ обыкновенно лишь причинение боли или рань; юридическая же 
терминология не должна расходиться съ народнымъ словоупотреблешемъ. 

Противъ этого предложения И* И. Цухановъ высказалъ, что народное 
словоупотребление не всегда можетъ быть принимаемо въ законодательны» 



20 Ст. I. 

работать. Что же касается именно до термина «убйспю», то онъ представ- 
ляется вполне понятяымъ, означая именно убийство до смерти, причинение 
смерти, а не что либо иное. Наоборотъ, слово «умерщвлеше» общеупотребитель- 
ному народному языку вовсе неизвестно и, можетъ быть, даже малопонятно. 

Ли Д. Анциферовъ заявилъ, что Редакционный Комитетъ вполне одобрилъ 
употреблеше термина «убийство» въ проекте, найдя высказанный по этому 
предмету въ объяснительной записки соображения безусловно убедитель- 
ными. Слово «умерщвлеше» неудобно принять въ качестве родоваго термина 
уже потому, что затемъ, при определении видовъ его, пришлось бы ввести 
еще новый термипъ для лишешя жизни утробнаго младенца. Что же касается 
до указываемая А. В. Васильевымъ употреблешя термина убМство въ народ- 
номъ языке, то такое употреблеше далеко не повсеместно и нетъ поэтому 
основашй руководствоваться имъ въ законодательныхъ работахъ, где речь 
идегь о техническомъ наименованш. Составители проекта вполне правильно 
и весьма удобно разделили лишеше жизни на три вида — убШство, причине- 
ше смерти и умерщвлеше — и это последнее выражение несравненно умест- 
нее именно тамъ, где оно употреблено проектомъ, чемъ въ качестве родоваго 
термина. • * 

Болыпинствомъ 8 голосовъ противъ 1 предложеше г. Васильева отверг* 
нуто. 



18* Московское Юридическое Общество. При обсужденш ст. 1 , членъ 
Общества А. К. Вульфертъ призналъ неудачнымъ терминъ «убШство», при- 
нятый проектомъ. Вполне соглашаясь съ общимъ назвашемъ преступныхъ 
деяшй, которымъ посвящена первая глава проекта, «лишеше жизни», %. Вуль- 
фертъ думаетъ, что обозначеше умышленнаго лишешя жиэни терминомъ 
просто «убийство» недостаточно ясно; слово убШство вовсе не предполагаетъ 
въ себе, какъ то думаетъ Коммиоя, понятая умышленнаго лишешя жизни. 
Поэтому г. Вульфертъ предполагалъ терминъ «убШство», принятый въ первой 
статье, заменить выражешемъ «умышленное лишеше жиэни» . Внесете слова 
«умышленный» придаетъ большую ясность понятш. Что терминъ «убШство» 
безъ прилагательнаго «умышленный» является неяснымъ — это видно изъ 
объяснительной записки Коммисш, где составители проекта нередко сами 
употребляютъ, для большей определенности, выражение умышленное убШство. 

С. И. Виктарскгй присоединился къ мнешю А. К. ВульФерта и вместе 
съ нимъ призналъ необходимымъ внести слово «умышленный» въ текстъ 
закона. Отсутствие этого слова можетъ сбивать присяжныхъ, незнакомыхъ съ 
юридическою терминолопею, а потому необходимо, чтобы выражеше закона 



Ст. I. 21 

4шо ясно понимаемо каждымъ и слова, въ невгь употребленный, не отлича- 
ясь бы огь общаго игь значешя, слово же «уб!Йство» въ нашемъ язык* не 
означаете только умышленнаго лишешя жизни, а употребляется и при дру- 
гга неумышленны» его видахъ. 

В. М. Пржевальскхй, поддерживая ту же поправку, замети лъ, что 
недзя стремиться къ краткости въ ущербъ ясности. Въ настоящее время, 
говоря о термин* «убШство», мы имеемъ въ рукахъ объяснительную записку, 
гь которой объяснено, въ какомъ значенш употреблено это слово, но когда 
проекте превратится въ законъ, онъ будете применяться людьми, которымъ 
могугъ быть совершенно неизвестны мотивы Коммисш, $ потому кратки, но 
неясный терминъ можетъ повести къ недоразуметямъ. 

А. М. Фальковскгй высказался за терминологш проекта и полагаете, 
что терминъ «убшство» ясенъ и вполне понятенъ для каждаго; слово же 
«умышленный» будетъ совершенно излишнимъ. Председатель суда по 
закону обязанъ разъяснить присяжяымъ смыслъ закона и употребляемыхъ въ 
немъ выражений, а потому никакихъ недоразумешй принятый Коммиаею 
терминъ у присяжныхъ возбудить не можетъ. Кроме того, разъ терминъ 
будете введеыъ въ законъ, онъ скоро всеми усвоится. 

А. Ф. Акулобъ и Л. И. Яаврентьевъ поддержали терминологш проекта. 

4- А. Дриль полагалъ, что внесеше въ проекте слова «умышленное» 
вшо бы необходимо лишь въ томъ случае, если бы проекте оставался при 
д*ленш убийства на умышленное и предумышленное. 

« 

Большинствомъ 17 голосовъ противъ 7 Общество положило: слова 
«виновный въ убШстве» заменить словами «виновный въ умышленномъ 
лппенш жизни». Поправка эта относится равномерно къ статьямъ 2, 3, 4, 

5, 8 и 9. 



14* Про*. Палаузовъ. Всякому, умеющему обращаться съ закономъ, 
ясно, что, не смотря на умолчаше, какъ въ 1-й, такъ и въ следующихъ 
статыкъ, о признаке умышленности, здесь дело идетъ именно объ умыш- 
ленномъ уб1Йстве. Ясно это не только иаъ мотивовъ, но и изъ сопоставлешя 
яихъ статей съ 43 ст. общей .части и 10 статьею части особенной. Но, не 
смотря на это, въ принципе нельзя одобрить такой скупости на слова, выра- 
заодря существенные признаки преступлен я. Мы не согласны съ темь, что 
внесете слова «умышленное» въ ст. 1-ю произвело бы тавтолопю, такъ какъ 
явтолопя имеетъ место тогда, когда сочетаютъ слова, имеющ1я одинаковое 
звачеше. Напротивъ, если уже принимать въ разсчетъ требовашя красиваго 



П Ст. 1. 

стиля, то умолчаше въ одно»» и упоминаше въ другоыъ случай о томъ 
существенномъ признак*, который служить &ритер1емъ для ра&шчешя двухъ 
понята, является недомолвкою, такъ сказать, нарушешемъ симметрии стиля. 
Это и имФетъ м'ёсто въ данномъ случае, когда р1иь идетъ о двугь видахъ 
убШства по признаку умышленности (гевр. неосторожности); говорить въ 
одномъ случай о неумышленномъ (неосторожномъ) убгёств*, а въ другомъ 
просто объубШств'Ё — значить, по нашему мнЪшю, нарушать симметрно слога, 
ставить на одну доску два термина, изъ которыхъ одинъ означаетъ поняпе 
родовое (убийство) , а другой — видовое (неосторожное убШство) . 

Это, впрочемъ, вопросъ неважный, въ особенности, въ примФнешк 
къ данному случаю. Но если и для другихъ, менФе общеизвйстныхъ и бол*е 
слояшыхъ по своему составу преступныхъ дЪянш, редакторы будутъ практи- 
ковать подобное умолчаше о какомъ либо существенномъ признак* только 
потому, что путемъ толковашя онъ можетъ быть выведенъ изъ другихъ по- 
становлен) и, то иногда это можетъ повлечь за собою невыгодцыя аослЪдств1я. 

Въ самомъ д'Ьл'Ь, опытъ показываетъ, что даже при стремлеши законо- 
дателей къ исчерпывающему составъ даннаго преступлешя перечислеюю его 
признаковъ, даже при желанш вполне законченно обрисовать каждое отдель- 
ное преступлете, случаются пропуски, является необходимость восполнешя 
ехрКсйе данною статьею выраженныхъ признаковъ — другими, подразумевае- 
мыми, составляющими т. н. подразумеваемый составъ преступлешя 
(зиЫпЫН^Нег ТЬеИ Дез ТЬаЛезЪапДев) . Такое восполнеше судьею закон- 
ныхъ признаков неудобно въ виду всеми сознаваемаго требования, чтобы 
вопросы присяжнымъ редактировать въ еыраженгяхъ самаго закона, опреде- 
ляющая составъ даннаго преступлешя ! ).Вотъ почему еще раньше мы вы- 
сказали пожелаше, «чтобы Редакционная КоммиЫя, занятая ныне выработкой 
проекта будущаго уложешя, между» прочимъ и въ интересахъ правильнаго 
Функцюнировашя суда присяжныхъ, постаралась въ особенной части уложешя 
дать законныя определешя преступлен^, опредълеше которыхъ по суще- 
ственнымъ признакамъ въ настоящее время предоставлено усмотретю 
суда» *). 

Вообще желательно, чтобы судье, по возможности, меньше приходилось 
изъ разбросанныхъ въ разныхъ статьяхъ кодекса намековъ и указэшй извле- 
кать признаки даннаго преступлешя и иэъ вихъ составлять его определен1е, 
такъ какъ нередко при этомъ является необходимость, ради требовашй стиля 



') См. мою статью «Вопросы Факта и права на суде присяжныхъ по русскому законо- 
дательству», помещенную въ Журнале гражд. и угол, права за 1884 г., кн. III. 
») !№., стр. 38. 



Ст. 1. 2$ 

ш по друтимъ првчявамъ, заменять одно вырэжеше друтимъ, подбирать 
необходимое слово и таишь образомъ нередко отступать оть мысли законе? 
датедя. 

Едва ли мне необходимо здесь оговариваться въ томъ смысле, что я 
не сторонникъ казуистическаго характера редакции закона, ибо именно отсут- 
ствие такого свойства постановлений проекта я самъ еще раньше отнесъ къ 
чвоу его достоивствъ ! ). Но ведь между казуистикой и, по возможности, 
ясчерпывающимъ существенные признаки определетемъ преступлетй въ 
абстрактныхъ выражетяхъ — большая разница. 



15. Чжны лрокурорекаго надзора Московской Судебной Палаты. 

«Убшство» — терминъ, принятый Редавцюнною Коммиаею, впервые вводится 

въ наше законодательство въ нынешнемъ техническомъ смысле. Для боль- 

» 

шей ясности и точности определения и во избежаше недоразуметй, следо- 
вало бы дополнить его въ 1-й стать* такимъ пояснетемъ: «умышленное 
«шшеше жизни или убийство» . 



16» Прокуроръ Плоцкаго Окружнаго Суда Фуксъ. Составъ престу- 
плены, установляемый закономъ, долженъ быть определенъ на столько ясно, 
чтобы практика не встретила никакого затруднения при его применеши; по- 
этому въ тексте закона необходимо поместить всё существенные признаки 
преступления и не полагаться на дополнения его на практик* предположе- 
шями о томъ, что законъ имелъ въ виду тотъ или другой признакъ; экошодя 
п словахъ едва ли уместна въ подобныхъ случаяхъ и правильнее включить 
опредъштельный признакъ, даже самъ собою подразумевающейся, если- 
составъ преступлешя отъ того не изменяется* чемъ опустить его и темъ 
поставить практику въ недоумете. Коммиод нашла излишнимъ упоминать 
въ статье 1, что убШство должно быть умышленное, такъ какъ «по 43 ст. 
проекта об^ей части при преступлешяхъ и проступкахъ общимъ типомъ 
яшется умышленное деяше, а неосторожное причинеше смерти наказуемо 
толко при особомъ указаши на то закона (стр. 5) и такимъ образомъ выра- 
кеше умышленное убйство будетъ содержать въ себе тавтолопю юридиче- 
скую». Взгляды Коммисш въ этомъ отношенш видоизменяются при опреде- 
«яш другихъ преступлений, напр.: обиды (ст. 72), при чемъ хотя и допу- 



*) См. мою статью «По поводу проекта общей части русскаго уголовная) уложевля» 
>ъ Журнале гражд. я угол, права за 1883 г., кн. У, стр. 1. 



84 Ст. 1. 

скается, что «условие умысла вытекаегь изъ самаго понятая объ обид*, во все- 
таки признается полеэнымь (стр. 464) указать въ текст* статьи на требова- 
ние умышленности. Между т*мъ поште умысла, установляемое по проекту 
общей части (ст. 43) , получаетъ чисто юридическое значеше и много шире 
сравнительно съ т*мъ, которое ему придается въ обыденной жизни, такъ 
какъ «д*яте почитается умышленнымъ, если виновный, совершая его, или 
желалъ его учинешя или допускалъ наступлеше происшедшихъ отъ него 
последствий». Если въ закон* не будетъ выражено требоваше умышленности, 
то практика можетъ встретить сомнете, сл*дуетъ ли принимать за умыш- 
ленное уб1Йство лишеше жизни, при непрямомъ умысл*, такъ какъ оно 
вовсе не подходить подъ поняпе умышленнаго убШства въ обыкновенномъ 
смысл* этого слова, всл*дств1е чего и было бы также полезно въ статью 1-ю, 
какъ и въ статью 72-ю, включить выражеше «умышленный». 



17# Чины прокурорскаго надзора Вжадпавказокаго Окружжаго Суда. 

При разсмотр*ши первой главы, трактующей о посягательствахъ на жизнь, 
прежде всего обратимъ внимаше на новую терминологию, вводимую проек- 
томъ для опред*лешя родоваго и видовыхъ понятШ этого преступнаго д*я- 
шя. Редакцюнная Коммисья полагаетъ принять для опред*лешя вс*хъ слу- 
чаевъ посягательства на жизнь выражеше «лишеше жизни», взам*нъ при- 
нятого въ нын* д*йствующемъ законодательств* термина «смертоубийство», 
совершенно справедливо зам*чая, что новый терминъ съ большею точностью, 
ч*мъ нын* принятый, указываетъ на свойство того блага, на которое посяг- 
ну ль виновный. Дал*е, родовое поште «лишеше жизни» Коммшия подраз- 
дЬляегь на два вида: «умышленное» и «неосторожное», при чемъ умыш- 
ленное лишеше жизни именуетъ въ соотв*тствующихъ статьяхъ этой главы 
проекта «убйсгвомъ», а неосторожное лишеше жизни «причинешемъ 
смерти». Въ ст. 10 проекта, указывающей на наказуемость неосторожнаго 
лишен1я жизни, къ термину «причинете смерти» прибавленъ эпитетъ 
«неосторожное», между т*мъ въ статьяхъ, предусматривающихъ умыш- 
ленное лишеше жизни, слово «умышленное», опред*ляющее свойство этого 
преступнаго д*яшя, передъ терминовгь «убШство» опущено. Опущеше это 
сд*лано Коммиаею въ предположен^, что прибавление къ термину убийство 
слова умышленное было бы юридическою тавтолопею, такъ какъ по 43 ст. 
проекта общей части уложешя при преступлешяхъ и проступкахъ обыкно- 
веннымъ типомъ является умышленное д*яше, почему слово «умышленно» 
само собою и безъ особаго упоминашя подразум*вается въ статьяхъ, трак- 
тующихъ объ умышленномъ лишеши жизни. Вполн* соглашаясь съ мн*- 



Ст. 1. 25 

шемъ Коммисш о болыпемъ соответствш термина. «дмшелж дойдем», чймъ 
термина «смертоубийство», существу определяемая) терминомъ этнмъ 
преступнаго деятя, мы не можемъ въ то же время признать практически 
удобными термины, избранные Коммиоею для определения видовъ лишены 
жизни: при применении закона лицами, коимъ могуть быть ненавистны 
молвы, побудившие Коммиою набрать указанную выше терминологию, 
пометь, при опущенш предъ терминомъ «убШство» слова «умышленное», 
возникнуть недоразумеше, напримДръ въ томъ, додъ действие 1-й ст. 
(предусматриваете убШство) или 10 ст. (предусматриваете неосторожное 
причинеше смерти) проекта следуетъ подвести преступное деяше, преду- 
смотренное ныне 1464 ст. У лож., или предусмотренное 1465 ст. Улож. 
и т. п. 

Поэтому, для устранены всякихъ недоразуиенШ , введете въ статьи, 
трактуюпця объ умышленномъ лишеши жизни, слова «умышленное», харак- 
теризующаго свойство этого деяшя, — намъ представляется весьма полезнымъ. 
Введете этого слова не производило бы, по нашему мнешю, юридической 
тавгологш, такъ какъ, въ виду признаваемой Коммишею наличности въ 
рааличныхъ кодексахъ существенно различны» оттенкорь въ определешяхъ 
видовъ преступнаго лишешя жизни, слово это лишь съ точностпо и ясностио 
указывало бы проводимый новымъ закономъ взгдядъ на подразделение на 
виды родоваго поштя «лишеше жизни». Съ другой стороны, такое введете 
въ статьи закона слова «умышленное» дало бы возможность избежать заме- 
чаемого ныне въ проекте употребления двухъ различныхъ, но притомъ совер- 
шенно синонимическихъ, терминовъ для обозначешя одного и того же понят 
е именно терминовъ: «убШство» и «причинеше смерти»; первый могъ бы 
тогда быть замененъ выражешемъ «умышленное лишеше жизни», второй— 
выражетемъ «неосторожное лишеше жизни», возможное же сокращение 
терминовъ всегда практически полезно, устраняя сбивчивость въ поняпяхъ, 
производимую излишнею терминологию. 



18. Товарицъ Прокурора Московскаго Окружнаго Суда Кулчжнокй. 

Редакщя первой статьи страдаетъ неопределенностью: выражеше «убШство» не 
вполне ооответствуетъ тому понятие, которое Коммшпя имела въ виду со- 
вместить въ пределахъ этой статьи. Выражение убШство, попоштямъ 
русскаго народа, сложившимся исторически, не всегда совмещаетъ въ себе 
пошгпе объ умысле на отнятие жизни. Съ другой стороны, въ обществе 
слишкомъ укоренились таюя выражешя, какъ «убШство въ драке», «неосто- 
рожное убийство» и т. п. Поэтому применение ст. 1-й на практике можетъ 



2« Ст. Л. 

породить недоразумение. Схема, по которой распределены въ мотивахъ къ 
(*й статье проекта все различные виды убШства, нисколько не пострадала 
бы, если бы во главе ея выражеше «лишете жизни» было заменено выраже- 
шемъ «убгёсгво», при чемъ следующая развегалетя составляли бы «умыш- 
ленное лишете жизни» (ст. 1) и «неосторожное причинеше смерти» 
(ст. 10). Такимъ обраэомъ редакщю 1-й статьи надлежало бы, по моему 
мнешю, изложить такъ: «виновный въ умышленномъ лишенш жизни нака- 
зывается» и т. д., а самую главу наименовать главою «объ убийстве». 



19* Мооковсше Присяжные Поверенные. Терминъ «убШство», 

употребляемый въ смысле умышленнаго убшства, можетъ повлечь къ 
важнымъ недоразумешямъ въ практики суда присяжныхъ, если не 
будетъ разъясненъ въ самомъ закон*. Руководствуясь обыденнымъ значе- 
шемъ слова «убШство», присяжные могутъ признать виновнымъ въ 
убШстве и того, кого будутъ почитать лишь неосторожнымъ убШцею, 
или, наоборотъ, отступая предъ тяжелымъ наказашемъ и смешивая въ 
убгёстве и умышленное, и неосторожное, оправдаютъ совсемъ того, кто,. 
обвиняясь въ «убгёстве», будетъ, по ихъ мнешю, виновенъ лишь въ не- 
осторожномъ причинении смерти. Поэтому желательно, чтобы въ самомъ 
закон* определялось значеше всехъ условно избранныхъ терминовъ, и 
чтобы въ частности первая глава начиналась постановлен! емъ: «умышленное 
лишеше жизни человека именуется убШствомъ» . Если же почему либо тако- 
вое определеше будетъ сочтено неудобнымъ, то во всёхъ статьяхъ закона, 
где будетъ встречаться «уб!йство», следуетъ заменить это слово словами: 
«умышленное лишеше жизни». 



2. Объектъ убШства. 

20. Редакщонный Конитетъ Уголовного Отделены С.-Петербургскаго 
Юркджчеокаго Общества. По вопросу объ объект* убшства, представляется 
нелишнимъ сказать несколько словъ объ убгистве уродовъ. КоммиЫя причи- 
сляетъ и этотъ случай убгёства къ простому убгёству, предусмотренному 
4 ст. проекта. Но едва ли такое разрФшеше вопроса можетъ быть принято. 
Въ нашемъ действуюш;емъ Уложенш на этотъ счетъ существуетъ 1469 ст., 
предусматривающая случай убшства урода, когда младенецъ чудовищная) 
вида или не имеетъ человеческаго образа и когда такое убийство совершено 
по невежеству или суеверш. Нельзя, конечно, не согласиться, что конструк- 



щдст. 1469 неудовлетворительна: Но въ то же время едва ли можно основа- 1 
тепло отвергать правильность принципа, про которому такое убШство рае* 
еиатривается какъ привилегирова н ное . Н. С. Таганцевъ, въ своемъ насле- 
довали о преступлетягь противъ жизни (стр. 52 — 55), обстоятельно защи- 
щаеть принципъ 4469 статьи. Къ этому мнетю нельзя не присоединиться 
еще и потому, что оно вполне согласуется еъ истор1ею нашего законода- 
тельства и съ привычными воззрениями народными на ото преступление. До 
Петра Великаго убийство уродовъ не почиталось преступными Но и Петръ, 
запрещая въ своихъ указахъ (1704 и 1748 г.) убМство уродовгь, преследо- 
вал» гораздо более полицейская цели, чемъ охрану правь младенца урода. 
Отвергая выделете убМства уродовъ и приравнивая такое деяше въ уб1й- 
етву обыкновенному, Коммиая стала на точку зрегпя вовсе ей несвойствен- 
жую. Она должна была одновременно игнорировать и историческую почву 
этого вопроса, и те верныя основатя, по которымъ ею же признаются, то 
въ качеств-В привилегированныхъ . (детоуб1йство), то заслуживающихь 
выдыешя въ особый видь, татя деятя, при совершеши которыхъ винов- 
нике находится въ ненормальномъ психическомъ состоянии (ст. 3). При 
убшстве уродовъ существуютъ всё те условия, которыя необходимы для 
особаго смягчеш я ответственности, по крайней мере, для родителей жертвы. 
Существование такихъ условш признаетъ и КоммиЫя, но она находить 
ненужнымъ выделеше этого вида убШства лишь потому, что, при редкости 
случаевъ подобнаго рода, у суда, кроме смягчешя наказашя по 53 ст.,. 
будегь другое средство — ходатайство о помиловаши (Об. зап., стр. 15). Но 
съ такимъ воззретемъ согласиться нельзя, потому что размеры помилова- 
ши всегда сообразуются съ ' размерами ответственности, по закону и по 
судебному приговору определенными. Коль скоро законъ облагаетъ деяше 
каторгою, а судъ въ самой меньшей мере (53 ст.) можетъ назначить ее не 
ниже 5 летъ, то едва ли и помиловаше можетъ быть значительно. Да и 
вообще, помиловаше есть принадлежность исключительныхъ случаевъ. 
Когда уже въ самомъ составе преступлетя заключаются услов1я смягчешя, 
то место помилования долженъ зайятъ законъ. Вследств1е сего, определеше 
по этому предмету было бы уместно сделать, вместе съ статьею 8, въ каче- 
ств* второй части этой статьи, после словъ: «покушеше наказуемо», въ 
! такой Формулировке*. Тому же нака8анш подвергаются родители, виновные 
въ убийстве младенца чудовищна™ вида, во время родовъ или вследъ за 
окончашемъ оныхъ. 



21* Казанская Судебная Палата. Въ объяснительной записке, на стр. 45, 
сказано, что подъ обЩ1Я постановления объ убийстве подойдетъ и убийство 



18 Ст. I. 

урода. Едва ли, однако, это желательно. Бывать случаи, когда 
являются на свегь уроды, негаАюпце человеческаго образа, наприм., 
съ головой на подобие телячьей, явно неспособные къ жизни и, действие 
тельно, не переяшваюнре нееколькихъ часовъ и даже минуть. Подъ вл1я- 
шемъ ужаса и отчаятя, мать или отецъ можетъ умертвить такого урода. 
Неужели возможно предавать ихъ суду, потомъ судить съ присяжными 
заседателями, и, цаконецъ, какъ сказано въ объяснительной записке, возбуж- 
дать ходатайство * предъ верховною властью о чрезвычайномъ снисхожденш 
въ виновньщъ, когда сь самаго начала такое существо, какъ уродъ, не имею- 
щей человеческая) образа, не можетъ и не должно считаться человекомъ и 
имеетъ право на охрану со стороны закона несравненно менее, чемъ плодъ, 
такъ какъ иэь последняго развивается человекъ, а уродъ естественно обре- 
ченъ на смерть черезъ несколько часовъ и даже минуть. Между темь, по 
проекту, даже умерщвлете плода влечегь за собою гораздо меньшее нака- 
заше, чемъ убШство по ст. 1-й. Умерщвлете рожденнаго чудовища 
не жизнеспособнаго и притомъ явно не имеющаго человечесваго образа, 
не следуетъ вовсе признавать преступлешемъ. Казалось бы достаточнымъ 
ограничиться требовашемъ заявлешя полицш о каждомъ случае такого чудо- 
вищнаго рождешя. 



22. Председатель Владккавкавехаго Окружнаго Суда Барте- 

невъ. Подъ первою статью проекта Редакцюнная Коммиадя, какъ видно изъ 
ея соображетй на стр. 15, подводить и убШство урода, т. е. преступлеше, 
предусмотренное ныне 1469 ст. у лож., причемъ, въ случае констатирова- 
Н1Я, что такое убШство будетъ результатомъ суевергя, Коммис1я предоста- 
вляетъ воспользоваться 53 ст. проекта общей части или ходатайствовать 
предъ верховною власпю о чрезвычайномъ снисхожденш къ виновному. 

Я нахожу, что подводить означенное убШство подъ 1-ю ст. проекта 
представляется не правильнымъ: во 1-хъ, потому, что не имеется никакого 
основашя усиливать наказаше, назначая каторгу вместо существующихъ 
ныне наказаний (ссылка на житье въ Сибирь или заключение въ арестантсюя 
отделеи!я), во 2-хъ, убийство урода при суеверш завлючаетъ въ себе такое 
условие, коего по общему смыслу ст. 1-й проекта статья эта не предви- 
деть, въ 3-хъ, представляется едва ли правильнымъ устанавливать извест- 
ное правило и одновременно предлагать те способы, коими практика 
можетъ обойти это правило, а таковымъ обходомъ является применеше 53 ст. 
и обращеше съ ходатайствомъ предъ верховною властно, которое можетъ въ 
данномъ случае и не последовать; словомъ — я нахожу, что будетъ непрак- 



Ст. I. 30 

тично и недостойно суда привлекать лицо къ суду по известной стать* 
закона, зная напередъ, что примкнете закона не будетъ въ смысле опредь- 
хнноиъ. Примкнете ст. 1-й къ убйству уродовгь представляется не 
справедлнвымъ и потому, что престушшхъ часто менйе всего желаетъ вреда 
убитому уроду, а убиваетъ его или изъ сострадаю* къ нему или же изъ суе- 
**р1я. Вообще же, безъ особенной натяжки, можно всё подобнаго рода убй- 
ода объяснить суетцлемъ иногда весьма грубымъ, а иногда утонченными 
Убйство же, совершенное изъ суетция, но отнюдь не изъ Фанатизма, 
бшо бы цЪлесообразнымъ подводить подъ 3-ю ст. , введя въ тексгь закона 
после слова «раадражешя» слова: «а также изъ суев*р1я». Здесь безраз- 
1НЧН0, быль ли преступникъ въ состояши хладнокровномъ или аФФектиро- 
ванномъ, и последнее обстоятельство могло бы служить причиною боль* 
шей снисходительности къ преступнику. Посему я нахожу, что убийство 
урода изъ суев*р1я должно быть выделено особою статьею. 



3. Внутренняя сторона убШства. 

23* ПрОФ. ГольдендорФЪ. Особенною заслугою проекта считаю я 
отсутств]'е въ немъ случайнаго, ни на чемъ не основаннаго, и совершенно 
нелригоднаго дълешя уб!йства на умышленное и предумышленное. 



24« Про*. Шкоде. Кто проследить те постоянныя измйнешя, которымъ 
подвергалось въ теченш оголили значеше терминовъ германскаго уголовнаго 
орава: Моги и То<11»сЫа#; кто выяснить себ* глубокое различие въ смысл* 
этихъ выражешй по австр!йскому праву и германскому законодательству; 
кто обратить впимаше на т* перемены, который постоянно вносятся въ 
постановлешя австрШскаго проекта о видахъ умышленнаго убийства, и 
сообразить, сколько пререкашй и недоумйтй возникло въ теорш и положи- 
тшвомъ прав* пр поводу отличительныхъ прианаковгь предумышленнаго и 
аФФеггированнаго вядовь убийства; кто, наконецъ, сравнить неодинаковое 
опредыете этихъ понятШ въ практик* и уголовныхъ кодексахъ новййшаго 
времени, — тотъ, конечно, не только пойметъ, почему проектъ русскаго 
уложенш не принялъ озяаченныхъ выражешй и пон/гпй въ свои постансн 
ыешя, но и увидитъ въ атомъ громадную заслугу проекта. Отказъ проекта 
<иъ пошлая предурышленнаго убийства имъетъ, независимо оть вышепри- 
Чденныхъ еоображешй, еще и положительное основание— -отсутсуше въ 



30 Ст. 1. 

действующем^ русскомъ прав* того на чада, которое является причиною 
установлена особаго вида убийства по предумышленно въ западныхъ кодек- 
сахъ, а именно неприменение къ тягчайшимъ случаями убийства смертной 
казни. Въ русскомъ законодательств* понятие предумышленнаго убийства 
выделено было изъ общаго понятая убМства лишь въ 1846 г., причемъ 
понятно предумышленнаго убийства противопоставлено было, и притомъ 
совершенно неправильно, убийство аффектированное (Уложеше, изд. 1866 г., 
ст. 1450, 1455); этотъ недостатокъ отчасти исправленъ былъ закономъ 
23 Марта 1871 г., по которому умышленное убшство разделено на три вида: 
предумышленное, непредумышленное и аффектированное. Но и это делеше 
не принято проектомъ, такъ какъ определяемые имъ за убийство широше 
размеры наказашя даютъ суду полную возможность принять въ соображеше 
большую или меньшую степень злой воли убШцы. 



25* Проф. ФОНЪ-Лкстъ. Лишеше жизни есть одинъ изъ самыхъ 
определенныхъ и ясныхъ видовъ преступныхъ деянй. Поэтому и законо- 
датель долженъ определить поняпе лишешя жизни ясно, точно, и не 
затемнять его излишнею казуистикою. Съ этой точки зр*шя нельзя не 
отнестись съ полнымъ сочувств1емъ къ проекту за отказъ его отъ проведен- 
наго въ западноевропейскихъ кодексахъ различ1я между убшствомъ преду - 
мышленнымъ и учиненнымъ безъ предумышлешя. 



26* Товармщъ Председателя Тамбовскаго Окружяаго Суда фонъ- 
Ревоиъ. Соображешя, коими Редакцюнная Коммжая мотивируеть установле- 
те одного общаго вида умышленнаго убийства, по моему мнешю, вполне 
убедительны. Правда, нередко бываютъ случаи, въ которыхъ заранее обду- 
манное намерение, въ разлнч1е отъ простаго умысла, или, наоборотъ, отсут- 
ств1е предумышлешя, высказываются весьма рельефно; но за то не менее число 
и гёхъ, такъ сказать промежуточныхъ, сомнительиыхъ случаевъ, когда 
определить наличность или отсутсгае заранее обдуманнаго намерения 
более чемъ затруднительно: это знаютъ лучше всего криюшалисты- прак- 
тики, обязанные отдавать себе и присяжнымъ заседателямъ ясный и опреде- 
ленный отчетъ о существенныхъ признакахъ данного преступлешя. Поэтому, 
по крайней мере съ практической стороны, предложенное 1 ст. соединеше 
предумышленнаго и умышленнаго лишешя жизни въ одинъ общШ видь не 
можетъ вызвать противоречШ. 

То обстоятельство, что ни въ одномъ изъ действующихъ уголовныхъ 
ваконовъ не встречается подобнаго определения состава убийства, можетъ 



Ст. I. 31 

голько увеличить вашу благодарность Редакционной Коммисш, которая не 
побоялась оставить рутинный путь, чтобы дать намъ законъ бол*е простой и 
правильный. 



27# Редавдонный Коптеть Уголовнаго ОтдЪгокш С-Петербургокаго 

ГОрцжческаго Общества. При обсужденш ст. 4 въ Редакцюнномъ Комитет* 
статья эта оставлена безъ изм*нетй, причемъ членами Комитета К. Д. 
АнциФеровымъ, К. М. Гарткевичемъ, В. Н. Крестьяновымъ, Е. И. Утинымъ 
и Э. Я- Фуксомъ высказаны были по вопросу о предумышленности убгёства 

ДВа ОГВДуЮПрЯ ОСОбЫЯ МН*Н1Я: % 

1) К. Д. Анциферовъ, К. М. Гарткевичъ и В. И. Ерестьяновъ. 
Еще въ общей части проекта уголовнаго уложешя Коммиая отказалась 
огь мелкаго дроблены видовъ виновности по субъективному моменту 
(43 ст.) и признала только два крупные и р*зкохарактерные вида умысла. 
Но, при построены учешя объ убШств*, для Коммисш выдвинулся особый 
вопросы не слЬдуегь ли ч предумышлешю, хотя и не составляющему 
самостоятельна™ вида въ общемъ учеши объ умысл*, придать значеюе 
квалифицирующее, въ качеств* отгЬнва наиболее тяжкой виновности въ 
столь тяжкомъ преступлен^, какъ убШство? Стоя на почв* научной критики, 
Коммиая подвергла обстоятельному разсмотрЪшю учете о предумышлен- 
ности въ иностранныхъ и отечественном^ законодательствахъ и разрешила 
этогь вопросъ отрицательно. Коммию'я справедливо признала, что неустойчи- 
вость и разнообраз1е опредыешй понята предумышленности приводятъ 
только къ заключению о шаткости самаго принципа, на которомъ построено 
д*леше уб!Йства на предумышленное и простое. Притомъ же, полагаете 
Коммиая, какое бы ни было взято опред*лете предумышленности изъ числа 
существующихъ, оно все - таки или не будетъ охватывать вполн* вс*хъ 
явленШ, сюда относящихся, или же окажется слишкомъ широкимъ (Об. зап. 
стр. 9). Правда, ниже будетъ поводъ указать, что, не смотря на разнообразге 
к неустойчивость опред*лешй предумышленности, Коммиая все • таки 
приняла одно изъ такихъ опред*ленШ и рекомендуетъ его судебной прак- 
тик*. Точно также и некоторое несоотв*тств1е общихъ опредълешй въ 
угаювеомъ прав* съ разнообразйемъ явлешй, долженствующихъ группиро- 
ваться по нимъ, едва ли не составляетъ свойство, присущее почти вс*мъ 
общимъ опред*лешямъ. Во по скольку приведенный основашя служили 
разр*шешю вопроса о квалифицирующем^ значеши предумышленности въ 
убШств*, — они не могутъ быть не приняты. Отрицательное разр*шеше 
поставлеиваго вопроса является строго посл$довательнымъ въ развитш 
усвоенной КоммиЫею доктрины, по которой только таюя обстоятельства 



32 Ст. 1. 

могуть квалифицировать дЪяше, въ которыхъ сосредоточены крупные и 
постоянные признаки наиболее опасной виновности. 

2) Е. И. Утинъ и д. Я. Фуксъ. Необходимо сохранить существую- 
щую въ дфйствующемъ праве квалиоикащю предумышлешя въ убШствФ, 
въ качеств* особаго вида убШства, обложеннаго высшимъ наказашемъ. 
Въ сихъ видахъ желательно или разделить ст. 1 проекта соответственно 
на двЪ части, или ввести въ проектъ особую статью объ уб1йств* пре- 
думышленному или, наконецъ, включить предумышленное убШство въ 
составъ 2-й статьи проекта. 



28. Московское Юридпесное Общество. При обсужденш ст. 4 проекта, 

членъ Общества Д. А. 4Р иль нашелъ необходимымъ удержать въ закон* 
дЪлеше убШства на предумышленное и умышленное. Лицо, совершающее 
убШство съ заранее обдуманнымъ намЪреюемъ, съ значительными пригото- 
влетями,гЁмъсамымъ обнаруживаетъ более испорченную порочную органи- 
зацию, а потому по отношетю къ нему и должны быть приняты более 
сильный меры исправлешя. 

А. М. Фалькобшй поддержалъ редакцго проекта, замечая, что, кто 
знакомъ съ судебной практикой, тотъ хорошо знаетъ, какъ трудно провести 
границу между убШствомъ предумышленнымъ и умышленнымъ. 

В. М. Пржевальскгй указалъ, что хотя делете убйства на умышленное 
и предумышленное существуетъ въ западно- европейскихъ кодексахъ, но, 
какъ замечаетъ Гольцендорфъ, удержание этого рода различая объясняется не 
столько существомъ дела, сколько гуманнымъ стремлешемъ ограничить кругъ 
применения смертной казни, назначаемой этими кодексами за предумышлен- 
ное убШство. 

А. К. Вульферть заметилъ, что Коммиая, исключивъ предумышленное 
убШство, какъ особый видъ умышленнаго лишенгя жизни, темь самымъ не 
устранила всякое значеше предумышлешя. Несомненно, что при обсуждеши 
того или другаго случая убШства придется обратить внимаше и на преду - 
мышлеше, если имъ особо характеризуется данный случай и оно должно, 
будетъ отразиться на мере наказания, но строить законодательное делете 
преступлен^ на такомъ шаткомъ и трудно уловимомъ признаки, какъ 
предумышлеше, невозможно. Сославшись, въ подтверждение неудовлетвори- 

* 

тельности признака предумышленности, на мнешя ГольцендорФа, Бернера и 



Ст. I. 33 

1ода, ораторъ добавил, что не предумышлеше само по себ* представдяетъ 
важность въ каясдомъ отдЫьномъ случае, но мотивъ преступлен! я. 

За поправку Д. Л. Дриля подано было 2 голоса противъ 22. 



29» Про*. Вадьбергъ. Признавая постановления проекта о лишенш 
жизни въ общемъ вполне правильными, я, однако, считаю необходимымъ 
высказаться за сохранение и на будущее время въ русскомъ законодательстве 
принягаго дъйствующимъ Уложешемъ о Наказашяхъ принципа выдЪлешя 
предумышленнаго убшства изъ общаго понят объ умышленномъ лишенш 
жизни. Взгллдъ мой на необходимость сохранетя этого принципа основы- 
вается исключительно на соображешяхъ уголовной политики и совершенно 
чуждъ какимъ либо умозрФюямъ относительно психолопи предумышленнаго 
убшства и отлич1я его, по степени злой воли, отъ убШства аФФектирован- 
наго. 

Конечно, въ русскомъ законодательств* деление убгёства на предумыш- 
ленное и учиненное безъ предумышлешя не столь существенно, какъ въ 
ааконодательствахъ другихъ государствъ, гдъ смертная казнь им$етъ более 
широкую область примЪнеш'я, нежели въ Росой, но нельзя забывать, что 
главное значеше оно имФетъ не въ вопросе о степени уголовной кары, опреде- 
ляемой за убШство, а въ вопросахъ о виновности и о доказательствах^ 

Различ1е, по степени злой воли, между убШствомъ предумышленнымъ 
и убШствомъ, учиненнымъ безъ предумышлешя, не всегда, безъ сомнешя, 
обусловливается единственно признакомъ предумышлешя, но, съ другой сто- 
роны, нельзя отрицать и того Факта, что сильное душевное волнеше, хтрекш, 
безусловно исключаетъ предумышленность действия, являясь причиною необ- 
думанныхъ, внезапно совершаемыхъ поступковъ, чего нельзя сказать про 
оостояше страсти (ЬеМепбсЪай) 1 ). Аффектированное состояше имеетъ 
острый характеръ, между темь какъ состояше страсти есть обычная склон- 
ность лица, пр10бретенная имъ по собственной вине и не исключающая воз- 
можности зрелаго обдумывашя действШ. Одного этого соображетя достаточно 
для того, чтобы признать различ1е, по степени злой воли, между двумя пре- 
ступлешями, изъ коихъ одно задумано и выполнено подъ вл1яшемъ страсти, 



*) Относительно лица, вовлечевнаго въ совершеше преступлетя аФФектированныиъ 
состояшемъ, можно съ достоверностью сказать, что оно желало совершить только частицу 
того, что действительно совершило, и что оно даже не желало наступлетя гбхъ последствий, 
который вызваны были его дт>йств[ями, или, если и желало, то не всвхъ этихъ посл*бдств!й, а 

ЛШЬ ГБЮТОрЫХЪ изъ нихъ. 

Сводъ Злмгчлшй, Т. I. 3 



и Ст. I. 

а другое въ состоянии внезапно явившагося аФФекта, хотя, конечно, бываютъ 
случаи, когда и состояше страсти и аФФектъ бываютъ совместною причиною 

ОДНОГО И ТОГО Же ДЁЙСТВ1Я. 

Если, такимъ образомъ, различное значеше обоихъ видовъ виновности 
при убШстве определяется признакомъ наличности предумышлешя, то этотъ 
же признакъ долженъ найти себе выражеше и въ соразмерности определяе- 
мыхъ за эти виды наказашй, такъ какъ мера наказатя должна быть въ со- 
ответствш со степенью виновности. Назначеше одного и того же рода нака- 

ан1я за оба вида убшства съ различ!емъ лишь въ сроке не удовлетворить 

того требовашя. 

Исключать изъ законодательнаго языка традицюнное, вызывающее 
ужасъ и отвращеше въ народахъ Европы слово «Мои!» было бы едва ли 
правильно, потому что выражеше: «умышленное убийство (уогейЫюЪе 
ТбсИдшд) » ослабляетъ этическое значеше понят предумышленнаго убгё- 
ства въ представлении массы. Нравственное отвращеше къ убгёству, хладно- 
кровно и безпощадно обдуманному и зверски выполненному, заставляетъ 
массу населешя инстинктивно чувствовать, что такое убийство должно влечь 
за собою совершенно особое наказаше (МогйвЪгаГе) , отличное отъ наказашя 
за уб]йство вообще. Говоря это, мы далеки отъ мысли требовать назначешя 
за предумышленное убийство смертной казни; мы считаемъ лишь необходи- 
мымъ облагать заранее обдуманное и хладнокровно выполненное убшство 
особымъ родомъ наказания, отличнымъ отъ рода наказашя, определяемаго за 
проч1е виды убШства, потому что, если заведомые злодеи будутъ подвер- 
гаемы одному и тому же роду наказашя и содержимы въ одномъ и томъ 
же месте заключешя, какъ и лица, вовлеченныя въ совершеше убшства 
порывомъ достигшаго высокой степени развитш аФФекта, и до совершешя 
этого уб1Йства имевпня незапятнанную репутащю, то результатомъ такой 
деятельности уголовнаго правосуд1я будетъ лишь уничтожение въ обществен- 
номъ сознанш вполне правильнаго этическаго пошгпя о различш между 
разсматриваемыми двумя видами убшства во вредъ народной нравственности 
и этическаго достоинства карательной власти государства. Нельзя не заметить 
также, что если въ законе не проведено различ1я между убШствомъ преду мыш- 
леннымъ и умышленнымъ, то все соучастники убийства предумышленнаго 
должны быть признаваемы виновными въ умышленномъ убгёстве и (при отсут- 
ств1и обстоятельствъ, указанныхъ въ ст. 2) должны быть подвергаемы одному 
и тому же наказашю за учасйе въ немъ, хотя бы личная виновность каждаго 
изъ нихъ, со стороны внутренней, была въ высокой степени различна, прояв- 
ляясь то въ дерзкой отваге, то кь порыве страсти и раздражешя,товъ хладно- 
кровной злобе,и т. д. Не смотря на явное различ1е въ виновности отдельныхъ 



Ст. I. 35 

соучастников убийства, вей они должны быть осуждены какъ совиновники или 
соучастники убийства умышленнаго, причем!» никакого значеюя не долженъ 
вм*гь вопросъ отомъ, какими признаками внутренней стороны характеризуется 
этоубйство: зрЪлообдуманнымъзаран'Ьенам'Ърешемъ, разсчитаннымънапередъ 
планомъ д*йств1я, или порывомъ страсти и раздражен! я, отсутстшемъ пред* 
умышлешя, — вопросъ столь необходимый, въ видахъ соответственна™ опре* 
д*летя степени виновности каждаго соучастника и соразмърнаго назначения 
югь меры наказа шя. Разве при такихъ услов1Яхъ не долженъ будегь судья # 
въ порядке процесса, вступить именно на тотъ путь, который оставленъ 
законодателемъ? 

Конечно, не делать различ1Я по наказанш между убШствомъ предумыш- 
деннымъ и умышленнымъ, въ виду возможности случаевъ, когда виновность 
умышленнаго убМцы больше виновности убШцы предумышленнаго,* пр1емъ 
весьма удобный и простой, темъ не менее, однако, представляется весьма 
сомвительнымъ, правильно ли съ точки зрЪшя законодательной — уравнивать 
въ наказанш два отличныя другъ отъ друга деяшя. 

Такимъ образомъ, постановлешя проекта объ убшстве вызываютъ лишь 
изложенный выше соображешя въ пользу назначешя особаго наказан] я за 
убйство предумышленное на ряду съ каторгой за убшство умышленное 
вообще, съ сохранешемъ при этомъ въ самомъ законе указашя на различ1е 
между этими двумя видами убШства; во всехъ же прочихъ отношешяхъ эти 
постановлешя являются значительнымъ шагомъ впередъ на пути развития 
европейскаго уголовнаго законодательства. 



30» Про*. С. Майеръ. Одною изъ особенностей постановки въ проект! 
Редакционной Коммисш правилъ о лишенш жизни является отсутствхе въ 
немъ делетя убйсгва на убийство предумышленное и убийство, учиненное 
безъ предумышлешя. Мне кажется, что исключеше этого делешя изъ уго- 
ловнаго кодекса едва ли правильно, такъ какъ , устанавливая уголовную репрес- 
сию противъ убийства предумышленнаго, законодатель не долженъ обращать 
вниматя ни на вопросъ о томъ, где следуетъ полагать центръ тяжести этого 
видаубгёства — въпредумышленшли,предшествующемъ акту лишешя жизни, 
или въ зреломъ, спокойномъ разсуждеши при совершеши внешняго действия, 
ни на вопросъ о трудности установлешя Факта предумышлетя въ каждомъ 
отдьльномъ случае, хотя, безъ сомнешя, установить этотъ фяктъ бываетъ не- 
рвно невозможно. Конечно, создаше одного вида умышленнаго убшства 
значительно облегчаетъ построеюе всего отдела карательныхъ правилъ о 
ляшеши жизни, который въ действительности и поставленъ въ проекте съ 



36 Ст. 1. 

внешней стороны несомненно искусно и умело, но оно всетаки не уничто- 
жить въ понятш народа противоположения между убШствомъ съ заранее 
обдуманнымъ намерешемъ и убШствомъ непредумышленным!». Равнымъ 
обраэомъ, и то обстоятельство, что по действующему русскому праву убШ- 
ство предумышленное облагается срочною каторгою, не можетъ оправдывать 
попытки проекта соединить два различныхъ между собою вида убШства въ 
одинъ. Наконецъ, встречавшаяся, при установлении Факта предумышленности 
убШства, процессуальныя затруднения, — которыя, в про чем ъ, нельзя назвать 
непреодолимыми, какъ это показы ваетъ опытъ Французскаго , и германскаго* 
права, — едва ли могутъ служить для законодателя основашемъ къ отказу отъ 
постановки убШства съ заранее обдуманнымъ намерешемъ во главе лишешя 
жизни, въ качестве квалиФицированнаго его вида. Признать же этотъ квалифи- 
цирующей моментъ обстоятельствомъ, вл1яющимъ на меру наказашя, опреде- 
леннаго за убШство вообще, будетъ недостаточно, ибо такое признание ни въ 
какомъ случае не удовлетворить народнаго требовашя, чтобы тягчайшее изъ 
злодеянШ противъ личности было заклеймено и особо строгимъ постанов л ешемъ 
закона. По проекту, убШство предумышленное подходить подъ общее поняп'е 
умышленнаго убШства и,какъ таковое, наказывается каторгою не нижевлетъ,. 
т. е. отъ8 до 1 5 летъ, следовательно мягче, чемъ даже по действующему закону , 
который определяете за этотъ видъ убШства каторгу отъ 1 6 — 20 летъ. Намь 
кажется, что такое приравнеше по наказашю убШства предумышленнаго къ 
убШству , учиненному безъ заранее обдуманнаго намереюя, едва ли согласуется 
съ правовымъ сознашемъ народа; оно поведетъ къ тому, что судъ въ праве 
будетъ назначать за предумышленное убШство, при наличности уменынаю- 
щихъ вину обстоятельствъ, каторгу на срокъ до 5 летъ. Отказъ современ- 
ныхъ кодексовъ (ср. венгерскш) отъ назначешя абсолютно-определенной 
санкцш даже при убШстве предумышленномъ, въ видахъ индивидуализацш 
наказашя, составляетъ безъ сомнешя важный шагъ впередъ на пути разви- 
тая уголовнаго законодательства; но темъ не менее нельзя одобрить поднаго 
уравнешя по наказаюю убШства предумышленнаго, учиненнаго при умень- 
шающихъ вину обстоятельствахъ, съ убШствомъ, совершеннымъ при подоб- 
ныхъ же обстоятельствахъ, но безъ преду мышлешя, потому что такое урав- 
неше равносильно полному игнорирована состава предумышленнаго убШ- 
ства, который нисколько не изменяется даже при включенш предумышлен- 
наго убшства въ общее поняйе убШства умышленнаго; такое уравнение — 
повторяю я — равносильно уничтожешю границы между убШствомъ преду - 
мышленнымъ и убШствомъ, учиненнымъ безъ заранее обдуманнаго намере- 
ния. Если предумышленное убШство не будетъ предусмотрено особо, то 
нередко встретятся такого рода случаи, когда решившийся совершить убш- 



Ст. 1. зт 

ство не остановится передъ совершевдемъ его съ заранее обдуманнымъ нам-в- 
решеигь, зная, что его деисте будегь подведено подъ общее понята убгёства 
и повлечете за собою общее накаэаше, за убийство положенное. Не отвер- 
гая вовсе гьхъ соображений противъ отд&лешя убийства предумышленная* 
огь убгёства, учиненнаго безъ предумышлешя, которыя основаны на науч- 
ныхъ данныхъ и уголовноправовой психологш, я признаю, однако, что эти 
шбражешя ногугь имФть значеше лишь для конкретныхъ случаевъ судеб- 
ной практики и должны быть всегда въ виду суда, самый же принципъ 
постановки предумышленнаго убШства во глав* преступныхъ дфяшй про- 
тивъ жизни и назначения за него особаго наказашя не можетъ быть отвер- 
гнуть законодателемъ. 

Если бы составители проекта не признали возможнымъ отказаться отъ 
соединешя обоихъ видовъ убШства въ одномъ общемъ родовомъ понятш, то 
следовало бы по крайней м-Вр* предусмотреть предумышленное убийство въ 
ст. 2, въ чиогё случаевъ квалиФицированнаго убийства, такъ какъ, безъ 
сомнъшя, этотъ видь убШства, по своему важному внутреннему квалифи- 
цирующему моменту., заслуживаете большего внимашя, чФмъ некоторые изъ 
указанныхъ въ ст. 2 видовъ убгёства, квалиФикащя которыхъ обусловли- 
вается простымъ случаемъ. 

Составители проекта, принявъ въ основание дравилъ объ убйств'Ь систему 
юедянешя убшства предумышленнаго и убШства безъ заранее обдуманнаго 
нам*реюя въ одно общее родовое понята, впали, по моему мнфшю, въ значи- 
тельную ошибку, которую однако есть еще время исправить. Теоретичесюя 
достоинства этой системы не будутъ въ состоянш загладить гёхъ опасныхъ 
послъдствш, которыя произойдутъ отъ нея на практики. Проектъ австрШ- 
схаго кодекса 1874- г. также пытался создать одно общее родовое понят 
умышленнаго убШства, а убйство предумышленное разсматривалъ какъ ква- 
лифицированный видъ его (§ 223) , но при обсужденш этого проекта въ 
лшгь депутатовъ признано было необходимымъ замигать принятую въ 
немъ систему простымъ и естественнымъ началомъ отдФлетя двухъ видовъ 
убШства, предумышленнаго и учиненнаго безъ предумышлешя. 



31* Проф. Палаузовъ. Существенное нововведете нашего проекта 
состоять въ упразднеши особаго законнаго понят о томъ вид* умышлен- 
наго убгёства, которое у насъ называйте убШствомъ «съ обдуманнымъ зара- 
н-Ье намърешемъ или умысломъ», у нЪмцевъ — Моги, у Французовъ — авзаз- 
8ша1 и проч. Статья 1-я проекта, назначая каторгу отъ 8 до 15 л*тъ за 
умышленное убШство, предоставляетъ судь*, при установленш ^иап1;ит , а 
ваказашя, принимать въ разсчетъ, между прочимъ, и моментъ обдуманности 



38 Ст. 1. 

действш подсуДвмаго, хладнокров1е, выказанное имъ прр совершеши зло- 
деяшя и проч. *). Однимъ словомъ, выражаясь технически, мы можемъ 
сказать, что моментъ обдуманности (ПеЬег1е^ип^) изъ обстоятельства, ква- 
лиФицирующаго преступление, сталъ обстбятельствомъ, вл1яющимъ лишь на 
меру наказашя (81гаЬитев8ип#а#тип<1) , 

Это сделано, какъ поясняютъ мотивы, въ виду того, что «делеше убий- 
ства на предумышленное и непредумышленное въ самомъ своемъ принципе 
не имеетъ достаточныхъ основаш'й». На эту мысль, по мнешю Коммисш, 
наводить уже отсутсгае однообразия, неустойчивость определешя видовъ 
умысла въ разныхъ законодательствахъ. «Внимательное же раэемотреше 
отдельныхъ случаевъ убшства, встречающихся въ жизни, убеждаетъ насъ, 
говорятъ редакторы проекта, сверхъ того, что какое бы мы ни взяли изъ 
существующихъ определен^ предумышленности, оно окажется или неохва- 
тывающимъ всехъ случаевъ убШства, въ которыхъ энерпя преступной воли 
представляется наиболее опасною, или же столь широкимъ, что не предста- 
вляется возможнымъ провести точную границу между умышленнымъ и пре- 
думышленнымъ лишешемъ жизни *)». Наконецъ, въ числи мотивовъ къ 
упразднению особаго вида умышлениаго убшства по признаку обдуманности 
выполнешя, редакторы ссылаются и на фэктъ сравнительно недавняго по- 
явлешя въ законодательствахъ делетя убШства на умышленное и предумы- 
шленное 3 ). 

Мы не будемъ останавливаться на посл'Ьднемъ, заимствованномъ въ 
исторш, аргументе : не одно ведь разсматриваемое понятге чуждо народнымъ 
правамъ, вообще — старому уголовному праву. Для насъ важнее утверждеше 
Коммисш о принципиальной неосновательности делешя умышлениаго убийства 
на виды. Къ сожалению, КоммиЫя, намъ кажется, недостаточно обосновала 
это свое утверждение. Ссылка ея на отсутсше однообразной Формулы въ 
разныхъ законодательствахъ не говоритъ противъ делешя именно въ прин- 
ципе, ибо мало ли въ принципе верныхъ понятий уголовнаго права не нашло 
себе тождественнаго выражешя въ кодексахъ разныхъ временъ и народовъ. 
Во многихъ случаяхъ криминалисту приходится иметь дело съ разнообра- 
З1емъ определенШ, но это разнообраз1е само по себе ничего не говоритъ 
противъ жизненности определяемыхъ понятш въ самомъ ихъ корне, въ 

принципе. 

Въ данномъ случае обстановка такова, что, несмотря на это разно- 



*) Объясвешя къ проекту Ред. Коммисш, стр. 13. 
•) Нис!., стр. 9. 
*)!№<!., стр. 10 исхЬД. 



Ст. 1. 1» 

образ1е законныхъ опред'Ёлетй, едва ли можно согласиться съ мысль 
негодности дъдешя умышленнаго убгёства на виды въ принципе. 

Мы говоримъ зд1юь о сашщш, связываемой иностранными законодатель- 
ствами съ этими двумя видами умышленнаго убгёства: за Моги, азвавзгаа! 
полагается смертная казнь 1 ) , за ТоДвсЫад, теийге — срочное или пожиз- 
ненное лишете свободы *) . Такимъ обраэомъ, по накаэатямъ эти два вида 
уиышеннаго убШства отделены цФлою пропастью, ибо смертная казнь и 
каторга — навазашя, такъ сказать, между собою несоиэмЪримыя, несмежный. 
Между тёмъ никто не сомневается, что самыя Формы вины, самыя понят1я 
Моги и ТЫвсЫа^ и проч. суть именно поняня смежный; никто не сомне- 
вается, что между крайними случаями, между резкими выражешями каж- 
даго нзъ этихъ понятШ лежитъ много случаевъ, въ которыхъ одно изъ нихъ 
постепенно переходить въ другое. Мы не ошибемся, если скажемъ, что 
именно назначеше смертной казни за предумышленное убшство и было глав- 
нёйпшмъ мотивомъ для гёхъ нападокъ, которыя посыпались на самое д$ле- 
ше умышленнаго убшства на эти два вида. Сами редакторы цитируютъ слова 
профессора Шютце, въ котбрыхъ этотъ криминалиста указываетъ на ту 
аномалю, что, не смотря на близость МопГа къ Той§сЫа^'у, въ первомъ 
(иучаъ назначается смертная казнь, а во второмъ — срочное лишеше свободы. 

Можно, такимъ образомъ, утверждать, что, не будь такой глубокой раз- 
ницы въ наказашяхъ за эти два вида убШства, не было бы и этихъ нападокъ 
на дЪлеше. Во всякомъ случае, всё почти европейсюя законодательства такъ 
живо чувствуютъ различ1е между этимр двумя видами убшства, что даютъ 
дЪлешю такое резкое выражеше, что и до сихъ поръ не отказываются отъ 
этого дъ*ешя. А эта настойчивость, въ нашихъ глазахъ, является довольно 
йскимъ указашемъ на то, чтб, не смотря на различ1е въ подробностяхъ Фор- 
мулировки, самый критерш д-Ёлешя, въ принцип*, обладаетъ большою живу- 
честью, им'Ёетъ за себя изв'ёстныя основашя. 

Отказьгааться отъ дЪлешя нётъ надобности именно нашему законода- 
телю. Въ самомъ д'ёл*, въ будущемъ нашемъ уложенш, какъ и въ действую- 
щему о вышеуказанной аномалш и речи быть не можетъ, такъ какъ смертная 
казнь вовсе не назначается за подобный преступлешя. У насъ, следова- 
тельно, смежность между Формами вины получила бы свое выражеше въ 
смежности положенныхъ за нихъ накаэашй, что, конечно, было бы вполне 
нормальнымъ. 



1 ) См. 81га%е8е1гЬисЬ Гиг (Заз йеи18сЬе НегсЬ, $ 211; Сос!е рёпа1, аг1. 302. 
*) 5(гаГ§ез. Г. д. д. К., $ 212; Соде р., аг1. 304 1п бае. 



40 Ст. 1. 

Вопросъ, такимъ обраэомъ, сводится къ раскрытие принципа, идеи 
этого делешя, а затемъ— Формулы его. 

Прищипъ этотъ выраженъ самими редакторами проекта, когда они 
советуютъ судье принимать въ разечетъ «обдуманность действй подсуди- 
уаго, хладнокров1е, выказанное имъ при совершеши злодеяшя» и т. п., какъ 
свидетельство «объ особой энерпи порочныхъ свойствъ его характера или 
объ особо злостномъ -направлен»! его воли» 1 ). Здесь речь идетъ о той идее, 
которая находить свое осуществлеше и въ выделенш убШства въ аффекте 
въ особый видъ умышленнаго убгёства; это — та же идея, которая находить 
себе признаше и со стороны редакторовъ разбираемаго проекта, и именно не 
какъ З^гаГгшпевзип^в^гшк! только, а какъ моментъ, квалиФицирующШ пре- 
ступлеше (ст. 3 проекта). 

Вообще, если современное уголовное право караетъ не матер1альный 
Фактъ, а выразившуюся въ немъ злую волю, то интенсивность, энерпя ея 
является существеннымъ моментомъ. Свидетельствомъ же объ этой энерпи 
не можетъ не явиться большая или меньшая обдуманность, хладнокров1е 
исполнешя и проч. Чемъ менее виновный находился въ зависимости отъ 
ВЛ1ЯН1Я страсти, аффекта, чемъ более онъ обнаружилъ разеудочной деятель- 
ности при совершенш злодеяшя, темъ более деяше его отражаеть на себе 
внутреннюю его нравственную природу, темъ менее оно можетъ быть отне- 
сено къ постороннимъ обстоятельствамъ и вл1ятямъ. 

Эта идея и лежитъ въ основе делешя умысла на виды, оттенки, «имею- 
ще, по словамъ Н. С. Таганцева, значеше для вменешя и видоизменяюпце 
умышленную вину не только количественно, но и качественно» *). 

Мы, такимъ образомъ, не можемъ согласиться съ ГольцендорФОмъ, 
категорически утверждающимъ, что «психологическое различеше не при- 
годно для уголовной юстиц1и 3 ) » , потому что при консеквентномъ проведеши 
этой идеи пришлось бы карать явно невменяемыхъ людей. Мы согласны съ 
этимъ криминалистомъ, когда онъ оттеняетъ важность мотивовъ деятя. Но 
въ уголовномъ праве важное значеше должно признавать и за психологиче- 
скими моментомъ, въ данномъ случае за большею или меньшею обдуман- 
ностью деяшя. 



') Объяснешя, стр. 13. 

•) Си. Таганцева, Курсъ русскаго уголовнаго права, вып. 2, стр. 51; также покойнаго 
проФ. Кистяковскаго, Элементарный учебникъ общаго уголовнаго права, часть общая, 1882 г., 
$$189 и 190. 

•) у. НоИгепаог?, Баз УегЬгесЬеп Дез Могаез ип<1 (Не То4езз1гаГе, ВегИп, 1875, стр. 263. 



Ст. 1. И 

Обращаясь п Формулировки этой идеи, мы должны прежде всего усло- 
виться на счетъ степени точности искомой Формулы. 

Мы думаемъ, что, пока наука и законодательства не выработали мате- 
матически точныхъ Форму хь для такихъ, на прим. , понятШ, какъ приготовле- 
те въ отличге огь покушешя и проч., понятШ, различающихся по своимъ 
посхёдств1Ямъ для подсудимаго еще бол*е существенно, ч*мъ обдуманное 
убийство отъ убШства, просто умышленнаго,— нельзя требовать такой точно- 
сти, опред'&ленности и для Форму лъ еп ^ие8^^оп. 

Намъ кажется, что лучшею Формулою является опредЪлеше, даваемое 
211-ю статъею германскаго уголовнаго уложешя. Какъ справедливо разсуж- 
даегьпроФ. Гольцендорфъ, она требуетъ и предварительнаго составлешя 
плава, и непрерывной обдуманности дФйствШ 1 ) . 

Мы, впрочемъ, не были бы и противъ упразднетя особаго вида обду- 
маннаго убШства, какъ и убийства въ состояши аффекта, если бы тахшшт 
и ттштт наказаны были на столько велики, на сколько этого можетъ тре- 
бовать справедливость. Но д'ёло именно въ томъ, что, при теперешнемъ 
тежсгЁ 4 и 2 ст. проекта, судья не можетъ осуществить справедливости. Въ 
самомъ дел*, по проекту (ст. 2) судья можетъ. назначить болтъе 15 лить 
каторги виновному въ убийств* съ корыстною цфлью и не можетъ этого сде- 
лать по отношешю къ человеку, совершившему это преступление съ высшею 
степенью обдуманности и хладнокровия и съ целью, хотя и не корыстною, 
но также низкою. 

На основании изложеннаго мы предложили бы включить во 2 ст. проекта 
еще одинъ пунктъ, касающийся убШства, выполненнаго обдуманно. Въ 
таконъ случай группа этихъ первыхъ 3-хъ статей проекта охватывала бы 
три вида умышленнаго убийства: 1) убШство по внезапному умыслу, т. е. 
нормальный видь умышленнаго убШства (1-я ст.), 2) умышленное убШство, 
выпошенное обдуманно (проектируемый пунктъ 2-й ст.), и 3) убШство въ 
аффект* (ст. 3). 



32* Ужане&й Окружный Судъ. Редакцюнная КоммиЫя, поели 
обсуждешя вопроса о раадфленш умышленнаго лишетя жизни на предумыш- 
ленное и непредумышленное въ виду того, что таковое раздйлеше часто воз- 
буждаетъ сомн^ше, въ особенности со стороны практической его пригод- 



! ) у. НоИгепдогЯ'з НапдЬосЬ <1в8 деШзсЬеп 81га!гесЫз 1п ЕшгеЬеИгё'веп, т. Ш, стр. 427 
■ел. ср. тажже V. 1лв21, ЬеЬгЬисЬ дев йеиСвсЬео 31га!гбсЬ(в, 1884, стр. 297. 



42 Ст. и 

ности, признала болье цълесообравнымъ подвести оба эти случая подъ общее 
понят1е умышленнаго убйства. - Вполне соглашаясь, что часто бываетъ 
затруднительно определить наличность или отсутсте заранее обдуманнаго 
намерен 1я, тФмъ не мен*е нельзя отвергать и того, что нередко наличность 
предумышлетя или его отсутсгае высказываются весьма рФзко. Поэтому и въ 
виду важности преступлетя, предусмотр1данаго этою статьею, желательно бы 
было, чтобы ст. 1 была раздоена на двФ части, изъ коихъ первая предусматри- 
вала бы предумышленное убйство, а вторая — убйство безъ заранее обдуман- 
наго нам*ретя. Съ практической стороны такое раздълеше врядъ ли можетъ 
повлечь за собою затруднеюя, такъ какъ въ оомнительныхъ случаяхъ судьи 
совести, пользуясь правомъ, предоставленнымъ имъ ст. 812 Уст. Уг. Суд., 

* 

всегда могутъ отвергнуть предумышленность и тогда вместо предумышлен- 
наго уб!йства останется убШство безъ обдуманнаго заранее намФрешя. Или 
же въ такихъ случаяхъ и самый обвинительный актъ можетъ Формулиро- 
ваться по 2 ч. 1 статьи. 

ч 

Оставляя же 1-ю статью въ той Форм*ь, какъ она предложена Редакцюн- 
ною Коммиаею, нужно признать: или что судьямъ слФдуетъ предоставить 
болЪе широкш просторъ въ прим^ненш наказашя не только относительно 
низшаго, но и относительно высшаго его размера или что особую предумыш- 
ленность сл'бдуетъ ввести во 2 статью проекта, какъ квалифицирующее 
обстоятельство. 



33* Председатель Ставропольского Окружного Суда Бусло. Признавая 

вполне, что нФтъ надобности, умышленное убийство дЪлить на предумыш- 
ленное и просто умышленное, я не могу согласиться съ предположешемъ 
Коммисш совершенно исключить изъ уложешя самое понятие о предумыш- 
ленномъ убшств*. По моему мнйшю, предумышлеше во всякомъ случае 
усиливаетъ значеше преступности дЪяшя, такъ какъ оно служитъ несо- 
мнённымъ признакомъ особой напряженности злой воли. Совершенно вфрно 
приведенное въ объяснетяхъ (страница 9) заключеше Напз'а, что преду- 
мышленность, сама по себя, не придаетъ дЪянш вначетя особенно тяжкаго 
преступления и потому, какъ сказалъ я выше, кётъ надобности выделять 
предумышленное убШство въ особый видъ преступлен! я (хотя такое дълеше 
удерживается во всёхъ кодексахъ); но на предумышлеше должно быть 
указано въ закон* какъ на обстоятельство, увеличивающее вину, и самъ 
Гаузъ говорить далФе, что оно является однимъ изъ обстоятельствъ, кото- 
рый должны быть раэсмотрфны присяжными; а какъ же вопросъ о преду мы- 



Ст. I. 45 

шленш можетъ быть предложенъ на разрешете присяжныхъ, если на нега 
не будегь сделано укаэаше, какъ на особо увеличивающее вину обстоятель- 
ство (статья 755 Устава Уголовнаго Судопроизводства)? Правда, въ объ- 
яснетяхъ (страница 1 3) говорится, что, благодаря уничтожению въ проекти- 
руемой ныне лестнице наказашй делешя отдельных* родовъ наказашя на 
степени, судъ можетъ, при назначении меры наказашя, принять во внима- 
ние обстоятельство, свидетельствующее объ укоренеши въ подсудимомъ пре- 
ступныхъ наклонностей, объ особой энерпи порочны хъ свойствъ его харак- 
тера, или объ особо злостномъ ваправлеши его воли. Но, во 1-хъ, какъ судъ 
можетъ воспользоваться правомъ — принять во внимаше, для усилешя нака- 
зашя, такое обстоятельство, на которое законъ не указываетъ, какъ на уве- 
личивающее вину, и о которомъ судъ, следовательно, не можетъ и предло- 
жить вопроса присяжнымъ заседателямъ? Во 2-хъ, мог уть, и нередко, встре- 
чаться таюе случаи, въ которыхъ предумышлеше не будетъ достаточно 
свидетельствовать ни объ укоренеши въ подсудимомъ порочныхъ наклонно- 
стей, ни объ особой порочности его характера, ни объ особо злостномъ 
вообще ваправлеши злой его воли; а только лишь объ особой напряженно- 
сти этой воли въ данномъ случае, руководимой какими либо безнравствен- 
ными побуждешями; тогда оно, само по себе, и не будетъ считаться увеличи- 
вающимъ вину обстоятельствомъ; а это едва ли будетъ справедливо. И въ 
3-хъ, въ общей части проекта уложешя ничего не говорится о томъ, въ 
какнхъ пределахъ судъ можетъ осуществлять свое право въ назначеши 
меры наказашя, такъ какъ указанъ только способъ смягчешя таковаго въ 
виду обстоятельствъ уменьшающихъ вину (статья 53); а какъ нужно посту- 
пать при избрании меры наказания въ пределахъ установленныхъ закономъ — 
ничего не говорится; но можно думать, что такое право суда весьма ограни- 
чено, потому что только при наличности такихъ важныхъ увеличивающихъ 
вину обстоятельствъ, какъ совокупность и повторение преступлен^ (который 
только и предусмотрены общею частно уложешя), судъ можетъ — при назна- 
чеши однородныхъ наказаний за несколько преступлений — увеличить тягчай- 
шее, если таковое будетъ заключаться въ срочномъ лишеши свободы, и 
только на одинъ годъ. Только въ такомъ лишь случае, когда подсудимый 
окажется виновнымъ въ несколькихъ, особо указанныхъ въ законе преступ- 
ныхъ деяшдхъ, и совершить ихъ по привычке къ преступной деятельности, 
или всхбдств1е обращешя последней въ ремесло, т. е. въ весьма важныхъ 
случаяхъ (статья 56 общей части), суду предоставляется возвысить тягчай- 
шее наказаше до высшаго предела того рода наказания; следовательно, 
нужно, чтобы подсудимый совершилъ два и более предумышленных* 
убшствъ, хотя бы даже и наказанныхъ уже, для того, чтобы судъ имелъ 



и Ст. 1. 

право приговорить его въ каторгу на 15 летъ и только въ техъ, конечно» 
чрезвычайно редкихъ случаяхъ, когда опасность и испорченность преступ- 
ника достигнетъ наивысшихъ размеровъ, суду предоставляется право уве- 
личить срокъ каторги до 20 летъ, т. е. до того размера, который, по 
ныне действующему уложешю, судъ можетъ назначить за одно предумы- 
шленное убийство, безъ особо увеличивающихъ вину обстоятельствъ. 



34. Чершговсий Окружный Судъ ж местные Присяжные Пов*- 

ренные. Разделяя вполне взглядъ проекта уложешя на несущественность 
различ!я между предумышленнымъ и умышленнымъ убгёствомъ, едва ли 
возможно согласиться съ темъ, чтрбы смешивать убШство совершаемое по 
прямому и не прямому умыслу. Если нельзя сомневаться въ существовали 
намерешя лишить жизни другаго, когда, напри меръ, одно лицо направляетъ 
свой выстрелъ въ упоръ другаго изъ огнестрельнаго оруж1Л, то о налично- 
сти действительна™ умысла нельзя еще съ достоверности заключать въ 
следующему напр., случае: одинъ человекъ сталкиваетъ другаго въ глу- 
бину реки. Хотя бы въ первомъ случае и не наступил? смерть лица, въ 
упоръ котораго произведенъ выстрелъ, а результатомъ было одно поранете 
его и даже отсутств1е вовсе вредныхъ последствШ, однако отъ этого еще не 
можетъ подлежать сомнешю или оспаривашю действительное намереше 
субъекта, произведшего выстрелъ. Равнымъ образомъ, и во второмъ случае, 
хотя бы человекъ, брошенный въ глубину реки, и утонулъ, нельзя еще съ 
несомненности сказать, чтобы лицо, толкнувшее его, имело действительное 
намереше лишить жизни последняго. Субъектъ преступнаго деяшя могъ 
думать, что лицо, подвергшееся насилио, выплыветъ, задержится за какой 
либо предметъ, наконецъ, можетъ быть спасено другими, бывшими при этомъ 
людьми. Словомъ, между умышленнымъ убйствомъ и убМствомъ неосто- 
рожнымъ, существуетъ какъ бы средняя ступень — убйство по такъ называе- 
мому не прямому умыслу, отличное какъ отъ перваго, такъ и отъ втораго, 
такъ что смешивать ихъ нельзя, не нарушая основныхъ началъ понят1я объ 
умысле и неосторожности. 



35* Чины пронуророкаго надзора Владикавказом™ Окружнаго Суда» 

Обращаясь къ обсуждешю раздел ешя родоваго понятая «лишеше жизни» на 
виды по существу, мы должны сказать, что если нельзя не сочувствовать 
выделешю изъ системы новаго закона положений ныне действующая законо- 
дательства о случаяхъ ненаказуемаго лишешя жизни, уничтожешю подроб- 



Ст. I. 45 

ваго изложения постановления о приготовлении къ убШству и издишняго 
дроблешя оттенковъ вины неосторожной; если нельзя также не найти вполне 
целесообразнымъ исключение подразделения убийства на умышленное и 
предумышленное, въ силу крайней сбивчивости этихъ понятой и трудности 
проведешя между ними строгой и определенной границы, — то съ другой 
стороны едва ли можно признать правильнымъ теоретически и удобнымъ 
практически подведеше убийства съ непрямымъ на то умысломъ подъ 
умышленное убШство, какъ это делается составителями проекта. Такое 
подведеше кажется намъ теоретически неаравидьнымъ по следующимъ 
соображешямъ: подъ «непрямымъ умысломъ» подразумевается предвидеше 
лицомъ, совершающимъ то или другое преступное дйяше, возможныхъ 
последствий этого деяшя тоже преступныхъ, но наступлеше коихъ пред- 
ставляется для совершающаго деяше безразличнымъ; но если такъ, то, при 
признаши одинаковой наказуемости «непрямаго умысла» съ «прямымъ умы- 
сломъ», деяшя, въ сущности безразличныя для совершающаго ихъ, какъ бы 
отождествляются съ умышленными, между темъ какъ умыселъ и безразлич1е 
суть понят1я прямо противоположный, такъ что если можно говорить о 
сознательномъ безразличш, то объ умышленномъ не можетъ быть и речи; 
съ другой стороны, преступный последств1я деяшя, наступлеше коихъ 
представляется для автора деяшя . не прямо желательнымъ, а лишь безраз- 
личнымъ, существенно отличаются отъ умышленнаго преступнаго деяшя и 
темъ, что основаше ихъ наказуемости лежитъ не столько въ злостности воли 
преступника, сколько въ важности нарушенныхъ ими благъ, каковою чер- 
тою преступный последствия приближаются къ вине неосторожной. Въ виду 
столь существеннаго различ1я въ природе прямаго и непрямаго умысловъ и 
не представляется основашя облагать ихъ одинаковой наказуемостью. Опу- 
щете въ законодательстве особаго постановлешя о лишеши жизни по не- 
прямому умыслу намъ кажется практически неудобнымъ, потому что, въ 
виду срединнаго, если можно такъ выразиться, положешя «непрямаго 
умысла» между «умысломъ» и «виною неосторожною», на практике 
могугь возникнуть недоразумешя о томъ, следу етъ ли подводить случаи 
лишешя жизни по непрямому умыслу, предусмотренные ныне действую- 
щимъ закономъ, подъ статью новаго закона, предусматривающую умышлен- 
ное лишеше жизни, или же подъ статью, указывающую на наказуемость 
неосторожнаго причинешя смерти. Такимъ образомъ, по нашему мнешю, было 
бы вернее и справедливее подразделить родовое понятое «лишеше жизни» не 
на два вида, какъ это делаетъ проектъ, а на три: «умышленное», «по непря- 
мому умыслу» и «неосторожное», причемъ за «лишеше жизни по непрямому 
на то умыслу» определить наказаше, значительно превышающее наказание 



46 Ст. 1. 

за «неосторожное лишете жизни», и значительно слабейшее наказашя за 
«умышленное лишете жизни». 



. Внешняя сторона убШства. 
ЗФ. Председатель Владикавказскаго Окружнаго Суда Бартеневъ. 

Въ объясненш на ст. 1 (стр. 18) высказано, что умышленное причинеше 
смерти можетъ иметь характеръ непосредственный или посредственный, 
когда къ дейсшямъ виновнаго примыкаютъ каюя либо иныя имъ вызван- 
ный и направленныя обстоятельства. Затемъ, далее Коммиая приводить мне- 
ние, что если между повреждешемъ и смертью констатирована связь, то 
следуетъ признать существоваше убШства, безотносительно къ тому, бьии ли 
повреждешя смертельны сами по себе или они сделались таковыми благо- 
даря случайнымъ обстоятельствамъ, при чемъ на страниц* 19 Коммиая 
приводить и примеры вменешя, безразлично, были ли повреждешя ближай- 
шею причиною смерти или кашя либо друпя услов1я обусловили уже 
омерть. 

Признавая, затемъ, излишнимъ вносить вь законъ кашя либо постанов - 
лешя по сему предмету, Коммис1я предоставляетъ установлеше ихъ судеб- 
ной практик*, допуская вменеше и тогда, когда наступлеше смерти сдела- 
лось возможнымъ благодаря содействш постороннихъ силъ, хотя бы винов- 
ный и не расчитывалъ на содейств1е ихъ, и, следовательно, говорить Комми- 
С1Я, смертельный исходъ поранешя, обусловливаемый потерею крови, низ- 
кою температурою, въ которой остался раненый, болезненными услов1Ями 
организма и т. д., не устраняютъ вменешя этой смерти виновнику поране- 
шя, а потому, заключаетъ Коммиая (стр. 22), убШство обнимаетъ всё случаи 
желаемаго или допускаемаго лишешя жизни, причиненнаго дейсшемъ или 
бездейсшемъ виновнаго. 

Съ такимъ воззрешемъ Коммисш согласиться не могу, основываясь на 
практик* прежде заведываемаго мною судебнаго Елисаветпольскаго округа 
и на громадномъ ежегодномъ матер1але делъ объ убшстве по округу, 
служившихъ къ практическому применешю Закона объ убШстве. 

Не говоря уже о томъ, что изложенному мнешю Коммисш представ* 
ляется противор*ч1е, ею же высказанное въ соображешяхъ ея, приведенныхъ 
подъ ст. 13 — 16 проекта, при обсуждеши телесныхъ повреждешй (напри- 
меръ стр. 171 объяснит, записки), можно сказать и то, что вс* приведен- 
ные случаи посредственной связи между причиною и последсшемъ скорее 



Ст. I. 47 

надо предоставить суду, а не тебрга, по обстоятельствами каждаго отдёль- 
наго случая. Всл1детв)е сего я нахожу, что виновный въ нанесет и лить 
раны, причинившей смерть, вслЪдсте побочныхъ причинъ отъ воли винов- 
наго не зависввшихъ, не можетъ быть подводимъ подъ статью 4 проекта. 
Смерть въ подобною случай причинена не виновными и помимо его воли, 
а потому онъ не можетъ быть судимъ въ умышленномъ убШствФ, такъ какъ 
онъ не совершилъ его, а неустановлеше въ закон* особаго постановления по 
сему предмету или даже существоваше изложенныхъ выше соображешй 
Коммисш будетъ имФть результатомъ неприм^неше къ подобнымъ дЪламъ 
статьи 1 проекта, всл$дств1е придаваемая) ей слишкомъ общаго смысла. 
Для примера привожу слЪдующШ случай: раненый, изъ злобы къ винов- 
ному, для усилешя его обвинешя, растравляетъ рану, причиняя гвмъ себ* 
смерть; виновный, положась на свою меткость въ стрельб*, причиняетъ 
именно ту рану, какую желаетъ — напримфръ: отрываетъ часть носа, выби- 
ваегь ядро изъ мошенки, — но раненый умираетъ вслЪдсте стечешя 

* 

неблагопр1Ятныхъ обстоятельствъ. Во всбхъ подобныхъ случаяхъ, если со- 
гласиться сь доводами Коммисш, двяте виновнаго будетъ на практике не- 
наказуемо, потому что, будучи преданъ суду въ умышленномъ убШств* — 
будетъ оправданъ и правосудие не будетъ достигнуто въ смысли проекта , 
хотя виновный быль бы признанъ виновнымъ въ тблесномъ повреждении. 

Посему, такъ какъ всяюй законъ составляется для его прим*внетя, 
сгбдуетъ, чтобы всь преступные случаи могли быть подведены подъ законъ, 
который и долженъ быть введенъ въ проектъ, потому что примънеше нака- 
зания, по соображевпю Коммисш, подъ ст. 1 къ подобнымъ означеннымъ 
выше случаямъ будетъ несправедливо. При этомъ не могу не добавить, что 
вообще смертельный исходъ можетъ быть намФреннымъ и ненамФреннымъ 
послЪдспмемъ тВлеснаго повреждетя; въ первомъ ел уча* можетъ быть 
признано совершенно справедливо и «покушете на убийство», въ которомъ 
обстоятельства помогли не искусному преступнику, и потому не будетъ 
нарушешемъ справедливости таюя преступлешя подвести подъ ст. 1 про- 
екта, во второмъ же случае, когда смертельный исходъ былъ непредвидФн- 
нымъ посл'Ёдстемъ гЬлеснаго повреждетя, преступлете должно быть под- 
ведено подъ статью 4 7 проекта. 

5. Наказан1е. 

37» ПрОФ. фонъ - Лжстъ. Высппй разм*ръ опредьленнаго въ ст. 4 за 
убийство наказан 1Я вполне достаточенъ, если принять во внимаше, что, по 
отбытии каторги, виновный подлежитъ поселеюю. 



48 Ст. 1, 

38. С.-Петербургское Юржджчесяое Общество. При обсуждеши ст. 4 
въ Уголовномъ Отделеши С. -Петербургскаго Юридическаго Общества членъ 
общества А. В. Васильевь предложилъ въ стать* 1-й санкцио определить такъ; 
«наказывается срочной каторгой», безъ указашя минимальнаго предела. 

Стеснеше суда въ деле пойижешя наказашй,по мнешюА. В. Васильева, 
ведетъ часто къ оправдательнымъ приговорамъ даже при полной доказанно- 
сти виновности лица. 

Поддерживая настоящее предложеше, С. А. Андреевыми высказался 
вообще за отмену предельныхъ минимальныхъ размеровъ наказашя, въ 
видахъ наилучшаго индивидуализирования наказаний. 

Противъ предложешя К. Д. Анциферовь возразилъ, что законодатель, 
определяя максиму мъ и минимумъ наказашя- за известное деяние, выражаетъ 
тШъ свой взглядъ на это деяше, на степень его тяжести. Можетъ быть, 
уничтожеше предельнаго минимума дастъ суду возможность лучше индиви- 
дуализировать наказаше, но нельзя признать за судомъ безконтрольнаго пра- 
ва въ деле применешя уголовной кары. Всё легчайппе виды убшства выде- 
лены составителями проекта въ особыя статьи, такъ что въ 1-й статье 
остается только нормальный видъ убшства, и для яндивидуализацш случаевъ 
такого убШства 1-я статья проекта, въ связи съ общими правилами о пони- 
жении наказашй при наличности обстоите л ьствъ, вину уменыпающихъ, даетъ 
вполне достаточный просторъ. 

В. Д. Спасовичъ заметилъ, что, принявъ это предложеше, пришлось 
бы последовательно отбросить также и максимальные пределы наказан ш, 
лредоставивъ суду право наказывать по своему усмотренного мере вины». 

Болыпинствомъ 7 голосовъ противъ 3 предложеше г. Васильева было 
отвергнуто. 



39* Московское Юрнджческое Общество. Члены Общества А. А. Голо- 
вачев, М. И. Рунъ и И. А. Морозовъ внесли предложеше въ томъ смысле, 
чтобы наказаше въ 1 статье было указано безъ обозначешя минимума его. 
Въ такомъ случае судъ воленъ будетъ при обстоятельствахъ, особенно 
уменыпающихъ вину подсудимаго, понизить наказаше до исправительная 
дома, присяжные же въ такомъ случае будутъ избавлены отъ тяжелой необхо- 
димости произносить оправдательные вердикты взаменъ обвинительныхъ. 

А. К. Вульфертъ высказался за меру наказашя, предположению 
проектомъ. Если сравнить проектъ съ западными кодексами, то окажется, 
что проектъ гораздо снисходительнее ихъ. Что касается до возможности 
оправдательныхъ приговоровъ, то трудно найти минимумъ. который не могъ 
бы возмутить совести присяжныхъ; не надо забывать только, что убшство 



Ст. 1. 4» 

есть одно изъ наиболее тяжкихъ преступлений, требующее и соответствую- 
щей репрессш. 

Общество приняло предложенную поправку, после чего статья 1 ока- 
залась одобренною въ следующемъ виде: 

Виновный въ умышленном^ лишении жизни наказывается срочною 
каторгою. 

40. Варшавская Судебная Палата. При обсужденш ст. 1 чинами Вар- 
шавской Судебной Палаты одинъ изъ Членовъ Палаты И. В. Кочубей, указы- 
вая на то, что въ проекте не проведено различ1е между предумышленнымъ и 
умышленнымъ убШствомъ, призналъ, что минимумъ наказашя, определен- 
наго статьею 1 за убШство, слишкомъ строгъ, если дело идетъ объ умышлен- 
номъ убШстве, по сему онъ и полагалъ ввести изменеше въ статье 1 по 
отношение къ умышленному убШству, определяя, что умышленное убШство 
наказывается каторгой на срокъ не свыше восьми летъ. Другой Членъ Палаты, 
П. И. Дистолькорсъ, полагалъ, что въ сущности различ1е между предумыш- 
леннымъ и умышленнымъ убшетвомъ есть чисто Формальное; предумышлеше 
не всегда предполагаетъ более высокую степень злой воли, чемъ простой 
умыселъ, это делеше убШства на предумышленное и умышленное устарело 
и посему онъ полагаешь, что редакщя статьи 1 правильна. Председатель 
Департамента Палаты А. А. Лопухинъ, соглашаясь съ мнешемъ предыдущаго 
члена на счетъ того, что делеше убШства на предумышленное и умышленное 
есть искусственное, и, указавъ на то, что разделение это, введенное лишь со 
временемъ въ систему Уложешя 1847 г. для облегчешя задачи судовъ, этой 
цели не достигло, заявилъ, что по его мнешю предумышленное убШство 
следуетъ вообще поставить отдельно отъ всехъ другихъ родовъ убШства. 
Наконецъ, третШ членъ Палаты С. В. Лютостанскхй полагалъ бы статью 1 
оставить съ возвышешемъ лишь таздтшп'а наказашя. По большинству голо- 
совъ (все кроме С. В. Лютостанскаго) Палата согласилась оставить статью 4 
безъ измене ш' я. 

41* Калужопй Окружный Судъ. Первая статья проекта обнимаетъ 
собою все случаи предумышленнаго и умышленнаго убШства, за исключе- 
шемъ квалиФицирующихъ обстоятельству но несомненно, что эти преступ- 
лешя, если они вызваны мотивами, неимеющими позорящаго характера, 
иногда являются следств1емъ такого роковаго стечешя обстоятельству кото- 
рое невольно внушаетъ сожалеше къ участи обвиняемаго, и такъ какъ, после 
долговременной практики, большинству лицъ, исполняющихъ обязанности 
присяжныхъ заседателей, известно, что наличность преступнаго Факта, при 
отсутствш законныхъ условШ невменешя, обязываетъ судъ назначить по 

Сводъ Замъчантй, Т. I. 4 



50 Ст. I. 

обвинительному вердикту наказание, не выходя изъ пределовъ известной 
нормы, и лишь предоставляетъ право ходатайства о смягчеши наказашя, для 
чего редко имеются достаточный основания, то эти соображения и бываютъ 
причиною оправдашя подсудимыхъ, при собственность ихъ сознаши. По 
сему признается более справедливымъ и гуманнымъ исключить изъ 1 статьи, 
слова «на срокъ не ниже восьми летъ», предоставивъ, такимъ образомъ, 
суду болышй просторъ въ определенш, по обстоятельствамъ каждаго даннаго 
случая, срока каторжнымъ работамъ въ пределахъ нормы, назначенной 
14 ст. проекта общей части уложешя. 



42. Председатель Владжкавказскаго Окружнаго Суда Б. И. Бартеневъ. 

Въ ст. 1 проекта следовало бы назначить наказашемъ срочную каторгу вообще, 
для того, чтобы, въ случае смягчающихъ вину обстоятельствъ, возможно было 
перейти къ более мягкому наказашю. Основашя къ сему следуюгщя: ст. 4 
объемлетъ собою преступлешя весьма разнообразная, хотя и составляйся всё 
умышленныя убШства. Сюда подходятъ не только проступки предусмотренные 
1454 и 1 частью 1455 ст. уложешя, но и а) преступное безразлич1е, повлек- 
шее за собою смерть, предусмотренное 1458 ст. улож. и отличающееся 
отъ 31 ст. проекта лишь тёмъ, что смерть поставленная въ опасное поло- 
жеше лица, независимо отъ воли совершившаго это, въ самомъ дЪлЪ после- 
довала; б) уб1йство незаконно прижитаго ребенка его матерью спустя неко- 
торое время после его рождения, каковое убшство лишь незначительною 
гранью отделяется отъ преступлешя, предусмотренная 8 ст. проекта, и, не 
будучи совершено въ состоянш раздражешя (ст. 3 проекта) вследств1е 
стыда и страха, его вызвавшаго, можетъ заслужить более мягкое наказа ше, 
чемъ простое убШство; в) убШство урода, просто даже не будучи вызвано 
суевер]ёмъ и невежествомъ, а сострадашемъ или отвращешемъ, какъ это 
отчасти указываете 1496 ст. уложешя, можетъ вызвать и менее тяжкую 
рспрессда, чемъ каторжныя работы, и г) убшство изъ суевер1я, какъ напр. 
сожжеше ведьмы, которое, будучи совершено не только хладнокровно, но и 
съ обдуманнымъ заранее намерешемъ, въ виду его мотивовъ непреступнаго 
характера, не можетъ не вызвать снисхождешя и наказашя более тяжкаго, 
чемъ каторжныя работы. Определеше въ ст. 1 наказашя каторгою вообще 
можно подкрепить и темъ соображешемъ, что подъ 1 ст. очень часто будутъ 
подходить случаи такъ называемаго народнаго самосуда, случаи убШства 
обществами конокрадовъ и поджигателей, когда применеше наказашя должно 
быть предоставлено власти суда съ правомъ наиболынаго произвола въ .опре- 
делен^ самой степени наказашя. 



Ст. I. 51 

43» Радомешй Окружный Судъ, чжны прокуророжаго надзора оего 
Суда ж местные Прюяжжые Поверенные. При обсужденш ст. 4 въ комми- 
сш, образованной изъ состава чиновъ Радомскаго Окружнаго Суда, проку - 
рорсхаго надзора сего Суда и местныхъ Присяжныхъ Повфренныхъ, относи* 
тельно санкции этой статьи были высказаны три мнФтя : 

1) Председатель фонъ-Вендрихъ полагалъ, что означенный въ санкцщ 
I и статьи пиштшп наказашя въ 8 лЪтъ каторжныхъ работъ не имеетъ 
основаны! въ виду того, что судъ, признавая смягчающая вину обстоятель- 
ства, имеетъ всегда возможность понизить наказаше за убшство до 5 л'ётъ 
каторги, а потому следовало бы, для предоставлен! я суду бол*е широкаго 
простора въ опредЪленш наказашя, изложить санкщю первой статьи словами 
«наказывается каторгой» безъ обозначешя ппштшп'а и т&хшшт'а. Къ 
этому мнЪшю присоединились члены: ПржиленцкЩ, Павинскш и Соб*Ьщан- 

СК1Й. 

2) Членъ коммисш Чаплинъ, по поводу мнешя Председателя, замети лъ, 
что составители проекта, обозначая пиштшп за убшство, им*ли очевидно въ 
виду нормальный типъ преет у плетя, безъ особо увеличивающихъ и особо 
смягчающихъ вину обстоятельству по этому, въ виду необходимости 
установления извЪстныхъ границъ, въ предЫахъ которыхъ судъ опреде- 
ляете наказание, полагалъ, оставить всю редакцию 1-ой статьи безъ 
нзмЪнешя. Къ этому мнешю присоединились члены: Соболевъ, Шонткевичъ, 
Вехтерштейнъ и Поддубный. 

3) Членъ коммисш Сидором Подзорскхй по поводу мнешя Председателя 
заявил, что обозначеше шшшш'а наказашя въ 5 л'ётъ каторги дало-бы 
суду возможность, на основании 53 ст. общ. части Улож. о наказ, изменить 
родъ наказашя, и перейти отъ каторги къ исправительному дому, а при тако- 
вомъ порядке жизнь человека оценивалась-бы слишкомъ низко, что очевидно 
не желательно, и кроме того полагалъ изложить санкщю 1 статьи следую- 
щшгь образомъ «безъ срока или не ниже 8 летъ», основывая свое мнеше на 
томъ, что перечисленный во 2-й статье особо увеличивайся вину обстоя* 
тельства не исчерпываютъ всехъ техъ случаевъ, которые могутъ предста- 
виться суду въ каждомъ отдельномъ деле, почему и желательно дать суду 
возможность наказывать непредвиденные и выходяшре изъ ряда случаи 
высшею срочною или даже безерочною каторгою. Къ этому мнению при- 
соединился членъ коммисш Баронъ Радень. 

Членъ коммисш Спасши, соглашаясь въ принципе съ мнешемъ члена 
коммисш Чаплина и признавая, что пиштшп, означенный въ санкцш 
4-ой статьи, безусловно необходимъ, для предупреждения произвольнаго 
пртгбнешя той или другой меры наказашя, полагалъ однако, что точное 



И Ст. 1. 

определение самимъ закономъ значешя понятий «въ запальчивости» и 
«умышленно» было- бы крайне желательно во иабежате съ одной стороны 
затруднений для Суда при квалиФикацш преступна™ делшл, а съ другой 
для устранешя самой разнообразной практики, которая, при отсутствш 
точнаго определешя, должна установиться при применеши наказашя за 
убйство. 



44. Чины прокурорскаго надзора Московской Судебной Палаты. Про- 

ектомъ установляется тшшшт наказашя за убшство. Казалось- бы, удобнее 
не установлять этого пшипшт'а, предоставивъ суду, такимъ образомъ, более 
широкое право на смягчеше наказашя, что, въ свою очередь, можетъ повести 
къ уменыненпо количества оправдательныхъ приговоровъ присяжныхъ 
заседателей по деламъ объ уб1йствахъ, когда такое преступлеше обусловли- 
вается особыми бытовыми у слов! ям и, нанримеръ убшства конокрадовъ. 



45. Чины прокурорскаго надзора Тульскаго Окружнаго Суда. Относи- 
тельно размеровъ уголовной ответственности за преступлеше, помянутое въ 
{ -й ст. проекта, чины прокурорскаго надзора Тульскаго Окружнаго Суда при- 
энають, что указате въ этой статье ппшпшт'а наказашя, не дающее суду воз- 
можности понизить таковое за низипй пределъ каторги, является не целесооб- 
разнымъ и не достаточно гуманнымъ, ибо на практике можетъ быть много 
случаевъ, когда такое наказаше за убШство безъ уменьшающихъ вину 
обстоятельствъ будетъ, по особенностямъ даннаго случая, слишкомъ 
строгимъ. 

По изложеннымъ соображешямъ, означенные чины полагали бы более 
справе дливымъ редактировать 1 ст. проекта такимъ образомъ. «Виновный въ 
убшстве наказывается срочною каторгою». Такого рода редакцш приведетъ 
на практике къ тому результату, что присяжные заседатели при постановке 
своихъ приговоровъ не будутъ стесняться и руководствоваться сообра- 
жешями о строгости наказашя, зная, что суду предоставлено широкое право- 
регулировать таковое, смотря по особенностямъ даннаго случая. 



46. Товарщъ Председателя Тажбовокаго Окружнаго Суда фонъ- 
Резонъ. Для того, чтобы изложенное въ первой статье новое определеше 
убШства сделалось действительно целесообразным^ необходимо, чтобы 
судьямъ быль бы данъ широкш просторъ при определении размеровъ наказа- 
шя; между темъ ст. 1-я, определяя, что виновный въ убшстве наказывается 



Ст. 1. 53 

срочною каторгою на срокъ не ниже восьми леть, даетъ этотъ просторъ 
только относительно ея низшего раздора. Въ этомъ отношении 1-я от. 
отличается какъ оть ныне действующего уложешя, такъ и отъ иностранныхъ 
законодательствъ. Не следуетъ забывать, что 4-я ст. обнимаетъ всё случаи 
предумышленнаго и умышленнаго убийства, за исключешемъ случаевъ, 
специально указанныхъ во 2-й ст., такъ что въ составъ ея вошли напр. 
преступлешя, предусмотренныя 1-ой частью 1451, 14-52, 3-мъ и 5-мъ пунк- 
томъ 1453, 1454, 1-ой частью 1455 и 1458 ст. Правда, что низшШ размеръ 
наказашя за преступления, указанный въ 1458 ст., равняется 8-и летней 
каторгЁ, но за то за мнопе друпе виды убШства, предусмотренные приве- 
денными статьями, полагается каторга безсрочная. Следовательно въ составъ 
1 -й ст. вошли всё возможные виды убШства, различ!е между которыми, 
по действующему ныне уложешю, не исчерпывается различ1емъ между 
8-ми и 15-ти летней каторгой. Поэтому, если наказашя уложешя 1866 г. 
представляются слишкомъ строгими, то следовало уменьшить не только 
высоли, но и НИ31ШЙ размеръ ихъ; сохраняя же низшШ размеръ (8-ми летняя 
каторга) т. е. признавая, что онъ соответствуетъ требовашямъ справедли- 
вости, необходимо, въ виду последовательности, сохранить и высшШ 
(безсрочная каторга) или точно доказать, почему и въ какихъ именно слу- 
чаяхъ это последнее наказаше является слишкомъ строгимъ. « Объяснен 1Я» 
ничего не говорятъ по этому вопросу и молчаше это весьма естественно, ибо 
представить требуемыя указашя и доказательства более чемъ трудно; 
нельзя напр. сомневаться, что у&йство супруга, усыновителя и т. д., при 
известныхъ обстоят ел ьствахъ, можетъ быть преступлешемъ не менее тяж- 
кимъ, чемъ убШство должностнаго лица при отправлеши имъ служебной обя- 
занности, которое между темъ считается квалифицированными 

Определенный 1 ст. размеръ наказашя не можетъ быть, далее, оправданъ 
и примеромъ иностранныхъ законодательствъ; такъ напр., не говоря о гер- 
манекомъ и венгерскомъ уложешяхъ, наказывающихъ смертью всякое убШство 
съ заранее обдуманнымъ намерешемъ, голландское уложение, которое, 
сажется, самое мягкое изъ ньше действующихъ, полагаетъ за то же преступ- 
аете заключение въ тюрьме пожизненно или до 20 летъ, а третШ австрШсюй 
проектъ, который, какъ и нашъ, не различаетъ между предумышленнымъ и 
умышленнымъ убШствомъ, определяетъ за это преступлеше заключеше въ 
цухггаузе или пожизненно, или не ниже 1 летъ. Такимъ образомъ, ни одно 
изъ новыхъ уголовныхъ законодательствъ не наказываетъ обыкновенные слу- 
чаи убШства только срочною каторгою; напротивъ, все даютъ судьямъ 
просторъ въ применеши наказашя не только относительно низшаго, но и 
-относительно высшаго его размера. Это общее, всеми признанное правило. 



54 Ст. 1. 

одно въ, состояши обезпечить правильную оценку судьями каждаго индиви* 
дуальнаго случая. Невозможность применены его у насъ ничемъ не доказана 
и, какъ мне кажется, доказать ее ничемъ нельзя. Поэтому и несомненно, 
что въ 1-й стать*, после слова «каторгою», должны быть прибавлены слова 
«безъ срока или». 



47. Председатель Ставропольская Окружнаго Суда Бус до. Въ 

объяснешяхъ къ ст. 1 (стр. 22) сказано, что Коммиая сочла возможнымъ, 
при определенш размеровъ уголовной ответственности за умышленное 
убШство, сохранить постановлешя действующего права, которыя она нахо- 
дить достаточно гуманными и вполне ограждающими общественные инте- 
ресы, и потому определяетъ за умышленное убшство срочную каторжную 
работу съ ппштшп'омъ въ 8 лЪтъ; но изъ приведенныхъ Коммисгею 
статей действующего уложешя, которыя должны быть заменены 1-ю статьею 
проекта, только одною 1458 статьею, предусматривающею убшство по не 
прямому умыслу, определяется пшптшп въ 8 летъ, а другими статьями, 
особенно 1454, гораздо вышли. — Вообще, наказаше за умышленное, вътомъ 
числе и предумышленное, убшство значительно понижено, въ чемъ едва ли 
представляется необходимость. 



48. Мооковсюе Пржсяжные Поверенные. При обсужденш первой 

статьи проекта, возникъ вопросъ о мере наказан 1я за убшство. Высшимъ 
наказашемъ за убшство, какъ за тягчайшее преступление, служить без- 
срочная каторга; она и положена статьею второю за убШство ква- 
лифицированное. Но квалификащя убгёства во второй статье устанавли- 
вается главнымъ образомъ по объективной стороне преступления; обыкновен- 
ное уб1Йство, предусмотренное въ 1 -й статье, только темъ и отличается, что 
не имеетъ такихъ квалифицирующихъ признаковъ. Поэтому наказание, 
установленное 1-ю статьею, не должно быть много ниже наказания по второй 
статье. На семъ основании, коммиая, избранная общимъ собрашемъ При- 
сяжныхъ Поверенныхъ округа Московской Судебной Палаты больший- 
ствомъ голосовъ предположила: за убШство квалифицированное следуетъ 
положить «каторгу безъ срока», за убийство обыкновенное (1 ст.) — 
«каторгу на срокъ не ниже десяти летъ». Самое число десять более рельеФно 
выделяетъ важность разсматриваемаго преступления, нежели число восемь. 
Оно легче удерживается въ памяти, что имеетъ значеш'е, если признавать 
за наказашемъ устрашающее значеше, и, указывая срокъ для искуплешя 



Ст. 2. 5* 

ины преступником*, соотоьтствуетъ ероку давности, погашающей уголов- 
ау» опЛгстввнность. 



Статья 2. 

Виновный въ убШотв'Ь: 

1) главы жноотраннаго государства; 

2) священнослужителя при оовершенш имъ одущбы 
бошей иди духовной требы; 

3) додашостнаго лица при отправление или по поводу 
отправдешя имъ служебной обязанности; 

4) матери или эавоннаго отца; 

6) двухъ или болФе лицъ; 

в) способомъ или средствомъ опаснымъ для жизни или 
здоровья многихъ лицъ; 

7) способомъ особо мучительнымъ для убитаго; 

8) съ корыстною ц*дью; 

9) съ ц&дью облегчить совершете друтаго преступлен!*; 
наказывается: 

каторгою беэъ срока, иди на срокъ ни ниже десяти л&тъ. 



1. 0бщ1я зам$чан1я. 

49» ПрОФ. Шютде. Поатановлетя проекта о квалициФированаыхъ 
видахъ убийства имЪюгь несомнФнныя преимущества, вакъ по содержанию, 
таЕъ и по иэложешю своему, предъ постановлешями $ 224 проекта австрШ- 
скаго уложешя. 

При этомъ нельзя не заметить, что т* случаи квалификации убМства по 
австрШскому проекту, которыхъ не принял* проектъ русскаго уложешя, 
обусловливаются прим1»нешемъ въ Австрш смертной казни за обауя престу- 
плешя и для проекта русскаго кодекса, допускающаго смертную казнь лишь 
за преступления государственныя, не имФютъ значетя, гёмъ болФе, что 
опредьляемыя проектомъ размеры наказания даютъ суду полную возмож- 
ность принять въ соображение, при опредйленш деры ответственности 
виновнаго, его прежнюю судимость, отбыта имъ наказатя, совокупность 
совершенныгь имъ квалициФированныхъ видовъ убийства и т. д. 



86 Ст. 2. 

» 

50. Проф. фожъ-Джстъ. Размерь определенна™ въ ст. 4 наказашя на 

столько высокъ, что ст. 2, имеющая казуистичный характеръ и потому не 
соответствующая требовашямъ техники современнаго законодательства, пред- 
ставляется излишнею. 



51* С.-Петербургское ГОржджческое Общество. Редакцюннымъ Комите- 
томъ Уголовнаго Отдгъленгя Юридическаго Общества относительно ст. 2 дано 
следующее заключеше: Въ 1 и 3 ст. проекта развивается учеше о простомъ 
убйств*. Въ стать* же 2 сосредоточено перечислете т*хъ обстоятельствъ, при 
наличности которыхъ простое убйство, по сил* закона, превращается въ ква- 
лифицированное. Въ своемъ м*ст* было указано (№10, стр. 1 5) на вполне пра- 
вильный пр1емъ, усвоенный Комминею въ томъ отношеши, что она въ проект* 
ограничилась установлешемъ лишь ппштшп'а наказашя за квалифицирован- 
ное убШство, предоставляя уже суду определять качественное различ1е каждаго 
изъ квалиФицирующихъ обстоятельствъ. Но останавливаясь на разсмотр*нш 
вопроса о самомъ выбор* квалиФицирующихъ обстоятельствъ, нельзя, кажется, 
сказать, что Комминя выработала для разрешения его такое твердое основаше, 
которое бы совершенно устраняло простое усмотр*ше. Въ объяснешяхъ Ком- 
мисш правильно указывается, что крайне широкое построение системы квали- 
Фицирующихъ обстоятельствъ, обусловленное стремлешемъ законодательствъ 
возможно точн*е соразм*рить кару съ степенью преступности, отжило свой 
в*къ. Въ наше время законодательства решительно отказываются отъ излиш- 
няго расширешя схемы квалиФицирующихъ обстоятельствъ, восполняя огра- 
ничеше ея предоставлешемъ суду наибольшей свободы въ выбор* наказашя, 
сообразно индивидуальнымъ особенностямъ предлежащаго случая. Однако, та- 
кимъ указашемъ еще не исчерпывается существо современнаго направления по 
занимающему насъ вопросу. Схемы квалиФицирующихъ обстоятельствъ въ, 
законодательствахъ не только все-таки существуютъ, но и представляются до- 
вольно значительными. И это нисколько не препятствуетъ предоставлешю суду 
более или менее широкой, но, во всякомъ случае, рацюнальной свободы въ 
определении наказашя. Отсюда, современное направлеше определяется фэк- 
томъ ограничешя схемы квалиФицирующихъ обстоятельствъ лишь, такъ ска- 
зать, съ внешней стороны. Существо этого направлен1я определяется не однимъ 
голымъ Фактомъ, а радикальнымъ изменешемъ характера самаго отношения къ 
вопросу о квалиФикацш. Въ то время, когда законодательства стремились воз- 
можно точнее соразмерить кару со степенью преступности, схема квалиФика- 
цш шла въ об* стороны: въ сторону субъективную и въ сторону объективную, 
при чемъ не всегда сохраняема была равномерность этихъ направлений. Вместе 
съ т*мъ, каждому изъ квалиФицирующихъ обстоятельствъ делалась точная въ 



Ст. 2. 57 

засове оценка, сообразно которой установлялась и ответственность. Но розыс- 
кашя въ области субъективной виновности и вообще, и въ особенности да 
установлены системы квалификация, оказались совершенно неудачными. Отсюда 
первою чертою Ъовременнаго направления является решительное стремлеше, 
есш не отказаться совершенно отъ квалиФикацш въ области субъективной 
виновности, то ограничить ее лишь резко выдающимися случаями. Совсемъ 
въ нномъ положеши находится вопросъ о квалиФикацш по моменту объектив* 
ному. Въ основании квалиФикацш по этому моменту лежитъ принципъ объ- 
ективной опасности деяшя и, потому, онъ всегда стоить на твердой почв* 
явтересовъ общественная порядка и безопасности, съ которыми, сравни- 
тельно, не трудно соразмерить и ответственность, не пускаясь въ глубину 
розыскашй въ области субъективной виновности. Но такъ какъ въ самомъ 
существе квалиФикащи заключается опасность такихъ обобщешй, который не 
п состоянии обнять всё отдельные случаи, то воаможнымъ коррективомъ 
противъ этой опасности и признается установлеше въ законе лишь невысо- 
ка го тпшпшп'а наказан 1Я при наличности квалиФицирующихъ обстоя- 
тельствъ, съ предоставлетемъ суду права определять качественное значеюе 
хаждаго изъ нихъ. Въ виду такого направлен] я законодательства по вопросу 
о квалиФикацш, легко видеть, что, собственно, сокращение схемы совер- 
шается только съ одной стороны, съ другой же — изменяется только харак- 
теръ отношешя. Что же касается до вопроса о широте схемы квалиФици- 
рукшщхъ обстоятельствъ вообще, то разрешеше его зависитъ какъ отъ 
общихъ, такъ и отъ особенныхъ у слово*. Говоря о первыхъ, нельзя упу- 
екать изъ вида, что размеры схемы квалиФикацш находятся въ обратномъ 
отношети съ размерами наказатя за простое убШство. Коль скоро наказа- 
ше за простое убШство высоко, коль скоро законодатель уже истощилъ эко- 
номно наказаний, тогда не можетъ быть и речи о широкой схеме квалифи- 
кации, вне стремления законодателя, во чтобы то ни стало, связать судъ въ 
определены* наказатя. При обратной же постановке вопроса объ ответ- 
ственности за простое убийство, для расширетя схемы квалификации откры- 
вается более . благощиятствующихъ условШ. При чемъ ограничешемъ ея 
должны служить те начала, которыми характеризуется современное напра- 
вление по этому вопросу. Что касается до условШ особенныхъ, то они 
заключаются въ характере историческихъ правовоззренШ, игнорировать 
которыя темъ менее извинительно, чемъ полнее сознается мысль о 
жизненномъ, практическомъ назначении уголовнаго кодекса. Обращаясь 
къ проекту, оказывается, что Коммиоя, съ одной стороны, поставила 
себе задачею значительное сокращеше схемы квалиФикацш, а съ дру- 
гой — усвоила весьма сложный принципъ «субъективной опасности дея- 



58 Ст. 2. 

шя и заведомой для виновнаго объективной опасности убМства». Уже не 
говоря о томъ, что такой принципъ квалификации, по скольку онъ не обу- 
словленъ историческими условиями нашего правосознания, представляется 
спорнымъ, нельзя не заметить, что самая постановка вопроса не предста- 
вляется гармоничною. Едва ли возможно въ одно и тоже время ставить слож- 
ный принципъ и, во чтобы то ни стало, сокращать систему квалиФикацш, не 
рискуя сделать ее искусственною. 

При обсуждеши ст. 2 въ Уголовномъ Отделенш Общества, членъ 
Общества Д. Я. Александрою предложилъ: исключить 2 ст. проекта и, 
соответственно этому, дополнить санкщю статьи 1-й словами «или же 
каторгою безъ срока » . 

Мотивируя это свое предложеше, П. Я. Александровъ высказалъ, что 
все различ1е статей 2-й и 1-й заключается въ праве суда переходить къ без* 
срочной каторге; что же касается повышешя минимальнаго предела наказа- 
шя во 2 ст. (10 летъ каторги вместо 8), то это различ1е не имееть боль- 
шего значешя и совершенно изчезаетъ при наличности обстоятельству вину 
уменьшающихъ. Между темъ, эта 2-я ст. въ практическомъ ея примененш 
способна лишь стеснять въ значительной степени просторъ судейскаго 
усмотрешя въ деле индивидуализирован! я наказаний, ибо, съ одной стороны, 
она не предусматриваетъ всехъ случаевъ, где можетъ быть желательнымъ 
возвышеше наказания, а съ другой, — въ жизни могутъ встретиться и таме 
случаи, которые хотя по внешнимъ своимъ признакамъ и будутъ подходить 
подъ действ!е 2-й ст. , но, по внутреннему значен ш своему, вовсе не вызы- 
ваютъ возвышешя уголовной кары сравнительно съ нормальной, въ 1 ст. 
установленной ответственностью. 

Переходя отъ этихъ общихъ . соображешй къ отдельнымъ пунктамъ 
2-й ст., П. Я. Александровъ высказалъ, что преступное деянгё, указанное 
въ 4-мъ п. (убШство главы иностраннаго государства) едва ли на практике 
будетъ когда либо разсматриваться какъ преступлеше противъ частнаго 
лица, а не политическое. Но кроме главы иностраннаго государства, въ 
видахъ последовательности, 2-я ст. должна была бы установить усиленную 
охрану закона и для другихъ лицъ, являющихся представителями иностран- 
наго государства, каковы послы, дипломатичесюе агенты и т. п. УбШство 
этихъ лицъ не подходитъ подъ действ1е 2-й ст. , тогда какъ убШство, напри- 
меръ, лесного сторожа или сельскаго десятскаго при исполнеши ими слу- 
жебныхъ обязанностей, хотя и не по поводу ихъ, будетъ подлежать усилен- 
ному наказашю на основанш 3-го п. 

Точно также нетъ достаточныхъ основатй ограничивать действ1е 
2-го п. уб1йствомъ священнослужителей хриспанскрхъ и, какъ предпола- 



Ст. 2. 69 

петь редакционный комитетъ (ср. № 70), духовныхъ лицъ магометанскаго и 
еврейсваго вероисповвдагой, исключая яаычниковъ, расаольниковъ и т. п. Съ 
другой стороны, хотя мы вправе требовать отъ каждаго уважешя къ пред- 
ставителямъ религш, но было бы жестоко подвергать усиленному наказанию, 
напримеръ, неразвитаго я необрааованнаго крестьянина за убийство раввина 
или муфтия. Да и убШство православна™ священника не всегда заслужи- 
ваетъ высшей кары, ибо сей последюй, при исполнеши своихъ обязанно- 
стей, далеко не всегда держится въ положеши, соответствующемъ достоин- 
ству его сана. 

4* п. равномерно вызываетъ противъ себя возражешя. Семья далеко не 
всегда представляетъ собою образецъ добродетели и нравственной связи; 
бываютъ случаи, когда супруги живутъ врозь и ребенокъ, живупцй при 
одномъ изъ нихъ, воспитывается не только не въ чувствахъ почтешя къ дру- 
гому родителю, но даже въ ненависти и неуважеши. Убгёство родителей 
при такихъ услов1яхъ не более преступно, нежели убШство супруга, о 
которомъ, однако, 2 ст. не упоминаетъ. 

7 -и п. въ особенности представляется несостоятельнымъ. Что такое 
«способъ особо мучительный» или вообще мучешя, въ отлич1е отъ про- 
стыхъ страданш? Какимъ образомъ будетъ разрешаться вопросъ о налично- 
сти этого признака въ каждомъ конкретномъ случае — предоставлено ли будетъ 
это присяжнымъ или короннымъ судьямъ? Могутъ ли присяжные непосред- 
ственно установлять въ своемъ вердикте признаки мучешй, по смыслу 
7-го п. 2-й ст., или имъ будетъ предоставлено лишь констатироваше 
извъстныхъ Фактическихъ обстоятельству а судъ по своему усмотренда 
признаетъ или не признаеть ихъ мучешями? Вотъ вопросы, которые вызо- 
вутъ въ практике множество затру днешй. Едва ли можетъ быть сомнеше, 
что подведете отдельныхъ случаевъ подъ 7-й п. будетъ въ действительно- 
сти совершаться не по признаку количества страдашй, а по всей совокупно» 
сти субъективныхъ условШ деяшя, такъ что одно и тоже количество страда- 
шй въ одномъ случае признаваемо будетъ мучешями, а въ другомъ неть. 
Въ действующемъ праве мы имеемъ совершенно подобное положеше вещей 
относительно истяэатй и тяжкихъ побоевъ. Всякому юристу известно, 
сколько трудностей заключаете въ себе проведете границы между теми и 
другими, сколько произвола и непоследовательности заключается въ приго- 
ворахъ по деламъ этого рода. 

Противъ 8 п. можно возразить, что большинство убгёствъ совершается 
съ какою либо корыстною целью, такъ что признать ее увеличивающимъ- 
ввну обстоятельствомъ значить большую часть убШствъ перевести иэъ 
4 -и ст. во 2-ю. 



60 Ст. 2* 

Такимъ образомъ, по мнешю П. Я. Александрова, каждый изъ 9 п. 
2-й ст. въ отдельности оказывается несостоятельнымъ и способнымъ лишь 
вызывать недоразумеше въ практике. Между темъ, все значеюе статьи сво- 
дится къ Факультативному назначена безсрочной каторги; эта же цель 
можетъ быть достигнута дополнешемъ санкцш 1-й статьи. 

Противъ предложения В. Д. Спасовичъ, сделавъ несколько замечашй 
относительно того метода, который применяется П. Я. Александровымъ къ 
критик* закона, высказалъ, что терминъ «особое мучеше» представляется 
вполне яснымъ. П. Я. Александровъ указываетъ на трудности, возникавшая 
по поводу терминовъ «истязаше» и «жестоие побои» но ведь этихъ словъ во 
2-й статье Проекта нетъ. Убшство леснаго сторожа или какого либо десят- 
скаго при исполнеши ими служебныхъ обязанностей совершенно правильно 
должно облагаться усиленнымъ наказашемъ, ибо, какъ бы незначительны ни 
были должностныя лица, они, какъ органы власти, должны быть поставлены 
подъ особую охрану закона. П. Я. Александровъ указываетъ на ненормаль- 
ный отношешя, въ которыхъ иногда находятся дети къ своимъ родителямъ, 
но ведь, конечно, преступлеше, вроде совершеннаго Эдипомъ, не будетъ 
признаваться отцеубШствомъ по 4 пункту 2 статьи. Фактически неверно, 
наконецъ, утверждеше, что большинство у бшствъ совершается съ корыстною 
целью. Мотивы личнаго раздражешя, мести и т. п. действуютъ при уб^й- 
ствахъ даже чаще, чемъ корыстныя цели. Вообще, все доводы П. Я. Алек- 
сандрова заключаются въ указании такихъ моментовъ въ определены состава 
преступныхъ деянш, которые суть вопросы Факта и поэтому будутъ разре- 
шаться судомъ по конкретнымъ обстоятельствамъ даннаго дела и едва ли 
вызовутъ особыя затруднения. 

К. Д. Анциферовъ обратилъ внимаше на то, что предлагаемое П. Я. 
Александровымъ увеличение въ 1 статье накаэашя до безсрочной каторги 
сводится вовсе не къ сокращешю области квалиоицированнаго убшства, 
а къ возвышенно наказуемости убшства вообще. Авторъ предложе- 
Я1я вообще не отвергаетъ обстоятельству которыя могутъ усиливать 
вину, но говорить только, что, наряду съ этими, могутъ встречаться и 
таюе отдельные случаи, где, ие смотря на наличность из$естныхъ, 
въ законе указанныхъ обстоятельствъ, нетъ оснований увеличивать нака- 
за ше. Такимъ образомъ, при признан] и за квалифицирующими обстоя- 
тельствами ихъ значешя, вопросъ сводится только къ тому, что лучше: 
предоставить ли суду по своему усмотрешю увеличивать наказаше, или пере- 
числить квалифицирующ1я обстоятельства въ законе? Если, далее, вникнуть 
въ существо указанныхъ во 2 статье квалиФицирующихъ обстоятельствъ, то 



Ст. 2. 61 

нельзя не заметить, что все они заключать въ себе квалиФикащю по началу 
объективной тяжести деяшя, а не субъективной виновности, въ чемъ П. Я. 
Александровъ коренвымъ образомъ расходится съ Проектомъ. Законъ стоитъ 
здесь на прочной почв*, вполне соответствующей современному государ- 
ственному и общественному правосознашю. Некоторое отступление отъ 
начала объективной оценки можетъ представлять собою только 7 пунктъ, ибо 
мучешя, причиненныя убйцею жертв*, могуть иметь значеше увеличив 
вающихъ вину обстоятельствъ лишь съ точки зрешя душевнаго настроешя 
убШцы, а съ объективной стороны они вполне покрываются последующимъ 
ляшетемъ жизни. 

А. В. Михайлоеъ, соглашаясь съ авторомъ предложешя только относи- 
тельно исключешя 8 пункта 2 статьи, заметилъ, что законъ, вообще, дол- 
женъ иметь и воспитательное значеше; общество должно видеть, какъ 
смотритъ законодатель на известный преступный деяшя. Поэтому законъ не 
можетъ ограничиваться определешемъ однехъ только родовыхъ группъ 
преступныхъ деянш, но долженъ выделять виды ихъ по степени тяжести. 

1/. 4- Сериьевскгй высказалъ, что предлагаемое П. Я. Александровымъ 
разширеше пределовъ судейскаго усмотрения посредствомъ уничтожения 
перечня квалиФицирующихъ обстоятельствъ возвращаетъ насъ къ той 
эпохе, когда господствовала безусловно неопределенная санкция. Развивая 
последовательно общ1я соображеюя П. Я. Александрова, пришлось бы потре- 
бовать, чтобы законодатель не выделялъ ни квалиФицированныхъ, ни при- 
вилегированныхъ преступныхъ деянШ, а установлялъ только родовыя группы, 
назначая общш предельный размерь наказаний и предоставляя суду дей- 
ствовать во всемъ прочемъ по своему усмотрешю. Ни съ точки зрешя 
интересовъ государства, ни съ точки зрешя интересовъ личности, 
такой порядокъ не желателенъ. Мы уже пережили ту эпоху, когда 
законъ предоставлялъ суду наказывать «по мере вины». Не судья долженъ 
наказывать, а законъ. Въ частности, возражешя П. А. Александрова противъ 
отдельныхъ пунктовъ 2 статьи распадаются на две части: съ одной стороны, 
онъ указываетъ на случаи, где нетъ достаточныхъ основашй для квалиФикацш 
(десятсюй, лесной сторожъ), а съ другой, на оборотъ, параллельно съ ука- 
занными во 2 статье случаями, приводить друпе, опущенные въ 2 статье, но 
заеду живаюпце также высшей кары. Въ первомъ отношеши достаточно иметь 
въ виду, что безерочная каторга назначается Факультативно и законъ даетъ 
возможность смягчешя наказашя при наличности обстоятельствъ уменьшаю- 
щих^ вину; что же касается доводовъ второй категорш, то нельзя не 
заметить, что, въделе установления квалиФикафй, зэконъ долженъ ограничи- 



62 Ст. 2. 

ваться лишь признаками или обстоятельствами наиболее существенными, наи- 
более крупными. Вводить въ списокъ квалиФикацШ всю многоразличную мелочь 
конкретныхъ особенностей нетъ никакихъ основанш; для индивидуализиро- 
вала наказашй по признакамъ этого рода совершенно достаточенъ тотъ 
просторъ, который дается суду нормальнымъ наказатемъ каждаго вида. 
Указаше П. Я. Александрова на то, что корыстное убийство охватываетъ 
собою большинство случаевъ убгёства, вытекаетъ изъ не вполне правильнаго 
воззрешя на воставъ корыстнаго убийства (1аЪгос1шшп) : не всякое убгёство 
€ъ целью присвоешя вещей, другому лицу принадлежащихъ; будетъ убШ- 
ствомъ корыстнымъ въ техническомъ смысле, а лишь те случаи, когда ближай- 
шимъ мотивомъ его является стремлеше преступника увеличить свое имуще - 
ство, свое богатство. Убшство съ целью похищены съестныхъ припасовъ 
для непосредственнаго употреблешя, носильной одежды въ техъ же видахъ 
и т. п. не составит ъ корыстнаго убшства. Случаи убшства съ корыстною 
целью въ тесномъ смысле, какъ его разумеетъ проектъ и действующее 
Уложеше, далеко не такъ часты, какъ полагаетъ П. Я. Александрова Нако- 
нецъ, въ своемъ практическомъ значеши предложеше П. Я. Александрова 
■сводится не къ уменьшешю квалиФИкащй убШства, а на оборотъ, къ громад- 
ному ея расширению. 

Отвечая на сделанныя ему возражешя, Я. Я. Алексапдровъ добавилъ 
къ сказанному имъ, что 2 статья не вся построена на объективномъ моменте: 
въ4 пункте определяющимъ является моментъ субъективный. Если бы можно 
<5ыло согласиться, что кроме случаевъ, перечисленныхъ во 2 статье, нетъ 
другихъ, заслуживающихъ такой же высшей кары, то онъ не возражалъ бы 
противъ нея. Если, какъ говорятъ, квалиФикацш 2 статьи соответствуютъ 
общественному правосознашю , то излишне и перечислять ихъ въ законе. 
Затемъ, напримеръ, убшство брата, деда, усыновителя, благодетеля и т. п. , 
по народному сознаюю, есть, несомненно, более тяжкое, а оно во 2 статье 
не указано. Что касается опасности дать суду большой просторъ въ повыше - 
Н1и наказанШ, то для этого есть противовесъ въ праве присяжныхъ призна- 
вать смягчающ1Я вину обстоятельства. 

В. Д. Спасовичъ возразилъ, что во второй статье упомянуто объ уб1й- 
стве однихъ только родителей потому, что здесь нарушается принципъ 
ра*па ро^езказ — чисто объективный моментъ, котораго нетъ въ другихъ ви- 
дахъ родственнаго убшства. 

Болыпинствомъ 8 голосовъ противъ 1 предложеше г. Александрова было 
отвергнуто. 



Ст. 2. 63 

52. Товарщъ Председателя Тамбовскаго Окружнаго Суда *01ъ 

Резогь. Постановлешя объ обстоятельствахъ, увеличивающихъ вину, нахо- 
дятся въ неразрывной связи съ основными статьями объ убМств*; если найр* 
обратимся къ германскому, венгерскому и голландскому уложешямъ, то 
незначительное число обстоятельству увеличивающихъ вину, объясняете! 
Пагь, что за самые тяжюе случаи убШства, т. е. за всё убйства предумыш- 
ленный, безъ исключен 1я, полагается высшее допускаемое теми уложениями 
наказаше, увеличение котораго немыслимо. Следовательно, остаются только 
сравнительно более легюе случаи убийства, бевъ заранее обдуманнаго наме- 
решя, и къ нимъ, по справедливости, применяются лишь немногая квалифи- 
цирующая обстоятельства. Что же касается до Австрш, то, какъ мы уже ви- 
д$ли, за уб1Йство полагается, по проекту, какъ одно изъ нормальныхъ нака- 
зание, пожизненная каторга; следовательно, въ случае увеличешя этого нака- 
зашя, должна быть назначена смертная казнь. Поэтому и естественно, что 
число этихъ обстоятельствъ и здесь можетъ быть не велико и что они должны 
быть выбраны съ особенною осторожностью. — Мы же находимся въ совер- 
шенно другомъ положен! и, такъ какъ, согласно 1 ст., у насъ нормальное нака- 
зание за убШство есть каторга срочная, отъ 8-ми до 15-ти летъ. Поэтому уве- 
личение этого навазашя весьма возможно, да по многимъ видамъ убийства и не- 
обходимо; следовательно, мотивы, коими объясняется незначительное число 
обстоятельствъ, увеличивающихъ вину, въ другихъ законодательствах^ 
неприложимы къ нашему уложешю. Приведу лишь одинъ примеръ. ЗсЬ^агЬге 
въ своихъ замечашяхъ на проектъ австршекаго уложешя говорить, между 
прочимъ, что убшетво супруговъ не можетъ считаться обстоятельствомъ, 
увеличивающимъ вину, наравне съ убшетвомъ родителей, ибо въ супру- 
жеской жизни, благодаря обоюдной вине супруговъ, весьма легко можешь 
явиться взаимная вражда и ненависть, передъ которой вполне умаляется 
супружеская любовь и обязанности. 

Этотъ аргумента вполне убедителенъ въ примененш къ астрШскому 
уложешю; если изъ 100 убШствъ супруговъ 50 будуть последств1емъ раз : 
вратной жизни, пьянства и т. п. жертвы, а лишь остальные 50 процентовъ 
последств!емъ особенной безнравственности уЛйцы, то очевидно, что въ слу- 
чае признаюя убметва супругомъ обстоятельствомъ, увеличивающимъ вину, 
только половина смертныхъ приговоровъ будетъ соответствовать испорчен- 
ности и вине преступниковъ, а другая половина окажется слишкомъ стро- 
гою, т. е. несправедливою. Совершенно другое дело у насъ. Приравнивая 
уб1Йство супруговъ къ убШству родителей, мы не обязаны присудить винов- 
ныхъ къ самому тяжкому наказашю, а можемъ определить размеръ его по 
степени вины, и назначить, согласно этому, срочную или безерочную 



64 Ст. 2. 

каторгу *). Следовательно, у насъ не неуказаше этого обстоятельства въ 
числФ увеличивающихъ вину, а напротивъ исключение его изъ таковы хъ, 
можетъ привести къ несправедливымъ наказашямъ, ибо принуждаетъ судъ 
применить къ виновному срочную каторгу, хотя бы дфяше его по всей обста- 
новки доказывало бы высшую степень испорченности его, требующую при* 
мънешя более строгаго наказатя. Увеличить число подобныхъ примФровъ 
было бы очень легко, они всё доказали бы, что назначение справедливыхъ, 
соотв-Ётствующихъ степени вины, наказашй, при существовали нынешней 
редакцш 1 й и 2-й ст. во многихъ случаяхъ невозможно и невозможно не 
потому, что слишкомъ много отдельны хъ обстоятельствъ признается увели- 
чивающими вину, а наоборотъ, вог&дсгае того, что увеличеше наказашя 
допускается въ слишкомъ немногихъ случаяхъ. 

Такимъ образомъ, чтобы гарантировать возможность назначена во 
всехъ случаяхъ убгёства справедливыхъ наказашй, следуетъ принять одну 
изъ двухъ меръ: или увеличить число указанныхъ во 2-й ст. случаевъ 
обстоятельствъ, увеличивающихъ вину, поместивъ сюда, приблизительно, 
все те, которыя значатся таковыми въ нашемъ теперешнемъ уложеши, или 
же, что, по моему мнешю, гораздо проще и правильнее, изменить редакцш 
4-й ст. согласно вышесказанному, прибавлешемъ словъ «безъ срока или»: 
въ последнемъ случае 2-я ст. могла бы быть вовсе исключена. Считать подоб- 
ный просторъ при определены наказашя слишкомъ обширньшъ едва ли пра- 
вильно, такъ какъ, не говоря о примере иностраниыхъ законодательству 
теперь уже 2-я ст. представляетъ нашему суду выборъ между срочной и 
безсрочной каторгой. 



53. Проф. С. Ма!еръ. При разсмотрЪнш ст. 2 проекта особенно 
даетъ себя чувствовать отсутсте въ немъ делешя убшства на пред- 
умышленное и учиненное безъ предумышлешя. Возьмемъ, напр., убшство 
должностная лица (п. 3 ст. 2); особенность объекта этого вида убшства, 
конечно, можетъ служить основашемъ для усилешя навазан1я,определеннаго 
за общш типъ убшства ст. 1-ю, но онъ отнюдь не является достаточнымъ 
моментомъ для квалификации всякаго умышленнаго лишешя жизни, такъ какъ 



') То обстоятельство, что при убШстгЬ съ увеличивающими вину обстоятельствами 
минимумъ иаказанЫ несколько выше, твмъ при обыкновенно» убШств* (10 лъ"гъ вместо 8), 
нисколько не доказываетъ неверности изложеннаго въ тексте взгляда, ибо судъ, находя, что 
означенный минимумъ слишкомъ строгъ по обстоятельствамъ даннаго дъгла, можетъ умень- 
шить его согласно общей части признашемъ обстоятельствъ уменьшающигь вину, до ниэ- 
шаго размера каторги, какъ и при обыкновеяиыхъ убШсгвахъ. 



Ст. 2. 6» 

умышленное лишеюе жизни должностная лица можегь быть учинено при 
наличности такихъ обстоятельству въ виду которыхъ и при отсутствш пред* 
ушшлен1Я въ совершении убийства было бы слишкомъ сурово подвергнуть 
ввновнаго безсрочной или хотя бы десятилетней каторге. Иначе ставится 
вопрось по отношению къ убШству родителей, когда убйца своимъ поступ- 
ишь разрываетъ самою природою созданные узы кровнаго родства; въ 
этмгь случае усилеше наказания за убйство находить себе полное оправдаше 
(ср. $ 280 венгер. ул.). Но не лучше ли было бы вообще расширить пределы 
наказуемости по ст. 4 въ такой мере, чтобы подъ эту статью могли быть 
подводимы и квалифицированные виды убШства? При разделенш умышлен- 
наго лишетя жизни на предумышленное и непредумышленное, можно было 
бы, конечно, совершенно исключить квалификацию убийства (ср. герм. ул.). — 
Раввьшъ образомъ, убийство двухъ или более лицъ (п. 5) можегь быть при- 
знаваемо квалифицированные лишь при томъ условш, если оно совершено 
съ предумышлешемъ, потому что и въ этомъ случае многое аависитъ отъ 
конкретныхъ обстоятельствъ, который не могутъ быть предвидимы законода- 
телемъ. — Те же соображетя следуегь высказать и относительно убийства, 
предусмотреннаго п. 6; если оно совершено съ предумышлешемъ, — то, 
конечно, для виновнаго въ немъ недостаточно наказания по ст. 4 , если же 
предумышлеш'я не было, то даже при отсутствш смягчающихъ вину обстоя- 
тельствъ, наказаше по ст. 2 можегь оказаться слишкомъ строгимъ. — Жесто- 
кость способа совершения убийства (п. 7) вызываетъ безъ сомнения и суро- 
вость кары, но и такое убийство всегда совершается съ заранее обдуманнымъ 
намерешемъ и представляетъ поэтому самый гнусный видъ предумышленнаго 
убШства. Равнымъ образомъ и убхйство, выполненное съ целью облегчить 
совершение другаго преступлетя, составляетъ всегда убШство пред умыш- 
лен вое. — Изъ этого разбора отдельныхъ случаевъ квалификации убшства по 
проекту видно, что составители проекта, отвергнувъ систему делешя убШ- 
ства на предумышленное и непредумышленное, вновь возвращаются, только 
иньгоъ путемъ, къ этому же самому дВлешю, при установлен^ квалиФици- 
рованныхъ видовъ убМства, такъ что въ результате получается следующее: 
законодатель отвергаетъ простую систему делешя убийства, а судъ долженъ 
будетъ въ каждомъ отдельномъ случае проводить разливе между убШствомъ 
нредумышленнымъ и непредумышленнымъ. 



54. Московское Юридическое Общество. А. К. Вумфертъ заявить, 
что квалифицированное убийство, предусматриваемое ст. 2-ю проекта, необ- 
ходимо отличить отъ простаго убийства особымъ терминомъ. Это будетъ 

Сводъ Зднъчдшй, Т. I. 5 



«6 Ст. 2. 

иметь большое удобство въ практик*, и существовала особаго термина для 
подобныхъ преступлений мы встречаемъ почти во всехъ законодательствахъ 
Европы, какъ напр., азвазта* во Франции и Бельгии и Моги въ Германии, а 
потому, особенно при дипломатическихъ сношенпяхъ съ другими государ- 
ствами по вопросу о выдач* преступников!», весьма желательно, чтобы суще- 
ствовали более или менее общие термины для обозначения особыхъ видовъ пре- 
ступлений. Въ виду этого г. ВульФертъ предложилъ квалифицированное убий- 
ство обозначить терминомъ «умерщвление» и ст. 2-ю изложить такъ: «винов- 
ный наказывается какъ за умерщвление» Этотъ терминъ встречается 

въ проекте именно въ ст. 11, где говорится объ умерщвлении матерью 
своего плода, но здесь терминъ этотъ употребленъ неудачно, такъ какъ 
выражение «умерщвление», носить более тяжкий характеръ, и должно быть 
употреблено лишь по отношению къ живому существу, а не по отношению 
къ зародышу, а потому въ 1 1 ст. более уместны термины «истребление» 

или «изгнание» плода. 

На это С. А. Муромцевъ возразилъ, что ст. 2-я говорить о квэлифици- 

■ 

рованномъ убийстве, причемъ квалификация устанавливается по различнымъ 
признакамъ: по объекту, по способамъ и средствамъ и по цели. Но терминъ 
«умерщвление» предлагаемый А. К. ВульФертомъ для квалифицированна™ 
убийства, не можетъ быть признанъ удовлетворительным^ такъ какъ не 
характеризуетъ собою всехъ означенныхъ признаковъ и подъ него можетъ 
быть подведено разве только убийство, совершенное способомъ, особо мучи- 
тельнымъ для жертвы. 

За поправку А. К. ВульФерта подано 5 голосовъ, противъ — 27. 



55. Радомшй Окружный Судъ, чшы ирокуророкаго надзора сего 
Суда и местные Прдоякные Поверенные. При разсмотрении 2 ст. проекта 
въ коммисии, образованной изъ состава чиновъ Радомскаго Окружнаго 
Суда, прокурорскаго надзора сего суда и местныхъ Присяжныхъ Пове- 
ренныхъ, прежде всего былъ возбужденъ вопросъ о целесообразности 
этой статьи. Въ этомъ отношении председатель Коммисии д. Э. фонъ- 
Вендрихъ выразилъ мнение, что, въ виду предполагаемая изменения 
санкции 1-й ст. (ср. № 43), 2-я ст. представляется излишнею, такъ какъ ука- 
занный въ ней обстоятельства, особо увеличивайся вину, не имеютъ исчер- 
пывающа™ значения и въ каждомъ отдельномъ случае судъ, разсматриваю- 
щий дело, можетъ, признавъ наличность таковыхъ, по предполагаемому 
изменению санкции 1 й ст., назначить или высшую меру срочной каторги, или 
даже каторгу безъ срока. Далее г. фонъ- Вендрихъ высказалъ, что если и пред- 
ставляется возможнымъ сохранить 2-ю ст., то церечисленнымъ въ ней обстоя* 



Ст. 2. 67 

тельствамъ нельзя придать исчерпывающа™ значешя, почему полагалъ, въ 
случал сохранения 2-й ст., наложить ее въ следующей редакцш: совершив- 
ши убШство при особо увеличивающихъ вину обстоятельствахъ, какъ-то и 
т. д. Къ этому мненш присоединились члены коммисш Павинсшй, Шонтке- 
вить, СобещанскШ и Пржиленцюй. 

Членъ коммисш Чаплинь полагалъ оставить 2-ю ст. безъ изменешя въ 
виду того, что за законодателемъ несомненно должно быть признано право 
указать те обстоятельства, кои онъ считаетъ особо увеличивающими вину; 
предоставлеше же этого права суду едва-ли можетъ быть признано жела- 

1 

тельнымъ, такъ какъ въ этомъ случае одно и тоже обстоятельство, смотря по 
ютвому взгляду судей, признавалось бы и особо увеличивающимъ и неуве- 
«гачивающимъ вину. Къ этому мнению присоединились члены коммирш 
Соболевъ, Спассюй, Вехтерштейнъ, Сидоровъ-Подзорсюй и Поддубный. 



56. Чины прокурорскаго надзора округа Шевокой Судебной Палаты. 

При разсмотренш настоящей статьи въ собрании лицъ прокурорскаго надзора 
высказано было два мнешя; одно изъ нихъ, котораго держалось меньший- 
сгво, состояло въ томъ, чтобы 2 ст. совершенно исключить изъ уложен1Я, и, 
увеличивъ размеръ наказашя по 1 ст. до безсрочной каторжной работы, 
предоставить суду, въ каждомъ отдельномъ случае, применять то или другое 
наказаше. Другое мнеше, котораго держалось большинство, заключалось въ 
томъ, что, сохраняя 2-ю ст. въ уложенш, следуетъ, по возможности, согласо- 
вать ее съ 17-ю ст., предусматривающею квалифицированные случаи при 
яанесенш повреждешй. 



57*Чшы прокурорскаго надзораХарьковокой Судебяой Палаты к Про- 
куроръХарьковскагоОкружнаго Суда Снопко. Относительно квалифицирован- 
наго убийства Коммиая сама, на стр. 24 «объясненШ», указываетъ различные 
взгляды, существуюпце въ разныхъ государствахъ на то, что следуетъ ра- 
зуметь подъ квалиФицированнымъ убШствомъ. То перечислеше, которое 
дЯлаетъ Коммиая во 2-й ст. проекта, нисколько не лучше перечислений, 
встречающихся въ другихъ кодексахъ: оно не обнимаетъ всехъ случаевъ; и 
то, и другое отдельное положеше можетъ показаться сомнительнымъ, напри- 
вгВръ, отнесете къ числу квалиФицированныхъ убШетвъ — убШства съ целью 
облегчешя другаго преступлешя. Затемъ пропущены таюе случаи, 
какъ убийство восходящихъ и нисходящихъ по прямой лиши во всехъ степе- 
вдхъ, мужа или жены, хозяина, у коего убШца находился въ услужеши, 



68 Ст. 2. 

работ* или учеши, или членовъ семьи хозяина. Случаи эти предусмотрены 
статьею 1 45 1 ныне действующая) Уложетя о Наказашлхъ, и не упоминать 
о нихъ бъ новомъ уложен! и, если только въ немъ будетъ встречаться опре- 
делеше квалиФицированнаго убШства, нетъ достаточнаго основаны. 

На семъ основаши надлежитъ ст. 2 исключить, эаменивъ санвдцю 
ст. 1 следующею: «наказывается смертною казнью, или каторгою безъ 
срока или каторгою не ниже 10 летъ». Если темь не менее будетъ приз- 
нано необходимымъ выделить квалифицированные виды убШства въ осо- 
бую статью, то названные чины предлагаютъ изложить ст. 2 следую- 
щимъ образомъ: Виновный въ умышленномъ убШстве (какъ въ проекте, за 
исключешемъ п. 9 и съ присовокуплетемъ пунктовъ, касающихъ убшства 
восходящихъ и нисходя щихъ по прямой лиши, мужа или жены, хозяина, 
или членовъ его семьи, у коего убшца находился въ услужеши, работе или 
учеши) наказывается смертною казнью. 



2. КвалиФНкац1я убШства по особому положешю внновнаго. 

а) Угйство, учиненное должностнымъ лицомъ. 

58# Одесская Судебная Палата. Къ видамъ квалиФицированнаго убий- 
ства, предусмотреннаго ст. 2 проекта, следуетъ отнести и убШство, 
учиненное при исполненш служебной обязанности. Въ пользу такой квали- 
Фикацш говорить: 1) положение убШцы, воспользовавшагося дрвереннымъ 
ему государственной властью положетемъ для совершешя убШства; 2) поло- 
жеше по отношешю къ убШце жертвы; 3) необходимость последовательности 
и системы въ постановлен! яхъ уложетя: все те соображешя, которыя побу- 
дили Редакцшнную Коммисда квалифицировать, съ одной стороны, убШство 
должностнаго лица при отправлении имъ служебной обязанности (3 п. ст. 2) 
и, съ другой, учинеше должностнымъ лицомъ телеснаго повреждешя при 
исполнеши служебной обязанности (8 п. ст. 17), одинаково требуютъ ква- 
лиФИкацш и убШства, учиненнаго должностнымъ лицомъ при отправленш 
службы. 



59. Черняговодй Окружный Сужъ ж местные Присяжные Поверен- 
ные. Если представляется необходимымъ охранять, съ особою строгостью, 
отъ посягательства на жизнь, должностные лицъ, то не представляется ли 



Ст. 2. 60 

достаточно основами охранять, съ такою же строгости, и отъ посягатель* 
ства со стороны посЛднихъ на жизнь другаго, почему къ числу особенно 
важныхъ видовъ убШства следовало бы отнести и убийство, совершаемое 
должностнымъ лицомъ, пользующимся своимъ служебнымъ положешемъ для 
облегчешя способовъ убйства. 



60* Чины лрокурорскаго надзора округа Шевской Судебной Палаты, 

Въ ст. 3 следовало бы предусмотреть убшство, «учиненное при исполненщ 
служебныхъ обязанностей», въ виду объяснений самой Редакцюнной Комми- 
сш, приведенныхъ подъ п. 8 ст. 17 (стр. 171 и 172), такъ какъ те же 
мотивы, которые послужили основашемъ считать квалиФицированнымъ нане- 
сете должностнымъ лицомъ повреждений, должны гёмъ болВе служить осно- 
вашемъ для признашя квалиФицированнымъ и убийства, совершеннаго долж- 
ностнымъ лицомъ при исполненш имъ своихъ служебныхъ обязанностей. 



61. Чжны прокурорскаго надзора Владжкавказскаго Окружнаго Суда 

находятъ необходимымъ признаше квалиФицированнымъ — «лишешя жизни, 
совершеннаго должностнымъ лицомъ, при исполнении служебныхъ обязанно- 
стей» по тёмь соображетямъ, по коимъ должностное положеше самою Ком- 
мясг'ею признается за основаше квалиФикацш при совершении тыеснаго 
повреждешя. 

Должностное положеше виновнаго признано Коммиаею, согласно 
ст. 346 Улож., квалифицирующимъ обстоятельствомъ только при причине- 
нии повреждешй (ст. 172), а не при убШствЪ. Въ семъ посл'ЭДнемъ случае 
это положеше виновнаго представляется почему то безразличными тогда 
какъ чиновникъ, находящшся при отправленш своихъ служебныхъ обязан- 
ностей, является въ это время всегда бол$е отвЪтственнымъ и за убшство и 
телесное повреждеше, ч$мъ за убшство и т*Ьлесное повреждеше, совершен- 
ное имъ вн* отправлешя сихъ обязанностей. По этому ст. 2 нужно допол- 
нить сообразно п. 8 ст. 17. 



б) Убхйство, учиненное бгылымъ ссъиьно-каторжнымъ. 

62. Нижегородски Окружный Судъ. Председатель Суда Третьяковски 
и Члены Суда: Беръ, Баронъ Дельвигъ, Гудимъ-Левковичъ и Кузьминъ пола- 
гали необходимымъ дополнить ст. 2 особымъ пунктомъ следующего содер- 
жания: «когда убийство совершено бФглымъ ссыльно-каторжнымъ». 



70 Ст. 2. 

3. Кваиж*тищ1я убШсгва по' особому положенйо убпаго. 

а) Убхйство главы иностранкам государства. 

(Ст. 2, п. 1). 

63* Варшавская Судебная Палата, Относительно п. 1 ст. 2 одинъ 
изъ Членовъ Палаты, А. В. Кочубей, заявилъ, что, по его мнешю, въ этомъ 
пункте следовало бы сделать добавлете следующего содержашя: «во время 
нахождетя его въ пределахъ РосЫйской Имперш». По мнешю другаго 
Члена Палаты, П. К. Нимандера, п. 1 ст. 2 въ той редакции, каковая встре- 
чается въ проекте, именно такимъ образомъ долженъ быть понимаемъ, такъ 
что предлагаемое изменеше, по его мненио, излишне. ТретшЧленъ Палаты, 
С. В. Лютостаншй, полагалъ, что, въ силу общихъ началъ уголовнаго 
закона, совершивппй убШство главы иностраннаго государства вне преде- 
ловъ Российской Имперш, тогда только можетъ подлежать наказан1Ю по п. 1 
ст. 2, если законы страны, где совершено убШство, не мягче законовъ Импе- 
рш, и посему полагалъ, что нетъ основанш видоизменять редакцш п. 1 ст. 2. 
Члены Палаты, все противъ одного А. В. Кочубея, высказались за оставлеше 
п. 1 ст. 2 безъ изменешй. 

64* Прокуроръ Плоцкаго Окружнаго Суда Фувсъ. Усилеше наказуемо- 
сти за убшство главы иностраннаго государства существуете только въ гол- 
ландскомъ кодексе, но и то не безусловно, а только въ случае, если жертвой 
преступлешя будетъ глава дружественной державы (ст. 115); наше действую- 
щее Уложеше о Наказашяхъ также ставитъ наказаше за посягательство на 
главу иностраннаго государства въ зависимость отъ того, если, на основанш 
трактатовъ или обнародованныхъ о томъ узаконешй, постановлена надлежа- 
щая въ семъ отношеши взаимность (ст. 260). Въ своихъ объяснешяхъ 
(стр. 32) КоммиЫя считаетъ добавлеше, значащееся въ голландскомъ кодексе 
излишнимъ, но не приводить подробныхъ къ тому соображешй, а о прин- 
ципе взаимности, принятомъ действующимъ Уложешемъ, вовсе не упоми- 
наетъ; между темъ первый пунктъ ст. 2, въ нынешней его редакцш, можетъ 
вызвать крайне неожиданный и странныя последств1я. Отказъ отъ принципа 
взаимности ставитъ главу нашего государства въ сравнительно менее гаран- 
тированное положеше въ другихъ государствахъ, чемъ у насъ будутъ постав- 
лены главы последнихъ, и съ другой стороны, въ интересахъ чуждаго госу- 
дарства, облагаетъ усиленной наказуемостью нашихъ подданныхъ и иностран- 
цев ъ, пользующихся нашимъ гостепршмствомъ, сравнительно съ тою нака- 
зуемостью, какой бы они подвергнулись, совершивъ это преступлеше въ 



От. 2. 71 

т*хъ государствахъ, который не признаютъ это обстоятельствомъ усиливаю- 
пщиъ вину; при действш п. 4 ст. 2, можегь произойти и такой случай, 
что Французсюй подданный, отвечающШ у себя на родин* эа убийство пре- 
зидента по общимъ законамъ (стр. 29), у насъ будетъ за это же преступлете 
(стр. 32) подлежать ответственности какъ за убийство квалифицированное и 
мы подвергнемся упреку 61ге р1ив гоуаЬзке, ^ие 1е го1 тбше. Кроме того, 
по объяснешямъ Коммисш (стр. 32), для применешя п. 4 «необходимо 
сознаше виновнаго въ томъ, что онъ посягаетъ на главу инозтраннаго госу- 
дарства», но подобнаго требовашя нельзя вывести изъ редакции статьи и 
если действительно оно входить въ число признаковъ этого преступлешя, 
то и следовало бы о немъ особо упомянуть. Во всякомъ же случае, въ виду 
возможности указанныхъ выше последствШ и ради поддержашя международ- 
наго равенства, должно обусловить п. 2 взаимностью, если не дружествен- 
ностью, державы, глава которой падаетъ жертвою убгёства, такъ какъ приз- 
накъ этогь действительно не отличается строгою определенностью, и удер- 
жать такимъ образомъ принципъ, признаваемый действующимъ уложешемъ. 



65. Московсте Присяжные Поверенные. УбШство главы иностраннаго 

государства можетъ вызывать усиленную репрессш во внимаше къ особому 
положенно жертвы, какъ представителя верховной власти. Однако; этотъ 
поогВДнш признакъ, по существу своему, относится къ области политической, 
и если, въ силу его, убШство главы иностраннаго государства должно" со- 
ставлять преступаете квалифицированное, то такая квалиФикац'ш ео 1рво 
переводить его въ разрядъ политическихъ преступленШ. Однако, еще при 
обсуждеши общей части проектируемаго уложешя было предположено исклю- 
чить разсматриваемое преступлете изъ числа политическихъ; этимъ самымъ 
предрешенъ въ отрицательномъ смысле вопросъ о какой бы то ни было ква- 
лификации посягательства но жизнь главы иностраннаго государства на осно- 
вами признаковъ, имеющихъ несомненное политическое значеше. Но ни 
какого другаго основашя для квалиФикацш этого преступлетя не имеется. 
Высокое положеше главы иностраннаго государства, пребывающаго въ пре- 
делахъ Россш, настолько охраняетъ его безопасность, что для того не 
требуется еще усиленной уголовной репрессш. Кроме того, убшство 
главы иностраннаго государства, совершенное съ политическими целями, 
должно составлять преступлеше политическое, если же это убШство 
будетъ совершено по личнымъ побуждешямъ, тогда нетъ никакихъ осно- 
ванш делать изъ простаго убийства квалифицированное, ибо въ этомъ 
случае, совершая преступлеше, преступникъ не имеетъ въ виду поло- 



72 Ст. 2. 

жвН1я жертвы, какъ главы иностраннаго государства. На основании всехъ 
этихъ соображешй Коммиод болытшствомъ голосовъ положила: п. I ст. 2 
долженъ быть исключенъ. 



Ср. замеч., привед. подъ№ 51 (стр. 58). 

б) Убийство члена иностраннаго царствующаю дома и дипломатичен 

екаю представителя иностраннаго государства. 

66. Сенаторъ Н. Н. Орловъ. Въ ст. 2, 17 и 74 определяются 
услов1я квалиФикацш преступленш противъ жизни, здоровья и чести и 
это определеше основывается хотя и не на совершенно одинаковыхъ, но 
во всякомъ случай сходныхъ соображешяхъ (объяснительная записка, 
стр. 167, 494); потому кажется, одинаковые пункты этихъ статей 
и должны быть редактированы по возможности однообразно. Такъ, въ 
пункт* 1 ст. 2 говорится объ убшетве лишь главы иностраннаго го- 
сударства, а въ ст. 17 и 74 упоминается и о дипломатическомъ пред- 
ставителе таковаго государства, на томъ основаши, что личность потер- 
певшего усиливаетъ тяжесть преступлешя съ точки зретя дружескихъ 
международныхъ отношений (объяснительная записка, стр. 163 и 498). 
Это соображеше должно быть применено и къ убшетву, и пунктъ 1-й 
ст. 2 долженъ быть изложенъ въ редакцш техъ же пунктовъ статей 1 7 
и 74-й. Сверхъ сего, я думаю, что и по общему началу последовательности, 
л по нашей государственной, народной и международной жизни, на 
ряду съ главою иностраннаго государства и выше его дипломатическаго 
представителя следуетъ поставить членовъ иностранныхъ царствующихъ 
домовъ; подобное указаше встречается и въ некотор&хъ иностранныхъ зако- 
нодательствахъ (объяснительная записка, стр. 29 ; 30), и въ самомъ деле, 
если, по дипломатическимъ соображешямъ, усиливается наказаше за уб!*й- 
ство повереннаго въ делахъ какой либо державы, то неужели не следу етъ 
равномерно усилить оное и за убшетво, напримеръ, наследнаго принца этой 
же державы? 



67 • ПроФвсооръ Шютце. Первымъ изъ квалиФицированныхъ видовъ 
уб1Йства проектъ ставить убШство «главы иностраннаго государства». Срав- 
нивая это постановлеше съ правиломъ, изложеннымъ въ п. 1 ст. 17, преду- 
сматривающей квалифицированные виды телеснаго повреждения, мы видимъ 
между ними следующее различие: между темъ какъ п. 1 ст. 2 говоритъ 
лишь о квалиФикацш убшетва главы иностраннаго государства, п. 1 ст. 17 



Ст. 2. 75 

содержать въ себъ указаше на квалификацию причивешя гьсваго повреж- 
дения не только глав*, но и «дипломатическому представителю» иностранна™ 
государства; эту прибавку следовало бы, казалось, внести и въ п. 1 ст. 2, 
въ виду того, что Редакцюнная Коммисая предположила пометить правила 
объ убшствФ и другихъ посягательствахъ противъ представителей иностран- 
ныхъ державъ въ числФ общихъ постановлен^ о посягательствахъ на лич- 
ность и не удыять имъ особыхъ постановлений о преступныхъ дйяшяхъ 
противъ дружественныхъ державъ въ числе правилъ о государственныхъ 
преступл ешяхъ . 



68. Радожошй Окружный Судъ, чшы лрокурорскаго надзора сего 
Суда I жЪстяые Присяжные Поверенные. При обсуждении пункта 1-го 2 ст., 
членъ коммисш, образованной для разсмотрФшя проекта, Сид оровъ- Подзор- 
скгй высказалъ, что наравне съ убшствомъ главы иностраннаго государства 
должно быть признано и убшство диплоиатическаго представителя иностран- 
наго государства, ибо такой представитель, по началамъ международная) права, 
лерсониФицируетъ собою государство, предстрвителемъ коего онъ является и 
долженъ, наравне съ главою государства, имъ представляемаго, пользоваться 
особымъ уважешемъ. — Къ этому мненш присоединились и члены коммисш: 
Чаялинъ, Спасши, Па в и нею и, Поддубный и Пюнткевичъ. Остальные же 
члены коммисш полагали оставить этотъ пунктъ безъ изменешя. 



69. Товарищ! Прокурора Вологодская» Окружнаго Суда Харнзоиеноьъ, 
Нечаевъ ж Скворцовъ. Въ 2 ст. въ числе обстоятельству усиливающихъ 
ответственность за убшство, въ 1 п. , упомянуто убшство только главы иностран- 
наго государства. Между темъ въ1 п. 17 и 4 п. 78 ст., кроме главы иностран- 
наго государства, значится и дипломатичешй представитель иностраннаго 
государства. По соображешямъ Коммисш (163 стр.), выделеше дипломати- 
ческаго представителя не представляется необходимымъ въ виду тяжести 
наказашй, назначенныхъ вообще за убшство. Последнее соображеше, хотя 
можегь быть и верно, но, съ внешней стороны, представляется не совсемъ 
правильнымъ, такъ какъ не исключаетъ и другаго заключешя по этому пред- 
мету. Такъ*, можетъ оказаться, что убшство дипломатическаго представителя 
преследуется легче, чемъ нанесеше ему тяжкихъ и легкихъ телесныхъ 
повреждений или простаго оскорбления. Посему въ 1 п. 2 ст. надлежало 



74 Ст. 2.' 

бы упомянуть и о дипломатическомъ представитель иностранна™ государ- 
ства. 

Ср. за меч., привед. подъ № 51 (ст. 58). 

в) Убхйство священнослужителя. 

(Ст. 2, п. 2). 

70. Редакщонный Коитетъ Уготовжаго Отд*ле ш С.-Петербургекаго 
Юржджческаго Общества. Въ тексте не заключается определешя относи- 
тельно вероисповедашя объекта злодеяшя. Но изъ объяснительной записки 
(стр. 32) видно, что Коммиая придаетъ особое значеше выражешю «службы 
Бояией» и на этомъ основанш комментируетъ текстъ статьи въ томъ смысле, 
что объектомъ злодеяшя здесь можетъ быть только хриспанскШ священно- 
служитель. Вводя этотъ видъ квалиФикацш въ проектъ, Коммиая опиралась 
на действующее Уложеше (212 ст.). Едва- ли можно согласится съ теми 
общими основашями, который приняты Коммиаею при установлен^ этой 
квалиФикацш. Прежде всего, нельзя не заметить, что и по действующему 
закону, согласно толковашю его Н. С. Таганцевымъ въ изслФдоваши о 
лишеши жизни (ч. II 60, 61), и по проекту, субъектомъ этого преступлешя 
можетъ быть всякое лицо, не исключая и лицъ, непринадлежащихъ къ хри- 
ст1анскому исповедашю. Если же это такъ, то само собою разумеется, что 
центръ тяжести этой квалиФикацш надлежитъ искать не въ субъективныхъ 
услов1яхъ деяшя, какъ это делаетъ Коммиая (ибо когда субъектомъ дЪятп 
будетъ нехриспанинъ, то для квалиФикацш его не окажется необходимыхъ 
услов1Й), а въ объективной опасности, опирающейся на принципъ охранешя 
религюзнаго культа и неприкосновенности служителей его во время и с по л - 
нешя ими религюзныхъ обрядовъ. Отсюда самъ собою выдвигается вопросы 
целесообразно ли ограничивать кругъ объектовъ злодеяшя одними хриспан- 
скими священнослужителями и исключать изъ числа ихъ служителей дру- 
гихъ, признанныхъ въ государстве, исповеданШ? Если проектъ не ограни- 
чиваешь квалиФикацш одними православными священнослужителями, какъ 
представителями господствующей, государственной, релипи, а расширяешь 
ее на все хрисиансюя исповедашя, то самое последовательное проведете 
установленнаго принципа требуетъ отрицательнаго ответа на поставленный 
вопросъ. Поэтому желательно дополнить 2 п. 2 ст. следующими словами: 
«а также духовныхъ лицъ магометанскаго и еврейскаго вероисповедашй 
при исполнены ими обрядовъ ихъ веры» . (См . также по этому поводу сооб- 
ражешя, высказанныя ниже при разсмотренш 74 ст. проекта). 

Ср. замеч., привед. подъ № 51 (стр. 58). 



Ст. 2. 75 

71. Варшавски Судебная Нажата. Членъ Палаты П. И. Пнстолъкорсь 
полагать сделать въ пункта 2-мъ ст. 2 после слова «священнослужи- 
телей» следующее добавлеше: «всехъ признан ныхъ въ Имперш хриспан- 
скихъ вероисповедашй». Большинство членовъ Палаты высказалось за оста- 
влеше п. 2 ст. 2 безъ всякихъ изменений въ прежней редакцш. 



72. Рад омск1Й Окружный Судъ, чнны ирокурорекаго надзора ©его Суда 
I костные Присяжные Поверенные. Члены Суда Спасе к\й, Вехтерштейнъ 
и Сидором- Подзоршй, находя, что духовный лица всехъ признаваемыхъ 
государствомъ вероисповеданий пользуются во время отправлешя богослу- 
жешд и духовныхъ требъ одинаковымъ уважешемъ, полагали изменить 
2-й п. такъ: «духовнаго лица одного изъ признаваемыхъ государствомъ 
вероисповеданий и т. д». 



73. ПрокурорекИ надзоръ округа Казанской Судебной Палаты. 

Мотивомъ къ увеличение наказашя за убшетво священнослужителя во время 
совершешя имъ богослужешя или во время совершешя отдельныхъ требъ, 
какъ это видно изъ объяснешй къ проекту уголовнаго уложешя, служить то, 
что таковымъ деяшемъ преступникъ несомненно указываетъ на особенную 
безнравственность. Но однако этотъ 2 п. , по словамъ техъ же объясненШ, дол- 
женъ применяться лишь тогда, когда объектомъ посягательства будетъ свя- 
щеннослужитель одного изъ хриспанскихъ исповедашй, признанныхъ въ 
Россш, и независимо отъ того, какого вероисповедашя будетъ субъектъ пре- 
ступлешя, преступникъ. Между темъ, какъ кажется, что убшетво и свя- 
щеннослужителя другаго нехриспанскаго исповедашя лицомъ того же испо- 
ведашя, которое, кроме того, пользуется темъ же признашемъ въ Россш, дол- 
жно бы служить не меныпимъ доказательствомъ особенной порочности и без- 
нравственности преступника. А посему 2 п. ст. 2 следовало бы изложить такъ: 
«священнослужителя христнекаго исповедашя при совершеши имъ службы 
Бож1ей или духовной требы, какого бы вероисповедашя ни былъ самъ вино- 
вный^ служителя иныхъ, нехристнекихъ исповеданШ, при техъ жеусловь 
лхъ, если таковое преступлеше совершено лицомъ того же вероисповедашя». 



74.Товарицъ Прокурора Нижегородокаго Окружнаго Суда Фмипповъ. 

Проектъ новаго уголовнаго уложешя признаетъ, между прочимъ, въ виду 
особаго положешя убитаго, лишение жизни священнослужителя при совер- 
шеши имъ службы Бояией или духовной требы квалициоированнымъ 
уййствомъ, причемъ Редакцюнная Коммиая (об. зап., стр. 32) находить, что 



76 Ст. 2. 

для применешл 2 пункта 2 ст. требуется, чтобы убить бшъ 
священникъ одного изъ христанскихъ вероисповеданий, признанныхъ въ 
Россш. Самая редакщя 2 п. 2 ст., заменяющая собой 212 ст. улож. о 
наказ., изд. 4866 г., возбуждаетъ сомнеше о возможности применять ее ко 
всемъ духовнымъ пред ставите лямъ другихъ христанскихъ вероисповеданий, 
признанныхъ въ Россш, такъ какъ, по терминологии уложетя о наказашяхъ 
священнослужителями, въ отлич1е отъ церковнослужителей, именуются 
лишь духовные особы православной, католической, армлно-грегорйанской и 
ар мяяо католической церквей. Духовнымъ же особамъ нротестантскихъ испо- 
ведашй присвоивается наимеши&ше проповедниковъ (ст. 1557, 1575, 1577 
и 1578 улож. о нак.) .Несомненно, что новое уголовное уложешеподъ словомъ 
«священнослужителя» разумеете и проповедниковъ, также совершающихъ 
службу Божда и исполняющихъ церковныя требы. Во избежаше всякихъ недо- 
разуменШ надлежало бы после слова «священнослужителя» добавить «или 
проповедника» . Независимо отъ сего, не представляется достаточно основа- 
ний не признавать квалиФицированнымъубШствомъ лишеше жизни, при отпра- 
вленш службы, духовныхъ лицъ другихъ, допущенныхъ въ Россш, вероиспо- 
веданий. Если почему либо положеше духовныхъ лицъ не христнскихъ испо- 
веданШ было бы признано не соответствующимъ положешю священно - слу- 
жителей или проповедниковъ, то во всякомъ случае эти духовный лица дол- 
жны быть приравнены къ должностнымъ лицамъ, о которыхъ упоминаетъ 
3 п. 2 ст., и тогда этотъ пунктъ подлежитъ соответствующему дополнешю. 
Эти же замечашя должны относиться и къ 2 и 3 п. 1 7 и 2 и 3 п. 74 ст. 
требующимъ также, какъ и 2 и 3 п. ст. 2, дополнешя. 



75* ПрокурорскИ надзоръ Ярославскаго Окружнаго Суда. Во вто- 
ромъ пункте ст. 2 говорится объ убШстве священнослужителя при север - 
шенш имъ службы Бож1ей или духовной требы, но при этомъ не опреде- 
ляется вероисповедаше, представителемъ котораго долженъ быть убитый 
священнослужитель. Въ объяснешяхъ же своихъ (стр. 32) Редакцюнная 
КоммиЫя указываетъ, что для применешя этого пункта требуется, чтобы 
убитый священникъ принадлежалъ къ одному изъ хриспанскихъ вероиспове- 
дашй, но вместе съ темъ прибавляетъ, что основашемъ къ признашю такого 
случая квалиФицированнымъ служить особенная безнравственность преступ- 
ника, проявляющаяся въ посягательстве на жизнь служителя церкви въ то 
время, когда онъ совершаетъ какое либо таинство или вообще отправляетъ 
богослужеше. Изъ этого видно, что квалдоицироваше убийства церковно- 
служителя обусловливается не преимуществомъ или значешемъ релипи, къ 



Ст. 2. 77 

которой посхЬдтй принадлежите, а нравственною испорченностью посягаю- 
щаго лица, неоказывающаго уважешя къ релнгюзнымъ убЪждешямъ убитаго 
и къ обрддамъ той религш, которой послВДшй служить по своему звашю; съ 
этой же точки зр'Ёшя наравне съ священнослужителями хриспанскихъ 
кЪроиспов'Вдаюй должны быть, по нашему мнЪнио, поставлены и служители 
вс&хъ признаваемыхъ и допускаемыхъ въ Россш вФроиспов'Ёдашй, хотя бы 
и языческихъ. Поэтому 2 п. 2 ст. следовало бы изменить въ указан- 
номъ смысла, постановивъ, что къ убШству квалифицированному относится 
убийство служителя церкви одного изъ признаваемыхъ или допускаемыхъ въ 
Россш вФроисповЗДатй. 



76. Присяжный Поверенный Орловъ. Отнеся убйство священнослу- 
жителя при совершети имъ службы Боаией или духовной требы въ раз- 
рядъ квалиФицированныхъ убШствъ, Редакцюнная Коммис1я ни въ тексте 
закона, ни въ объяснительной записки не указала, кто можетъ быть субъек- 
томъ означеннаго преступлешя, лицо ли только того вЪроиспов'Вдашя, коего 
быль и убитый, или же безразлично — какого бы вЪроисповЪдатя онъ ни 
быль. Такая недомолвка въ закон* несомненно должна вызвать на практике 
болышя затруднен1я. КромЪ того, желательно было бы не ограничивать поня- 
Т1Я священнослужителей лишь одними хрисп'анскими вЪроисповФдашями, 
и, признавая квалиФицированньшъ убШство напр. лютеранскаго пастора, 
сл-бдуегь считать таковымъ же и убШство магометанскаго муллы или 
еврейскаго раввина, лишь бы вФроисповйдатя эти были признаны въ 
Россш. Тоже зам*чаше относится и къ п. 2 ст. 1 7 и п. 2 ст. 74. 



77* ВДевекая Судебная Палата. Члены Палаты Тихомировъ и Полу- 
ботко высказали, что такъ какъ отправлеше обязанностей священнослужи- 
телей не исчерпывается только исполнешемъ службы Бож1ей и духовныхъ 
требъ, а могутъ быть эти обязанности отправляемы ими и въ другихъ случа- 
яхъ 9 няприм*Ёръ: въкрестныхъ ходахъ и при хождеши съ образами и крестомъ, 
то эти два послФдшя обстоятельства также должны быть внесены въ число 
условШ примФнешя 2 пункта 2-й и 2 пункта 1 7-й статей. Члены же Палаты 
Навроцкгй и Скараюинскгй полагали этого изм*Ёнешя въ проект* не дыать. 



78» Варшавская Судебная Палата. Членъ Палаты А. В. Кочубей 
эаявилъ, что постановление ст. 2 не слъдуетъ распространять на убШство 



78 Ст. 2. 

священнослужителей при исполнении ими духовныхъ требъ, но мн*Ёше это 
было отвергнуто большинством^ членовъ Палаты и ст. 2 оставлена была 
безъ измФнешя. 



79. Тжфдксокая Судебная Палата. Въ текст* гёхъ статей проекта У го- 
ловнаго Уложешя (2, 17, 74), которыя къ числу квалиФицированныхъ пре- 
стунлетй относягь посягательство на жизнь, здоровье и честь священно- 
служителей, при совершенш ими службы Божьей, или духовной требы, слъ- 
дуетъ ввести, для надлежащей ясности, указаше на то, что въ этихъ стать- 
яхъ говорится о священнослужителяхъ только хриспанскихъ испов-Ьдан1Й. 
По сему представляется полезнымъ, въ означенныхъ статьяхъ, къ слову: 
«священнослужители» добавить выражеше: «всёхъ хриспанскихъ исповЪ- 
даюй». Такое дополнеше текста вышеприведенныхъ статей проекта Уголов- 
наго Уложешя не можетъ почитаться излишнимъ въ виду того, что въ дъй- 
ствующемъ положительномъ прав* существуютъ статьи закона (712 ст. 
Устава Уголовнаго Судопроизводства и друпя), которыя, упоминая о 
священнослужителяхъ, добавляютъ къ этому последнему слову выражеше: 
«всёхъ хриспанскихъ испов^дашй» . Введеше въ текстъ вышеприведенныхъ 
статей проекта Уголовнаго Уложешя словъ: всёхъ хриспанскихъ в*ро- 
испов*дашй» — предотвратило бы случаи неправильнаго отнесешя къ числу 
квалиФицированныхъ преступлешй посягательства на жизнь, здоровье и 
честь духовныхъ лицъ нехриспанскихъ испов^дашй (раввина, муллы и 
тому подобныхъ) . 



80. Костромской Окружный Судъ. Изъ соображенШ Редакцюнной 
Коммисш видно, что п. 2 ст. 2 обнимаются случаи убШства священнослужи- 
телей всёхъ хриспанскихъ в*роиспов*дан1й; между гбмъ, на основаши 
ст. 40 Осн. Зак. Т. I, ч. 4, въ Россш первенствующею релипей признается 
православная. Поэтому, во избъжаше всякихъ недоразумЪшй, означенный 
пунктъ следовало бы редактировать такимъ образомъ: «священнослужители 
одного изъ хриспанскихъ испов'Ёдашй». 



81. Товарщн Прокурора Вологодскаго Окружнаго Суда Харнзоме- 
новъ, Нечаевъ н Скворцовъ. Умолчаше 2 п. о томъ, какого исповъда- 
Н1Я долженъ быть служитель, при допущенной у насъ веротерпимости всёхъ 
испов'Вданш, можетъ поставить въ затруднеше и посему, въ самомъ законе, 



Ст. 2. 7» 

надлежать упомянуть: «священнослужителя одного изъ хриепансаихъ веро- 
ясповедатй», согласно соображешямъ Коммисш (стр. 32). 



82. ПрохурорсхИ надзоръ Московской Судебной Палаты. Въ п. 2 
статьи 2 выражеше «службы Бож1ей» следовало бы заменить выражетемъ 
более простымъ и общепринятымъ «Богослужете» . 



83* Прокурорски надзоръ Владнкавказскаго Окружного Суда. 

Пунктъ 2 ст. 2 проекта, признающей за квалифицированное убШство лишеше 
жизни священнослужителя при исполнеши имъ духовныхъ требъ, долженъ 
быть, по нашему мнешю, дополненъ указашемъ, что убйство священно* 
служителя считается квалиФицированнымъ не только тогда, когда оно 
совершено при исполнеши имъ духовныхъ требъ; но и тогда, когда оно 
совершено по поводу исполнения требъ, хотя бы и не во время самаго ихъ 
исполнешя, такъ напримеръ, убШство священника иноверцами за соверше- 
ше таинства крещешя надъ ихъ единоверцемъ и т. п. 



84. .Московское Юржджческое Общество. При чтенш 2 п. ст. 2 А. М. 
Фалькоеапй эаметилъ, что пунктъ этотъ имеетъ въ виду оградить лишь свя- 
щеннослужителей хриспанскихъ вероисповеданий и притомъ лишь признан- 
яыхъ въ России. Далее, этотъ пунктъ обнимаетъ собою случай убийства 
священнослужителя при совершеши имъ и духовной требы, что слишкомъ 
широко и излишне. 

В. И. Пржевальскгй призналъ нецедесообразнымъ упоминать только о 
свяпденнослужителяхъ однихъ христ|'анскихъ вероисповедашй и потому 
предюжилъ п. 2 вовсе исключить, тёмъ более, что онъ предусмотренъ 
л. 3, такъ какъ священнослужитель при совершеши богослужешя есть 
должностное лицо при отправленш имъ обязанностей службы. Предла- 
гаемая поправка относится равно и ко 2 п. 74 статьи. 

Общество болыпинствомъ 22 голосовъ противъ 9 постановило: пунктъ 2 
исключить. 



85. Члевъ Радожокаго Окружнаго Суда Соболевъ замечаетъ, что 
указанный въ п. 2 ст. 2 случай вполне подходить подъ определение 
3 п., вследств1е чего 2 п. подлежит^ исключен ш. 



80 Ст. 2. 

86. Московспе Пржсяжжые Поверенные. УбШство священнослужи- 
теля при условзяхъ, означенныхъ въ п. 2 ст. 2, по какимъ либо побуж- 
дешямъ, постороннимъ Фанатизму, составляешь въ практике явлеше крайне 
редкое. Если же убШство священнослужителя будетъ совершено изъ рели- 
познаго Фанатизма, то преступлеше свидетельствуетъ не объ особой без- 
нравственности преступника или неуважеши его къ христианской релипи, 
но лишь о крайнемъ невежестве его, а равно о преувеличенной ревности 
его къ той самой ре лип и, въ интересахъ которой онъ думалъ действовать. 
Кроме того, непоследовательно наказывать усиленно лишь за убШство 
священнослужителей хриспанскихъ исповвдашй. Квалифицированную ответ- 
ственность, если она будетъ существовать, справедливость требуетъ распро- 
странить безъ различ1я вероисповедашй. Однако такое распространеше 
привело бы въ печальнымъ недоразумешямъ и ненужнымъ оправдатель- 
нымъ приговорамъ въ случаяхъ убШства, напримеръ, раввина православ- 
нымъ. На основами всехъ этихъ соображений пунктъ 2 статьи 2 следовало 
бы исключить. 

г) УбШство должностная) лица. 
(Ст. 2, п. 3}. 

87* ПроФ. Гейеръ. Постановлеше п. 3 ст. 2 объ убийстве «должност- 
ная) лица при отправлеши или по поводу отправлешя имъ служебной 
обязанности» следовало бы дополнить указашемъ, что отправлеше служебной 
обязанности должно быть «законное» («при законномъ отправлеши или пс 
поводу законнаГо отправлешя служебной обязанности»). 



88. Радожшй Окружный Судъ к местные Присяжные Поверенные. 

Относительно 3 п. членъ коммисш, образованной изъ состава чиновъ Радом- 
скаго Окружнаго Суда, проку рорскаго надзора сего Суда и местныхъ Присяж- 
ныхъ Поверенныхъ, П. П. Спасши, высказалъ,что должностныя лица могутъ 
пользоваться особымъ покровительствомъ закона лишь въ техъ случаяхъ, когда 
ихъ действ1я по службе законны, почему и полагалъ дополнить 3 п. словами: 
«если его дейсгая были законны». Къ этому мнешю присоединились члены 
коммисш А. В. Собпщаншй и Б. С. Држиленцкгй, остальные же члены 
коммисш, основываясь на томъ, что употребленное въ 3 п. выражеше «при 
отправлеши или по поводу отправлешя служебной обязанности» съ достаточ- 
ною точностью определяютъ пределы применения 3 п. 2 ст. , полагали оста- 
вить этотъ пунктъ безъ изменешя. 



Ст. 2. 81 

ДО. Московское Юрядпеекое Общество. Членъ Общества С. И. Виктор- 
ами предложить въ пункте 3, вместо «при отправленш или по поводу 
отправлены», сказать: «при правильномъ отправленш» имъ служебной 
обязанности. 

В. А. Орловъ призналъ такую поправку излишнею, полагая, что изъ 
текста проектировавнаго закона и такъ видно, что речь идетъ о правильномъ 
отправленш службы. 

А. К. Вульфертъ нашелъ предложенную поправку не нужною, такъ 
какъ вопросъ о соответствш действий власти съ законами долженъ иметь 
место на самомъ суде. 

В. М. Држевальскгй полагалъ, что прибавка слова «правильный» поро- 
дить много недоразумешй. Положимъ, напр. , Судебный Следователь принялъ 
по отношешю къ подсудимому известную меру пресечешя способовъ укло- 
нешя и быль убить подсудимыми судь же призналъ миру Судебнаго Следо- 
вателя неправильною. Возникаетъ недоумеше: считать ли въ данномъ 
случае убШство квалифицированнымъ или нётъ? 

И. А. Вокачь, не находя удобнымъ вставить въ текстъ закона именно 
слово «правильный», всетаки настаивалъ на прибавке какого либо выраже- 
тя, ограничивающая поня-пе «отправлеше служебной обязанности», такъ 
какъ, напримеръ, превышеше власти, допущенное со стороны убитаго, 
должно служить обстоятельствомъ, очевидно, уничтожающимъ повышеше 
наказанья. 

А. К. Вульфертъ нашелъ всякую прибавку въ такомъ смысле опасною. 
Судебный Следователь нарушилъ, напримеръ, законъ, допросивъ обвиняе- 
маго по истеченш сутокъ и часа, и вдругъ — это обстоятельство послужить 
поводомъ къ неквалифицированному убШству. Потому лучше весь этотъ 
вопросъ оставить на решеше суда присяжныхъ. 

И. А. Вокачь разъяснилъ, что мелочныя нарушешя долга службы онъ 
не имеетъ въ виду, но въ своемъ предложенш исходить, напримеръ, отъ 
такого случая: Следователь слишкомъ долго заставляетъ томиться обвиняе- 
маго подъ стражей и у бить раздраженнымъ арестантомъ. 

В. М. Држевальскгй замети лъ, что въ такомъ случае можно и весь 
судь перебить, ссылаясь на какое либо нарушеше имъ закона. 

За поправку С. И. Викторскаго высказалось 7 голосовъ противъ 24. 

А. М. ФальковскШ предложилъ вставить въ пунктъ 3-й слово «заве 
домо» въ техъ видахъ, чтобы обозначить, что убШца долженъ знать обще- 
ственное положеше жертвы. 

Сводъ Замъчашй, Т. I. 6 



82 Ст. 2. 

А. К. Вульфертъ высказался противъ этой поправки, считая ее излиш- 
нею и полагая, что признакъ, указанный А. М. Фальковскимъ, подразуме- 
вается самъ собою въ силу общихъ начала уголовнаго права. 

За поправку А. М. Фальковскаго подано было 2 голоса противъ 29. 

90. Товарищ Прокурора Вологодскаго Окружнаго Суда Харнзоне- 
новъ, Нечаевъ и Скворцовъ. Такъ какъ по опыту общественная и государ- 
ственная служба не всегда идетъ рука объ руку съ законностью, ныне дей- 
ствующее уложеше строго различаетъ законныя действ)'я чиновника и только 
таковыя ограждаетъ отъ преступнаго посягательства. Отсюда само собой 
разумеется, что убШство должностнаго лица можетъ увеличивать ответствен- 
ность только при условш законности его действШ; было бы въ высшей сте- 
пени несправедливо одинъ Фактъ отправлешя должности или служебной обя- 
занности считать увеличивающимъ вину обстоятельствомъ при злоупотреб- 
лешяхъ власти. Въ виду этого, слово «служебной» правильнее заменить ело* 
вомъ «законной» обязанности. 



91* Одесская Судебная Палата. Изъ пункта 3-го статьи 2 следовало- 
бы исключить: «или по поводу отправлешя». Въ пользу такого исключешя 
говорятъ следующ1я соображешя: 1) убшетво должностнаго лица при испол- 
неши имъ служебной обязанности и убШство его по поводу отправлен1Я тако- 
вой существенно между собой разнятся. При совершенш перваго суще- 
ствуетъ особенно резкое нарушеше публичнаго, государственнаго элемента. 
Оно является посягательствомъ на государственную власть при самомъ ея, 
такъ сказать, священнодействш. При такомъ свойстве убгёства представ- 
ляются совершенно несущественными, какъ это и объясняется Редакцюнной 
КоммиЫей, мотивы и побуждешя убийства, безразлично, частнаго-ли они 
или публичнаго характера. Безразлично также, каково по своему внутрен- 
нему достоинству самое отправлеше служебной обязанности, такъ какъ видо- 
вой признакъ уб1йства (объектъ) не должностное лицо само по себе, а дей- 
ствующая государственная власть, къ коей убшца стоитъ лицомъ къ лицу. 
Совершенно иное представляется въ убшетве должностнаго лица «по поводу 
отпрэвлешя его служебной обязанности». Здесь публичный, государствен- 
ный элементъ значительно ослабленъ, почти исчезъ, такъ какъ отправлеше 
обязанности службы уже минуло и можетъ даже относиться ко времени 
давно прошедшему. Здесь, какъ это указываетъ самое выражеше «по 
поводу» , на первый планъ выступаютъ побуждешя и мотивы убгёства, кото- 
рые, съ одной стороны, вовсе не вл1яютъ на придаше убШству особыхъ 
видовыхъ признаковъ, а съ другой, служатъ въ большинстве случаевъ осно- 



Ст. 2. 83 

вашею къ опредЫешю элаго умысла убийцы не по публичному элементу 



отправлявшихся когда-то служебныхъ обязанностей, а по ихъ внутреннему 
достоинству. 2) Уголовное уложеше должно иметь своей главной задачей 
удобство применешя его судьями. Можно очень сомневаться въ таковгь удоб- 
ств* по отношешю къ выражение проекта «по поводу отправлешя служеб- 
ной обязанности», такъ какъ оно создаетъ для суда обязанность определить, 
въ каждомъ данномъ случае, последовало- ли убШство лица, состоящего на 
государственной или общественной службе, по поводу исполнявшихся имъ 
служебныхъ обязанностей. Между темъ, такое определеше представится 
весьма часто немыслимымъ, ибо оно будетъ стоять въ прямой зависимости 
отъ разрешения вопроса о томъ, каше именно были мотивы и побуждения 
убШцы; а иоследше, по отношешю къ разсматриваемому убШству, не всегда 
будуть уловимы. По самому существу разсматриваемаго признака, опреде- 
леше его будетъ сводиться, въ огромномъ большинстве случаевъ, на уясне- 
те обстоятельству имеющихъ значеше доказательства предумышленности 
убШства. Но ведь самый признакъ предумышленности въ убшстве отверг- 
нуть проектомъ именно вследств1е его недостаточной определенности. 
Указываемое затруднение станетъ понят нымъ, если сравнить разсматривае- 
мый признакъ съ теми, которые предусмотрены, напримеръ, 8-мъ и 
9-мъ пунктами статьи 2-й. Въ этихъ последнихъ побуждешя убШцы опре- 
деляются известными внешними признаками, доказательство коихъ 
обнаруживается самимъ убШствомъ (добытое преступлешемъ имущество, 
преступлеше, совершеше коего было облегчено убШствомъ). Такихъ 
признаков^ въ убшстве должностнаго лица по поводу отправлешя имъ 
служебныхъ обязанностей нетъ и побуждешя скрыты въ душе убШцы, 
разгадка коихъ можетъ находиться часто въ давно прошедшемъ времени, что 
будетъ постоянно затруднять судей въ примененш 3-го пункта статьи 2-й, 
темъ более, что отъ докаэательствъ указанныхъ побуждений будетъ зависеть 
не одно лишь усилеше наказашя, но и признаше убШства особымъ квалиои- 
цированнымъ видомъ таковаго. 



92. Московское Юржджческое Общество. А. М. Фальковскхй предло- 
жилъ изъ статьи 2, какъ говорящей объ убшстве частныхъ лицъ, исключить 
вовсе пунктъ 3. 

А. К. Вульферть высказался противъ этого предложен! я, ссылаясь на 
примеръ Итальянскаго проекта, который также счелъ удобнымъ поместить 
подобный пунктъ въ рубрике о частныхъ убшствахъ. 

За предложение А. М. Фальковскаго высказалась 2 голоса противъ 29. 



84 Ст. 2. 

93* Иосковше Присяжные Поверенные. По мнетю большинства ком- 
мисш, избранной общимъ собрашемъ Присяжныхъ Поверенныхъ, долж- 
ностное лицо сугубо охраняется въ своей безопасности прерогативами, свой- 
ственными его особому положенно. Въ значительномъ числе случаевъ убй- 
ство должностнаго лица не происходить безъ того, чтобы само оно темъ или 
другимъ способомъ не дало къ тому повода своимъ неправильнымъ образомъ 
действШ. Поэтому желательно п. 3 ст. 2 исключить. Членъ коммисш Д. Н 
Доброхотом остался при особомъ, следующемъмненш: онъ считаетъ необходи- 
мым^ вопреки мненш Коммисш, оставить 3 п. 2 ст. въ сил*. Должностное 
лицо есть лицо, облеченное особымъ довер1емъ общества, личныя достоин- 
ства, опытность и знаше дали ему право на заняп'е должности. Должност- 
ное лицо носить въ себе волю общества, оно его уполномоченный хранитель 
и исполнитель его порученШ. Указаше на возможность злоупотребленШ со 
стороны должностнаго лица, какь облеченнаго большими правами и властью, 
не имеетъ значетя, такъ какъ усиленная строгость наказанШ за злоупотреб- 
ление такого рода будетъ служить надежнымъ обезпечешемъ въ этихъ слу- 
чаяхъ. 



д) Убгйство лица, исполняющем общественны* обязанности. 

94. Шевская Судебная Палата. Условтя квалиФицированныхъ убшетва 
и гЁлеснаго повреждешя— одинаковы. Желательно, чтобы обстоятельства, 
квалиФицирующ]я повреждешя, были признаваемы за таковыя же и при 
убшетве. По этому изложенныя въ 1 и 3 пп. 17 ст. обстоятельства необ- 
ходимо должны быть точь въ точь помещены въ таковыхъ же пунктахъ 
2 ст., потому что, напримеръ, убийство лицъ, поименованнныхъ на 
стр. 166 — 167, а именно: присяжныхъ заседателей, свидетелей и т. д. 
невозможно выводить изъ подъ действия 3 п. 2 ст. такъ какъ квалифицирую- 
пря обстоятельства коренятся въ отношешяхъ субъекта къ объекту, а не въ 
способахъ совершешя первымъ надъ последнимъ того или другаго деяшя. 
Иначе выйдетъ юридическая несообразность: нанести смертельную рану при 
сяжному заседателю при отправленш имъ службы значило бы совершить дея- 
ше квалифицированное (ст. 17), а убить его при техъ же услов1яхъ — значило 
бы учинить убШство простое, а не квалифицированное. Следовательно, въ 3 п. 
рядомъ съ лицами, состоящими на службе отъ Правительства или по выбо- 
рамъ, нужно, согласно 17 ст., упомянуть и о лицахъ, исполняющихъ каюя 
либо возложенный на нихъ общественныя обязанности, не подходящ1Я подъ 
понятие службы. 



Ст. 2. 58 

За квалификацию убШства лица, исполняющая) общественный обязанно- 
сти, и согласование п. 3 ст. 2 съ п. 3 ст. 17 высказались также: Сенаторъ 
И. II. Орловъ, Варшавская Судебная Палата, Черниговсюй и Умансюй 
Окружные Суды, Оренбургская Палата Уголовнаго и Гражданскаго Суда 
(ср. № 8, стр. 9), Товарищ* Председателя Тамбовскаго Окружнаго Суда 
«онъ-Резонъ, прокурорски надзоръ округовъ К1евской и Казанской Судеб- 
ныхъ Падать, а также Смоленскаго,Черниговскаго и Ярославскаго Окружныхъ 
Судов*, Прокуроръ Плоцкаго Окружнаго Суда Фуксгь, Черниговсюе При- 
сяжные Поверенные и «Вестник* Европы». 



95. Московское Юридическое Общество. А. К. Вульфертъ предложил* 
въ п. 3 упомянуть о свидетель и эксперте, въ устранеши которыхъ обвиняе- 
мый видитъ для себя выгоду. 

А. М. Фалъковскхй усмотрел* въ таком* упоминанш противореч1е цели 
проекта объединить только существуюпця статьи закона по этому вопросу. 

А. К. Вульфертъ не настаивал* на упоминании о свидетеле и эксперте 
именно въ 3 п. и согласился установить новый пунктъ во 2 ст. 

А. А. Головачевъ заметил*, что едва ли упоминаше о свидетеле будет* 
полезно въ виду того, что слишком* затруднительно решить, который из* 
свидетелей важен*, который нет*. 

Д. А. Дрилъ высказался против* поправки на том* основаши, что и за 
простое убШство наказан 1е слишкомъ высоко и въ состояши служить цели 
устрашешя, и, кроме того, упоминание о свидетеле и эксперте можетъ пове- 
сти слишкомъ далеко: придется упомянуть и о другихъ лицахъ, напр. о 
враче. 

А. М. Фалъковскхй указалъ, что свидетель до допроса еще и не при- 
зван* въ исполнешю общественной обязанности; кроме того, функщя его слу- 
чайна, такъ что едва ли онъ можетъ равняться съ должностнымъ лицомъ. 

А. К. Вульфертъ полагалъ, что затруднительность вопроса о важности 
свидетеля еще не уничтожает* возможности правильнаго решетя его судом* 
присяжных*. Что касается, далее, до случайности Функцш свидетеля, то 
дело не въ ней, а въ общественномъ отправлении этой Функцш; возражеше 
Д. А. Дриля есть возражеше противъ самаго проекта, недостаток* котораго 
с&стоитъ въ томъ, что онъ слишкомъ ограничиваетъ случаи квалифицирован- 
наго убШства. 

И. А. Морозоеъ полагалъ, что предложение А. К. ВульФерта клонится 
въ установление совершенно новаго вида квалифицированнаго убийства, .такъ 



86 Ст. 2. 

какъ убШство свидетеля или эксперта есть не болЪе, какъ частный случай 
убйства для скрьгпя слФдовъ преступлешя, о чемъ ст. 2 не говорить вовсе. 
За поправку А. К. ВульФерта подано 8 голосовъ противъ 23. 

е) УбШство беременной женщины. 
96* Редакщонный Кожжтетъ Уголовная» ОтдЪюшя С.-Петербургсхаго 

> 

Юрнджческаго Общества. По пятому пункту ст. 2 квалиФикащя д$яшя осно- 
вана, такъ сказать, на размФрахъ причиненнаго ала, по скольку они могутъ 
быть опред'Ьлены количествомъ жертвъ. УбШство не одного лица, а двухъ и 
въ особенности многихъ, безспорно является дфяшемъ большой объективной 
тяжести, угрожающимъ общественной безопасности, нарушающимъ обще- 
ственноа спокойсше. Съ этой точки зр*шя приняйе этого вида к вал и - 
оикацш имъетъ за себя твердыя основашя. Оно вполне согласуется и 
съ основною доктриною проекта. Но съ другой стороны, Коммисм, неви- 
димому, безъ достаточнаго основашя, отступила здФсь отъ другаго начала, 
ею же принятого. Д*Ьло въ томъ, что множественность объектовъ, вообще, въ 
нашемъ прав* не оказываетъ вл1яшя на наказуемость убШства. Установивъ 
5 п. 2 ст. Проекта, Коммиая, такъ сказать, прогрессировала действующее 
право. Но въ нашемъ прав* еще съ Уложешя 1649 г. признается квалиФи- 
цированнымъ дФяшемъ убгёство беременной женщины. Редакторы Уложешя 
1845 г. въ объяснеши своемъ по поводу квалификацш этого вида уб1Йства 
высказали, что въ убШств* беременной женщины совершается какъ бы двой- 
ное убШство. Коммис1Я же отвергла эту квалиФикацно. Но едва -ли можно при- 
нять ея мнЪше. Оно, прежде всего, не согласуется съ историческимъ нача- 
ломъ нашего права. И въ законодательстве, и въ жизни, беременная женщина 
находится подъ особою охраною въ виду двойнаго интереса, лежащаго въ 
основании ея охранен! я. Надъ осужденными беременными женщинами оста- 
навливается по закону исполнеше приговора (459 ст. уст. уг. суд.). Въ 
уставе судебно-медицинскомъ предписывается надъ умершими беременными 
такъ называемое цесарское сЁчеш'е роз!; тогйет, дабы извлечь и сохранить 
младенца. По ст. 880 уложешя бабка приговаривается къ заключенно въ 
тюрьму отъ 2 — 4 мъсяцевъ въ гёхъ случаяхъ, когда она не приметь свое- 
временныхъ мЪръ къ приглашена врача для извлечешя младенца умершей 
родильницы и когда сушествуютъ основашя предполагать, что при помощи 
операщи жизнь младенца могла бы быть сохранена. ЗатФмъ, незьзя не обра- 
тить внимашя и на то, что утробный младенецъ является самостоятельнымъ 
объектомъ преступнаго дъяшя по ст. 11 и 12, причемъ въ основанш нака- 
зуемости за умерщвление лежитъ не только охранение плода, но и матери, 



Ст. 2. 87 

вс-гЁдсггае общности ихъ жизни. Такимъ образомъ, во всехъ случаяхъ, когда 
умерщвлеше плода совершено безъ соглаЫя беременной, наказание и по 
проекту (12 ст.) возвышается. Общность жизни беременной съ ея плодомъ, 
по общему правилу, выражается въ томъ, что въ гёхъ случаяхъ, когда бере- 
менная делается жертвою убШства, вместе съ нею умираетъ и плодъ. Каза- 
лось бы, что этихъ основашй вполне достаточно, чтобы убШство беременной 
женщины считать квалиФицированнымъ видомъ. То соображеше, и притомъ 
единственное, выставляемое Коммиаею, что убШство беременной женщины 
не безусловно предполагаетъ смерть младенца (Об. зап., стр. 34), конечно, 
не въ состояши поколебать приведенныхъ основашй въ пользу противополож- 
наго решешл вопроса. Если стоятъ на почв* исключешй, то окажется невоз- 
можнымъ установлять вообще квалиФицируюпря обстоятельства. Притомъ же, 
въ данномъ случае Комминя избрала далеко неудачное исключеше, такъ какъ 
для того, чтобы расчитывать на сохранете жизни младенца при убШстве 
беременной, нужно предположить стечеше такихъ многочисленныхъ обстоя- 
тельствъ, благопр1Ятствующихъ спасенш жизни младенца, которыя делаютъ 
почти немыслимымъ самое убшство. Для исключешя убШства беременной изъ 
числа квалифицированныхъ видовъ гораздо более полезнымъ основашемъ 
могло бы служить вообще неприняп'е принципа множественности объектовъ 
для квалиФикацш. Но 5 п. 2 ст. Проекта основанъ именно на этомъ прин- 
ципе. Отсюда, изъяне убШства беременной женщины теряетъ всякое осно- 
вание, теме бол^е, что особое охранеше беременной женщины опирается на 
почве бытовыхъ поняли и на историческомъ начале законодательства. Въ 
виду сказан наг о, 5 п. 2 ст. долженъ быть дополненъ такъ: «а также бере- 
менной женщины». 



97. Казанская Судебная Палата. УбШство беременной не можетъ не 
считаться квалифицированным^ по справедливому мнешю составителей уло 
жешя 1845 г., такъ какъ въ сознаши преступника живетъ мысль, что онъ 
посягаетъ на двойное существоваше женщины и плода, предназначеннаго 
развиться до человека, и такъ какъ, въ большинстве случаевъ, действительно 
происходить при убШстве беременной женщины какъ бы два убШства за 
разъ. Если же и можно предполагать, какъ сказано въ объяснительной 
записке, стр. 34, что (посредствомъ трудной и редкой операцш цесарева 
сечетя) удастся иногда спасти жизнь ребенка до смерти матери, то 
и въ этомъ предполагаемому хотя почти небываломъ случае, следуетъ 
помнить, что преступнику покусивнийся на жизнь беременной женщины, 
никогда и никакимъ образомъ не могъ предвидеть, что плодъ спасется и 



88 Ст. 2. 

будетъ жить. Посему Палата полагаетъ, что убШство заведомо беременной 
женщины должно влечь за собою, какъ и ньшё, по всей справедливости, 
усиленную ответственность. 



98* Шевокая Судебная Палата. Если виновный въ причиненш тыес- 
наго повреждешя беременной женщин*, отвечаете по 6 п. 17 ст., какъ за 
квалифицированное гблесное повреждеше, то, согласно 1452 ст. Улож. о 
Наказ., справедливо признать, что и за убшство беременной женщины также 
должно отвечать какъ за убшство квалифицированное. По этому въ число 
обстоятельствъ, увеличивающихъ вину, необходимо во 2 ст. включить осо- 
бымъ пунктомъ и «беременную женщину» 



99» Эотляндсюй Оберъ-Ландгернхтъ. При установленш квалиФициро- 
ванныхъ видовъ убшства, однимъ изъ основанш для квалиФикацш КоммиЫею 
принято было проявлеше въ обстановке убийства безнравственности и жесто- 
кости со стороны убшцы; вместе съ Пмъ КоммиЫя старалась по возможно- 
сти ограничить случаи квалиФикацш убшства и исключила изъ числа ихъ 
так1е, которые приняты дЁйствующимъ ныне Уложешемъ, между прочимъ и 
убшство беременной женщины (ст. 1452 Улож. о Наказ.). Дсключеше этого 
вида убшства изъ числа квалиФицированныхъ видовъ лишешя жизни пред- 
ставляется неосновательнымъ, потому что преступникъ, убившШ заведомо 
беременную женщину, этимъ своимъ поступкомъ проявилъ столь высокую 
степень жестокости и безнравственности, что подвергнуть его усиленному 
наказашю вполне необходимо; съ другой стороны, если не всегда, то во мно- 
гихъ случаяхъ, убшство беременной составляетъ два убийства: убгёство матери 
и убйство ея утробнаго плода, такъ что и съ этой точки зрФшя убйство 
беременной должно быть квалифицируемо. 



100. Прокурорски надзоръ округа К1евской Судебной Па латы. Исключая 

убШство беременной женщины изъ числа квалиФицированныхъ убшствъ, 
Редакционная Коммшля имйла въ виду исключительно то обстоятельство, что 
убшство беременной женщины не всегда ведетъ за собой смерть ребенка, то 
есть то послОДуте, которое одно только и дало основаше редакторамъ дёй- 
ствующаго уложетя считать убийство беременной убШствомъ квалдоициро- 
ваннымъ. 

Одни приведенный соображешя не могутъ еще служить достаточншп» 



Ст. 2. 89 

основашемъ для исключения убйства беременной женщины изъ числа квали- 
Фицированныхъ убйствъ. 

Согласно съ объяснениями самой Редакцюнной Коммисш, для пошгпя 
убйства необходимо: во 1, чтобы лицо, на которое посягалъ виновный, обла- 
дало жизнью въ момента посягательства, безотносительно, такъ сказать, къ 
энергш этой жизни, или жизнеспособности, такъ какъ законъ одинаково 
охраняета жизнь возникающую — младенца, и жизнь въ полномъ ея развитш — - 
взрослаго человека и старца; во 2, что жизнь, какъ способность человече- 
скаго организма къ дальнейшему развитш, проявляется въ двухъ главныхъ 
♦ормахъ, имеюшихъ значение съ точки зрения уголовнаго права: въ Форме 
жизни не самостоятельной, утробной, жизни зародыша и жизни самостоя- 
тельной, внеутробной, после рождения, и въ 3, что въ той и другой Форме 
оно можегь быть объектомъ уб!йства, прачемъ насильственное прекращение 
жизни внеутробной будетъ убшствомъ, а насильственное прекращеше утроб- 
ной жизни — умерщвлешемъ плода. 

Исходя изъ приведенныхъ трехъ положетй, нельзя не придти къ тому 
заключенно, что тотъ, кто посягаетъ на жизнь беременной, зная, что она въ 
такомъ положеши, вместе съ темъ посягаетъ на жизнь и утробнаго младенца, 
а если Редакционная КоммиЫя вносатъ въ разрядъ квалифицированны хъ 
убШсткь (следовательно и покушешй на убийство) лишеше жизни двухъ 
лицъ, или средствомъ опаснымъ для несколькихъ лицъ, то нетъ основанШ не 
считать квалиФицированнымъ и убшство беременной женщины даже и въ 
томъ, исключительномъ случае, когда убйство беременной не повело за 
собою, по независящимъ отъ виновнаго обстоятельствам^ смерть утробнаго 
младенца. 



101. Прокуроръ Елецкаго Окруждаго Суда Шиддовеюй. Отсутств1е въ 

ст. 2 постановления объ убшстве беременной до того показалось заметнымъ, 
что мнопе юристы практики, не ознакомившись еще съ содержашемъ объясни- 
тельной записки, стали утверадатъ, что проекта, вероятно, этотъ случай пре- 
дусматриваетъ въ 5 п. 2 ст. , то есть объясняли совершенно такимъ образомъ, 
кавимъ мотивировали ныне действующую 1452 ст. Уложешя о наказашяхъ 
редакторы уложешя 1845 года, что въ этихъ случаяхъ совершается какъ бы 
два убшства заразъ. Недоразумеше это было окончательно разъяснено темъ 
местомъ объяснительной записки (стр. 34), въ которомъ приводятся основа- 
ны исключения этого вида убШства изъ группы осложненныхъ. Основашя 
исключешя очень кратки (въ 6 строкахъ) и сводятся къ следующему: 

а) предположение о двухъ убШствахъ заразъ опровергается уже темъ, 
что убийство беременной вовсе небезусловно предполагаетъ смерть ребенка, 



90 Ст. 2. 

б) другихъ основатй для квалиФикацш этого случая не оказывается. 

Предположеше о двухъ убшствахъ заразъ действительно не основа- 
тельно, но не потому, что убийство беременной вовсе не безусловно предпо- 
лагаете смерть ребенка, а потому что действительно трудно такой случай 
рассматривать какъ два убгёства. Здесь столько условностей, что даже нетъ 
основашя убШце приписывать лишеше жизни ребенка по непрямому 
умыслу. — Необходимость определения, на какой стадш развит1я беременности 
застигаетъ посягательство на жизнь беременной, отсутсгае точной, полной 
известности, будетъ ли младенецъ рожденъ жизнеспособнымъ, живымъ, не 
уродомъ и много другихъ случайностей, все это тайя неопределенныя 
обстоятельства, что требуюгь введешя неосновательной и нежелательной 
презумпцш о появлеши непременно вполне нормальнаго и жизнеспособнаго 
субъекта и это до того осложняетъ предметъ, что решительно нетъ возмож- 
ности заранее въ этихъ случаяхъ считать лишеше второй жизни. Но не въ 
виду предположешя о двухъ жизняхъ убйство беременной женщины заслу- 
живаете войти въразрядъ квалиФицированнаго. Этотъ видъ убийства заслу- 
живаетъ такого выделешя даже и тогда, если-бы верно было, что смерть 
ребенка не безусловно неизбежна. Полагаемъ, что основаше для квалиФикацш 
вовсе не находится въ прямой зависимости отъ Факта спасешя жизни ребенка, 
основаше это безотносительно къ этому Факту и совершенно самостоятельно, 
оно лежитъ въ весьма важныхъ, чрезвычайныхъ интересахъ, требующихъ 
сильной охраны, достойныхъ особеннаго внимашя законодателя. Основаше 
это не зависитъ отъ Факта спасешя жизни ребенка потому, что смеемъ 
засвидетельствовать, ссылаясь на мнет я всехъ ученыхъ и практиковъ вра- 
чей-акушеровъ, что извлечете изъ трупа матери ребенка, въ надежде спасти 
его жизнь, такая сложная и трудная задача, обставленная такимъ громаднымъ 
колнчествомъ неблагопр1ятныхъ внешнихъ услов1Й, что на практике таше 
случаи следуетъ считать неосуществимыми. Прежде всего убШство 
совершается почти всегда вне условШ, допускающихъ своевременное призва- 
ше опытной врачебной руки для извлечешя плода. Случаи спасешя жизни 
ребенка въ силу вещей должны быть такими редкими исключешями, что Фактъ 
этотъ можетъ быть вполне элиминированъ, какъ величина почти нулевая. 
Вероятность смерти ребенка въ подобныхъ случаяхъ на практике можетъ 
выразиться въ числовой Формуле, какъ */ и , а при такой вероятности не 
будетъ ни малейшимъ преувеличешемъ высказать положеше, что лишеше 
жизни беременной женщины въ самой последней стадш беременности (при 
условш наличности всехъ нормальностей беременности) влечетъ въ жизни 
почти всегда смерть ребенка. Но если разсмотреть и крайне редие случаи 
спасешя жизни ребенка, то такое спасе ше слишкомъ незначительный Фактъ 



Ст. 2. 91 

вгь виду непосредственныхъ последствШ лишетя жизни его матери и лише- 
ния его той обычной обстановки, которая для него необходима, при среднемъ 
естествевномъ ходе собьгпй въ такихъ обстоятельствах^». Спасенный мла- 
денецъ подвергается съ перваго момента своей внеутробной жизни 
такому обил1Ю случайностей (въ отношенш питаю я, охраны, попече- 
ния, вообще дальнейшей своей участи), что такое спасете сводится въ боль- 
шинстве случаевъ только къ некоторой отсрочке его смерти. Если безусловно 
нельзя считать такое появлеше младенца на светъ равносильными обречешю его 
на гибель, то вероятность такой гибели въ значительномъ большинстве случа- 
евъ будетъ полная. Такимъ образомъ, въ действительности лишеше жизни 
беременной почти неизбежно лишаетъ жизни ея младенца или ставить его въ 
условия, влекупця за собой смерть. Следовательно, правильнее признать, что 
первое последств]е убгёства беременной — это смерть плода ея. Этотъ же 
фвктъ такого свойства и значешя, что даетъ несколько основашй для квалифи- 
кация убШства, сопровождаемая этимъ фэктомъ. 

ПосягающШ на жизнь беременной женщины одновременно посягаетъ 
<5езъ прямаго умысла на жизнь не самостоятельнаго субъекта (это жизнь еще 
предполагаемая, въ наличности -же жизнь плода неразрывно связанная съ 
жизшю матери), но на известную совокупность конкретныхъ условй, могу- 
щихъ въ недалекомъ будущемъ создать самостоятельную жизнь человека и 
эта совокупность условий и есть тотъ объектъ, которымъ осложняется убй!- 
ство беременной женщины. Это осложнение такого свойства, что резко выде- 
ляеть этотъ видъ убШства и даетъ несколько основашй для его квалиФикацш. 
Признавъ,что, по жизненнымъ услов1ямъ,убШство беременной всегда сопрово- 
ждается уничтожешемъ условШ необходимыхъ для нормальнаго осуществле- 
ны естественныхъ последствШ беременности, устанавливается понятче не 
лишетя жизни еще одного лица, а уничтожеше известной совокупности 
реальныхъ условШ, предназначенныхъ природой для появлешя на светъ 
ребенка женщины, сделавшейся жертвой убШства. Уничтожеше этихъ 
условШ и будетъ то обстоятельство, которое должно квалифицировать этотъ 
видь убШства и притомъ, по вышеприведеннымъ соображешямъ, безотноси- 
тельно къ тому, была -ли спасена жизнь ребенка и въ какой стадш развит 
находился младенецъ (но не зародышъ, {оейов, такъ какъ наружный приз- 
накъ беременности совпадаетъ съ высшими степенями развикпя плода). 
Основа Н1Я квалиФикацш: 

а) Народное воззреше вполне оправдываетъ выделеше этого вида убШ- 
ства. Общеизвестный Фактъ, что почти во всехъ слояхъ нашего общества и 
въ особенности въ крестьянскомъ быту глубоко усвоено сознате, что беремен- 
ный женщины должны стоять подъ особенной охраной и защитой не только 



92 Ст. 2. 

частныхъ лицъ, но и правительственныхъ властей. Сознаше это явно харак- 
теризуется некоторыми бытовыми чертами и рельефнее всего выражается въ 
томъ Факте, что когда нужно выставить защиту или противъ посягательства 
частныхъ лицъ при какой нибудь схватке въ споре изъ за участка земли, или 
противъ опасности отъ насилия въ обыденныхъ ссорахъ и дракахъ, то 
обыкновенно въ первые ряды выходятъ беременный женщины и появлете 
ихъ въ этомъ отношенш весьма действительно; Не одна жена, благодаря 
своей беременности, спасла своего мужа отъ весьма серьезныхъ, угрожаю- 
щихъ его жизни или здоровью поврежденШ, становясь между мужемъ и 
нападающимъ. Такое же появлеше беременныхъ женщинъ иногда происхо* 
дитъ и въ техъ случаяхъ, когда крестьяне хотятъ заявить свой протестъ противъ 
непонятныхъ для нихъ распоряженш или действШ агентовъ правительства. 
Известны случаи, когда все беременный женщины села ложились на межу, по 
которой долженъ былъ пройти землемеръ. Въ этихъ явлешяхъ достаточно 
выражается, въ какой значительной степени господству етъ у крестьянъ воз- 
зреше, что беременную женщину должны охранять и ограждать не только 
частныя лица, но что даже и само правительство беретъ и должно брать ихъ 
подъ свою особенную охрану и попечете. 

б) Воззреше это заслуживаетъ внимашя, ибо находить оправдаше и въ 
отвлеченныхъ соображеншхъ. Не следуетъ поощрять народныя воззрешя, 
имеющ1я своимъ источникомъ заблуждеше, основанное на вредныхъ невеже- 
ственныхъ предразсудкахъ, противореча щихъ основнымъ началамъ нрав- 
ственности, общественнаго порядка и вообще идеаламъ, выработаннымъ 
высшей человеческой мыслью. Но коль скоро такое воззреше проистекаетъ 
изъ начала полезнаго для интересовъ нравственности и общаго блага и 
можетъ найти оправдаше въ доктрине, то законодатель исполнитъ свое 
назначение, принявъ его во внимаше и отведя ему надлежащее место въ 
системе нормъ. Обсуждаемое же воззреше очевидно проистекаетъ изъ глу- 
бокаго у массъ почти инстйнктивнаго сознашя о важности интереса сохранить 
потомство. Это есть стремлеше обезпечить родъ, стремлеше къ лротиводей- 
СТВ1Ю всему тому, что прямо или косвенно содействуетъ къ его ослаблешю 
или прекращению. Временно господствовавши взглядъ на законы движен1а 
народонаселения, состояний въ опасен1яхъ чрезмернаго размножешя,могущаго 
угрожать великими бедств1ями для всехъ современныхъ обществъ, ныне все 
более и более сменяется совершенно противоположными поштями объ этомъ 
предмете. Изучеше действительности свидетельствуетъ, что услов1Я культуры и 
въ особенности современный экойомичесшй строй выдвигаютъ такую массу такъ 
называемыхъ задерживающихъ и уничтожающихъ причинъ, что выступаюгь 
опасешя противоположныя: все въ современной цивилизации действу етъ въ 



Ст. 2. 93 

сторону вырождены* и уничтожетя потомства. Состоите движешя народона- 
селешя въ современной Францш и въ большихъ городскихъ центрахъ дру- 
гихъ странъ проявляетъ уже и теперь р*зк1я тому доказательства. Такое 
явлете можетъ быть желательно и поощряемо съ точки зрЪшя пессимистовъ, 
но съ точки зрЪшя не столь односторонняя м1ровоззр'ЁН1я, такое явлеше не 
желательно и есть указашя, что въ самой культур* выработываются уашмя, 
способный задержать это регрессивное движете народонаселения и урегули- 
ровать это движеше въ благопр1Ятномъ смысл* для сохранешя потомства, а 
следовательно и поддержаюя рода. Намечая, что интересъ, представляемый 
стремлешемъ къ охран* условШ, обезпечивающихъ потомство, весьма важный 
и выдающшся, устанавливается, что не безосновательно убШство беременной 
женщины обозначить чертой квалиФИкацш, ибовъ этомъ вид* убгёства лише- 
те жизни сопровождается значительные осложнеюемъ — уничтожетемъ воз- 
можности реализировать естественнымъ путемъ результаты беременности, 
каковое уничтожеше прямо посягаетъ на интересы, т*сно связанные съ 
поддержан! емъ рода. 

в) Нельзя не указать еще и на исключительное положеше беременной 
вгь смысл* ея большой степени безпомощности. Ви* этого осложнешя, жен- 
щина скор*е можетъ уклониться отъ направленнаго на нее посягательства, 
быстрыми б*гствомъ или быстрыми и ловкими движешями, а иногда 
(особенно въ крестьянскомъ быту) значительнымъ сопротивлешемъ нападаю- 
щему посредствомъ отражешя его ударовъ первымъ попавшимся подъ руки 
оруд1'емъ. Въ состоянш беременности веб движешя связаны, бегство и 
сопротивлеше сильно затруднены, а самое важное, что въ такомъ положенш 
женщина отъ сильнаго волнешя, подъ вл1яшемъ страха скорее можетъ поте- 
рять сознате и безъ всякаго крика, призывающаго на помощь, безмолвно 
отдаться въ руки убйцы. 

г) Не безъизвестнаго значешя и то обстоятельство, что наше действую- 
щее уложеше предусматривало этотъ видь убШства (ст. 1452 Уложешя о 
ваказашяхъ) . Фактъ этотъ получаетъ такое значете: действующее уложеше 
и предшествуюгщя ему издашя, при вс*хъ своихъ многихъ вн*шнихъ и 
внутреннихъ недостаткахъ, им*югь одно важное свойство, весьма неудобное 
для кодекса, но весьма ценное для источника. Свойство это — казуистичность. 
По поводу отдёльныхъ часто повторяющихся однородныхъ преступныхъ слу- 
чаевъ создавались нормы и такимъ образомъ по этимъ нормамъ можно судить 
о гёхъ преобладающихъ родахъ и видахъ проявлешя преступности въ нашей 
действительной жизни, которые обращали на себя внимаше законодателя и 
требовали уголовной репрессш подъ вл1яшемъ действительной, практической 
потребности жизни. По этимъ казуистичнымъ статьямъ есть возможность 



94 Ст. 2. 

проследить свойства и Формы конкретной преступности. нашего общества и 
тшгь преобладающие ихъ Формъ. Въ особенности эта связь съ действитель- 
ной жизнью резко проявляется въ разделахъ о смертоубшствахъ и гЬлесныхъ 
повреждешяхъ. Эта гЁсная связь съ действительной потребностью жизни не 
изгладилась вполне и подъ влдяшемъ попытокъ переработать последовательно 
предшествуюпря изданш на более рацюнальныхъ началахъ теорш права и 
по образцамъ западныхъ уголовныхъ кодексовъ. 

Уб1йство беременной, даже въ изданш 1866 года, выделено въ особую 
статью, потребность въ ней преемственно намечена самой жизнью. Все, что 
говорится въ записке о другихъ квалиФицирующихъ обстоятельствахъ (въ 
отделе объ особенныхъ отношешяхъ: родственники всехъ видовъ и степе- 
ней, супруги, благодетели, хозяева и такъ далее) вполне справедливо и 
убедительно, но эта категор1я не можетъ быть поставлена на ряду съ осо- 
быми положешемъ беременной женщины. Здесь заключается универсальный 
интересъ потомства, сохранешя рода, остающШся неизменнымъ при всехъ 
изменетяхъ въ отношешяхъ и пошгпяхъ людей и вполне заслуживающий 
быть отнесеннымъ къ разряду квалиФицирующихъ обстоятельствъ. 

Редакщя проекта, вероятно, по этой же важности этого обстоятельства, 
нашла нужнымъ поместить его въ отделе объ осложненныхъ телесныхъ по- 
вреждешяхъ (17 ст. п. 6), правда, ограничивъ эту квалиФикащюуслов1емъ 
«буде отъ сего произошелъ выкидъ», причемъ въ мотивахъ къ 1 п. 17 ст. 
прямо говорится, что наказаше применяется независимо отъ того, после- 
дуетъ ли смерть выкида, а достаточно одного Факта выкида, такъ какъ 
одно это явлеше уже можетъ отразиться вредно на здоровье (ниже будетъ 
указано, что и на жизни) младенца и матери. , Бели сочли нужнымъ 
ввести въ 1 7 статье это осложнеше, то представляется еще более осно- 
вашй поместить его во 2 статье. При убйстве беременной уже не выкидъ 
можетъ иметь место, а верная смерть младенца, въ виду того, что, какъ 
сказано выше, въ жизни своевременное извлечете плода почти неосуще- 
ствимо, а если и осуществится, то наверное отразится не только на после- 
дующемъ развитш и здоровье младенца, но вероятнее всего обречетъ его 
на смерть. 

Предвидится одно возражение, а именно, въ главнейшихъ запад- 
ныхъ кодексахъ (страницы 24 и 25 объяснительной записки) ни разу 
не предусмотрено убШство съ этого рода осложнешемъ. Но, ведь, это 
не можетъ служить достаточнымъ основашемъ къ исключеюю этой квали- 
Фикащи и въ нашемъ проекте. Редакщя не во всемъ следуетъ указа- 
шямъ иностранныхъ системъ, а по многимъ вопросамъ, вопреки этимъ 
системамъ, предпочитаетъ следовать системе действующая уложешя. Къ 



Ст. 2. 95 

тому же указанный пробить въ иностранныхъ кодексахъ могь произойти по 
случайнымъ причинят». Это могло произойти въ силу односторонняго воз- 
зрения у подлещащихъ народовъ на значеше обсуждаемаго Факта по какимъ 
нибудь историческимъ и временнымъ причинамъ (что очень сомнительно — 
потребность связи съ потомствомъ интенсивна и присуща всемъ расамъ и 
ихь видамъ), а скорее всего следуетъ объяснить отсутствие такого квалифи- 
цирующего признака составлешемъ этихъ кодексовъ исключительно подъ 
вляшемъ криминальной доктрины, основанной на отвлеченныхъ философ- 
скихъ учетяхъ о преступлена и на воззрешяхъ, мало обращающихъ внима- 
ния на изучете свойства преступности въ ея конкретныхъ явлешяхъ (пре- 
ступность — вакъ общественное явлеше) , при услов1яхъ данной местности, 
народа и времени. 



Сверхъ т^го, за квалификацию убийства беременной высказались: Сена- 
торъ И. Н. Орловъ и прокурорши надзоръ: Московской Судебной Палаты, 
Ярославскаго и Владикавказскаго Окружныхъ Судовъ. 



ж) Убгйство малолгыпнаю. 

102. Прокуроръ Елецкаго Окружнаго Суда ШидловскИ. Малолетство 
убитаго, какъ признакъ квалиФикацш, не встречается ни въ дЁйствующемъ 
уложенш, ни въ западныхъ кодексахъ, но есть основаше подвергнуть обсуж- 
дешю предложеше о томъ, чтобы убШство вообще малолетнихъ детей возве- 
сти на степень квалифицированна™ убШства. 

Отсутств1е этого признака въ действующихъ системахъ не указываетъ 
еще на отсутств1е основашя къ принятдо такого признака и на отсутсше 
практической въ томъ потребности. Только въ недавнее время выступили 
явныя черты необходимости призвать содейств1е законодателя къ более 
обширной охране детей въ современныхъ обществахъ. Ходъ современной 
культуры получаетъ все более и более направлеше въ томъ смысле, что 
дети въ различныхъ сФерахъ жизни нуждаются въ прямомъ покровительстве 
закона. Действующее уложеше и западные кодексы делаютъ постановления 
въ интересахъ охраны детскаго возраста, предусматривая случаи оставлешя 
малолетнихъ въ безпомощномъ состоят и, похищешя детей, под к ид а, под-, 
мена и тому подобные (Французский 345, 349, 351, бельпйскш, глава II 
354 — 360,германсшй § 221,венгерсюй 28 7, действующее уложеше глава V, 



96 Ст. 2. 

151 — 1516 статьи), но въ большинстве случаевъ эти постановивши касаются 
оставлешя детей въ безпомощномъ состоянш безъ прямаго умысла на лише- 
те ихъ жизни и только усиливается наказа ше, когда послед ств1емъ такого 
оставлешя будетъ телесное повреждеше или смерть (исключеше представляетъ 
Французсюй кодексъ, постановляющей, въ случае смерти такого ребенка, 
наказаше какъ за умышленное убШство (351 статья). Проектъ отводить 
охране детей видное место въ главе четвертой (оставлеюе безъ помощи, 
31 и 32 статьи) и въ главе пятой (посягательство на личную свободу, 
статья 41, 42, 43, 44 и 45), причемъ, какъ видно изъ объяснительной 
записки (стр. 240), оставлеше малолетняго въ безпомощномъ состоянш учи- 
нено съ намереюемъ лишить его жизни и если смерть последуетъ, та 
виновный долженъ обвиняться въ убшстве (простое, ст. 1). 

Такимъ образомъ западные кодексы и действующее уложеше, такъ или 
иначе, уделяютъ внимаше охране детскаго возраста (особенно ФранцузскШ) ; 
проектъ также предусмотрелъ несколько случаевъ посягательства на детскую 
безпомощность и отнесся съ основательной строгостью къ случаю смерти 
. ребенка, оставленнаго въ безпомощномъ состоянш (ст. 31) и, казалось бы, 
было бы вполне последовательно сделать еще одинъ шагъ въ томъ же 
направлеши, поместивъ убШство малолетнихъ детей въ разрядъ квалифи- 
цированных^ 

Основашя такой квалиФикащи: 

а) Общая безпомощность детей при посягательстве на ихъ жизнь. 

Обозревая отдельные случаи этого вида убШства, нельзя не остано- 
виться на следующихъ обстоятельствахъ: убшца не можетъ не сознавать, 
что жертва его не въ силахъ ни оказать ему сопротивлешя, ни принять 
действительныхъ меръ защиты; въ большинстве случаевъ убшца лишаетъ 
ребенка жизни по единственному побужденда избавиться отъ свидетеля иного 
тяжкаго преступлешя, совершеннаго * имъ на виду у ребенка, а практика 
знаетъ случаи (при разбойномъ нападенш на жилой домъ) убШства груд- 
наго ребенка въ возрасте отъ 2—3 летъ, которые не могли даже быть 
опасными для убШцъ въ качестве свидетелей и убшца проявляетъ въ этомъ 
отношенш излишество, придающее его преступленда еще более гнусный и 
жестокШ характеръ. 

б) Значеше детей, какъ представителей будущаго поколешя, придаетъ 
этому признаку квалиФикащи такую же общность и важность, какъ и при- 
знаку, въ пункте 4-мъ статьи 2-й проекта означенному. 

Что касается возраста, до котораго жертву следу етъ считать въ дет- 
скомъ возрасте, то здесь безъ особаго неудобства можетъ быть прямо опре- 
деленъ числовой пределъ, какъ, напримеръ, до 15 летъ. 



Ст. 2. 97 

4. КвимшмиЦя убШства по особымъ отношен1ямъ иновнаг» 

къ убитому. 

(Ст. 2, п. 4). 

Общгя аамлчангя. 

103* Сенаторъ И. Н. Орловъ замечаете, что и по юридическому, и по 
народному нашему воззрению, не можетъ не быть признаваемо квалиФИЦи- 
рованнымъ лишешемъ жизни, кроме убШства родителей, убгёстдо: восходя^ 
щихъ родственниковъ (деда или бабки), супруговъ, детей, братьевъ или 
сестеръ (братоубгёство) ; что же касается до указаний Редакционной Коммисш 
по сему предмету (объяснительная записка, стр. 39), то они должны быть 
относимы къ соображеюямъ не законодательна™, а судебнаго свойства, при 
определении судомъ уголовной ответственности по темъ или другимъ дан- 
нымъ дела. 



104* Казанская Судебная Палата. На сколько уголовный законъ можетъ 

содействовать общественному благоустройству, на столько имъ следуетъ 
воспользоваться. Въ этомъ смысле ограждеше семейнаго начала должно 
обратить на себя особое внимаше. Какъ настоящее уложете въ ст. 14-51 
слишкомъ увеличиваетъ число случаевъ квалифицированнаго убшства по 
личнымъ отношешямъ преступника къ жертве, значительно расходясь съ 
изменившимися бытовыми условиями, такъ проектъ новаго уложешя, напро- 
тивъ, слишкомъ сокращаетъ эти случаи, вступая, сравнительно, даже въ 
более резкое противореч1е съ бытовыми условхями и коренными народными 
воззрениями. Въ этомъ отношенш представляется неудачнымъ исключе- 
ше проектомъ, изъ ст. 2, убшства детей, мужа и жены, родныхъ брата и 
сестры, т. е. личнаго состава семьи въ тесномъ смысле (а по мненно одного 
Члена, В. Я. Траубенберш, также восходящихъ по прямой линш) . 



105. Товарщъ Председателя Тамбовскаго Окружнаго Суда фонъ- 
Резонъ. 4-й пунктъ заключаетъ въ себе квалиФикащю убийства по поводу 
существующихъ между виновнымъ и жертвою родственных* отношен! й, 
ограничивает* эту квалиФикацш уб)йствомъ матери и законнаго отца. Это 
постановлеше мне кажется неудовлетворительнымъ. Прежде всего, я не 
вижу препятствШ къ распространена его на убШство всехъ восходящихъ 
родственниковъ. «Объяснешя» (стр. 39) отвергают^ это предположение 

Сводъ Зам*чан1й, Т. I. 7 



98 Ст. 2. 

тёмъ соображешемъ, что случаи убгёствъ восходящихъ родственниковъ 
бываютъ крайне редки и что, сверхъ того, большинство изъ нихъ опреде- 
ляется корыстными побуждешями. Но оба эти основашя не только не каса- 
ются существа самаго вопроса, но и сами по себе нисколько не убедительны; 
убшство восходящихъ родственниковъ, во всякомъ случае, бываетъ чаще 
убШства главы иностраннаго государства, которое, между темъ, по 2 ст., 
считается квалиФицированнымъ, а то обстоятельство, что оно часто опре- 
деляется корыстными побуждещями, нисколько не доказываете чтобы оно 
квалифицировалось подобными намерешями. Следовательно, нетъ препятствий 
^признать убшство восходящихъ родственниковъ квалиФицированнымъ. Но 
нужно идти еще далее; во имя справедливости (предполагая, разумеется, 
что редакщя 1 статьи не будетъ изменена), 4-й пунктъ долженъ быть 
распространенъ на убШство супруговъ, братьевъ, сестеръ, детей и т. д. 
и т. д. Все эти убшства, какъ я уже сказалъ выше, являются или, по край- 
ней мере, могутъ являться квалифицированными, по степени злой воли и 
испорченности виновнаго, и суду должна быть дана возможность соразме- 
рять кару съ действительною степенью виновности убШцы. 



106* Екатеринбургски Окружный Судъ. Соглашаясь съ воззрешями 
Редакцюнной Коммисш относительно исключения изъ квалиФИцирован- 
ныхъ уб]йствъ лишешя жизни дальнихъ родственниковъ, нельзя не ска- 
зать, что справедливость требуетъ причислеюя къ случаямъ, указаннымъ въ 
4- п. ст. 2 проекта особенной части новаго уголовнаго уложешя, убийства 
самыхъ близкихъ родственниковъ въ нисходящей, восходящей и боковой 
лиши, т. е. детей, деда и бабки, родныхъ братьевъ и сестеръ, а равно 
сутгруговъ. Въ объяснительной записке къ проекту говорится, что число 
убшствъ деда и бабки весьма незначительно въ судебной практике и боль- 
шинство этихъ случаевъ определяется корыстными побуждешями, т. е. ста- 
новится квалиФицированнымъ по другимъ основашямъ, и что поводами 
убшствъ супруговъ являются всего чаще развратная жизнь, пьянство, безко- 
нечныя ссоры, жестокое обращеше съ детьми, каковые поводы и не влекутъ 
усиленной репрессш. Но эти причины нельзя признать убедительными. 
Убшство ближайшихъ восходящихъ родственниковъ все-таки бываетъ и 
можетъ случаться и притомъ не всегда по однимъ корыстнымъ побужде- 
ниями Не одни убшства супруговъ, но и мнопе случаи лишешя жизни обу- 
словливаются развратною жизшю, пьянствомъ, ссорами, раздорами и проч. , 
но нетъ никакого основашя эти случаи причислять въ какихъ бы то ни было 
преступлешяхъ къ уменьшающимъ вину обстоятельствам^ для ослабления 



Ст. 2. 99 

уголовной ответственности. Если, при определеши степени виновности, 
должны быть принимаемы въ соображение и лежавпня на виновномъ обязан- 
ности по отношешю къ жертв* преступления, то лишеше жизни супруговъ, 
детей, деда и бабки, родныхъ братьевъ и сестеръ представляетъ, конечно, 
сугубое нарушеше техъ обязанностей, которыя исчислены въ 106, 107, 
172 — 174» ст. 1 ч. X т. изд. 1857 г. и той духовно-нравственной связи 
всехъ членовъ семьи, о которой упоминается въ 196 ст. того же тома и 
части. Вообще невозможно приравнивать убшство супруговъ и означенныхъ 
ближайшихъ родственниковъ восходящей, нисходящей и боковой лиши съ 
убшствомъ посторонняго человека, какъ это предполагается въ проект*, ибо 
въ первыхъ случаяхъ убшства нельзя не видеть большей, нежели въ послед 
немъ, степени злой воли и испорченности виновнаго и игнорировашя гёхъ 
близкихъ узъ родства, кои связывали его съ жертвою преступлешя. 



107* Кутансшй Окружный Судъ, Убийство боковыхъ, нисходящихъ и 
восходящихъ родственниковъ, а также супруговъ, по проекту Редакцюнной 
Коммисш не относится къ числу квалиФицированныхъ преступлений. Не под- 
лежать сомнешю, что въ действительной жизни таюе случаи уб1йства 
всегда сильно возмущаютъ общественную совесть и спокойсте, такъ какъ 
порваше узъ, связывающихъ преступника съ жертвою, предполагаетъ со 
стороны преступника особенную энерпю преступной воли, которая придаетъ 
дЬяшю значеше весьма тяжкаго преступлешя, требующаго и по пошгпямъ 
народа усиленнаго накаэашя. При этомъ едва ли можно сомневаться, что 
преступлешя этого рода более тяжки, чемъ убшство должностная лица при 
отправленш должности, особливо если принять въ соображеше, что убгёство 
родственниковъ, въ большинстве случаевъ, совершается ими съ корыстною 
целью или изъ гнусныхъ, развратныхъ побуждешй, наличность которыхъ 
не всегда можно доказать на суде. А между темъ по проекту за убЩство 
должностнаго лица при отправленш должности полагается наказаше гораздо 
строже, чемъ за убШство родственниковъ. 

Правда, бываютъ случаи, въ коихъ мотивомъ убийства родственниковъ 
служатъ совсемъ иныя причины, указывающая на снисхождеше къ винов- 
ному, но въ такихъ случаяхъ судъ можетъ смягчить наказаше въ пределахъ 
53 ст. общей части уголовнаго уложешя, или же ходатайствовать предъ 
верховною властно о помилования виновнаго. По этому лишеше жизни 
боковыхъ, нисходящихъ и восходящихъ родственниковъ, а также супруговъ 
отнести следовало бы къ числу квалиФицированныхъ преступлен^. 



100 Ст. 2. 

108* ПрокурорекИ надзоръ округа Шевской Судебной Палаты. 4 п. не 

следовало бы ограничивать однимъ убшствомъ родителей: убШство всехъ 
членовъ семьи и въ особенности детей, мужа и жены, должно влечь за собою 
такое же тяжкое наказаше, какъ и предусмотренное 4» п. убийство матери и 
законнаго отца. 



109; Прокурорски надзоръ Ярославскаго Окружнаго Суда. Что 
касается случаевъ убШства детей и нисходящихъ родственниковъ, а равно 
убшства братьевъ и сестеръ, то Коммисхя не указываетъ никакихъ причинъ 
къ исключешю ихъ изъ видовъ квалиФицированнаго лишен 1 я жизни и ссы- 
лается лишь на примеръ западныхъ кодексовъ, тогда какъ подобныя убш- 
ства, какъ и уб1Йство восходящихъ родственниковъ, несомненно обнаружива- 
ют!) въ виновнике большую субъективную опасность деяшя, проявляя особен- 
ную его безнравственность и нарушеше принятыхъ но родственнымъ связямъ 
обязанностей въ отношеши жертвы преступления, т. е. таюя черты, которые 
соответствую™ вполне одному изъ провозглашаемыхъ основашй квалиФика- 
щи преступленШ противъ жизни. 



НО. Про кур о ръ Плоцкаго Окружнаго Суда Фуксъ. Насколько въ дей- 
ству ющемъ У ложенш кругъ лицъ, уб1Йство которыхъ усиливаетъ наказуемость 
вследств1е особыхъ отношеши жертвы къ виновному, представляется широ- 
кимъ, настолько начала, которыхъ держится проектъ въ этой области, оказы- 
ваются узкими и не вполне согласными съ существующими въ обществе взгля- 
дами и воззрешями. Большинство русскаго населетя еще не далеко ушло отъ 
типа кровнаго патр1архальнаго союза, а потому и нарушеше отношеши, изъ 
этого союза возникающихъ, по народному М]ровоззрешю, не вполне покину- 
тому и культурными классами, заслуживаетъ усиленной наказуемости, кото- 
рая принимается и болыпинствомъ западныхъ кодексовъ, не смотря на то, 
что индивидуализмъ тамъ более развить чемъ у насъ; то же следуетъ ска- 
зать и объ отношешяхъ супружескихъ, возлагающихъ на лицъ, въ нихъ 
состоящихъ, особыя права, и влекущихъ, по этому, для нихъ и особыя обя- 
занности, а потому и нарушеше ихъ при такомъ важномъ йреступленш не 
можетъ не быть приняло въ разсчетъ. Соображешя Коммисш о томъ, что 
убйство супруговъ и восходящихъ именно и доказываетъ, что отношешя 
между жертвой и виновнымъ потеряли высоюй нравственный характеръ, а 
потому последнш и не могъ быть нарушенъ, имеютъ равную силу и при 
убшстве матери и отца, такъ какъ судебная практика въ состоянш предста- 
вить примеры, когда отце-и матере-убШцамъ выносились, если не оправда- 



Ст. 2. к 401 

тельные, то крайне милостивые обвинительные приговоры, свидетельство- 
ванное, что между жертвой преступления и виновнымъ также не существо- 
вало никакой нравственной связи. При определений усиленной наказуемости 
за преступленья, соединенный съ нарушешемъ особыхъ отношешй, имеется 
въ виду нормальная совокупность условШ какъ внешнихъ изъ родства, брака, 
такъ и внутреннихъ, имъ присущихъ. Кроме того, при убйствахъ родствен- 
никовгь и супруговъ большое значеше имеетъ легкость и удобство соверше- 
ния преступлешя, вслОДггае чего жертва последняго менее гарантирована 
въ своей безопасности, а потому и нуждается въ большей охране закона; 
туть имеютъ силу те же начала, которыя обусловливайте помещеше домаш- 
нихъ кражъ въ число квалиФицированныхъ. Если же предполагаемой сово- 
купности всёхъ вышеупомяну тыхъ условий не оказывается, то судъ всегда 
имеетъ 'возможность принять это во внимайе и определить низюй размерь 
наказашя. Въ виду сказаннаго, я полагалъ бы дополнить 4 п. восходящими 
родственниками и супругами. 

а) Убгйство родителей. 
(Ст. 2, п. 4). 

111. Сенаторъ 1. Н. Орловъ. П. 4. ст. 2, равно какъ и статей 1 7 и 74 
возбуждаетъ весьма серьезное сомнеше въ отношенш устанавливаемаго имъ 
различ1я между законнымъ и незаконнымъ отцемъ; законность брака и рож- 
дения детей, какъ юридическая связь между лицами, составляетъ основаше 
для определешя ихъ взаимныхъ отношешй по праву гражданскому; но 
отсутств1е законнаго брака и рождеше детей вне онаго не можетъ еще само 
по себе нарушить кровныхъ и нравственныхъ связен между отцемъ и неза- 
коннорожденными имъ детьми, тамъ, где родители, хотя и несоединенные 
брачными узами, живутъ семейно, заботясь о своихъ детяхъ, а сш последше 
не имеютъ поводовъ сомневаться въ томъ, кто ихъ отецъ (а такихъ семей 
жизнь представляетъ не мало) , не представляется для уголовнаго закона 
основашя уменьшить наказуемость убшства таковаго отца. Потому полагаю, 
что следуетъ кь этомъ пункте просто сказать о родителяхъ. 



112* ПрОФ. Шютце. Въ п. 4 ст. 2 сказано: «матери или законнаго отца», 
между темъ какъ действующее Уложеше въ ст. 4 449 употребляетъ такое 
выражеше: «убийство отца или матери». 

Мне кажется, что отлич1е, сделанное въ проекте противъ действую- 
щего права, не оправдывается ни ссылкою на русше гражданств законы, 
которые за незаконноприжитыми детями не признаютъ никакихъ правъ по 



40* Ст. 2. 

отношешю къ ихъ естественному отцу (эта особенность русскаго граждан - 
скаго права не оказала никакого вляшя на постановлешя действующая) уло- 
жешя) , ни приводимымъ составителями- проекта соображетемъ о томъ, что, 
по действующему праву, убШство незаконнорожденна™ нисходящаго не 
составляеть квалифицированна™ вида убийства. При этомъ следуетъ иметь 
въ виду, что законодатель не долженъ содействовать укреплетю устарев - 
шихъ продуктовъ общественнаго мнешя. Сверхъ того, квалиФикащя убийства 
незаконнаго отца едва ли можетъ представить какую либо опасность чрезмер- 
ной ответственности въ такихъ случаяхъ, когда имеются въ наличности 
обстоятельства, смягчающая виновность незаконнорожден наго -убийцы, потому 
что широюе размеры наказашя по ст. 2 даютъ суду полную возможность 
принять во внимаше эти обстоятельства и сообразно съ ними въ достаточной 
мере понизить наказание. 

Въ виду вышеизложенныхъ соображешй я полагалъ бы правильнымъ 
изложить п. 4 ст. 2 въ редакцш постановлешя проекта австршскаго уложешя, 
указавъ на убШство «к ров наго (ап (1ет ЫЪКсЬеп) отца или кровной матери». 



113* Проф. Вальбергъ признаетъ необходимымъ дополнить ст. 2 
указашемъ на убШство незаконнаго отца. 



114. Московское ГОржджческое Общество. При чтенш 4> п. С. А. Муром- 

цевъ заметилъ, что главнымъ основашемъ къ исключительному упоминажю 
о «законномъ» отце въ этомъ пункте составителямъ проекта послужило 
наше гражданское законодательство, которое однако само, особенно по 
данному вопросу, нуждается въ коренномъ пересмотре. Потому С. А. Муром- 
цевъ предложилъ 4- п. изложить такъ: «отца или матери». Эта поправка 
должна равномерно относиться къ 4 п. ст. 17, 1 п. ст. 38, 1 п. ст. 5? 
и 4 п. ст. 74. 

С. И. Викторскгй, въ противность этому, полагалъ что положеше 
незаконнаго отца у насъ настолько отлично отъ положешя законнаго роди- 
теля, что не представляется убедительныхъ основашй для принятая предло- 
женной поправки. 

По мнешю Н. А. Морозова, хотя действительно различие между 
законнымъ и незаконнымъ отцомъ проистекаетъ изъ различ1я граждан - 
скихъ отношешй детей къ темъ и другимъ отцамъ, но разъ эти отно- 
шешя существуютъ, они отражаются и на Фактическихъ отношешяхъ детей 
къ родителями Незаконный дети или совершенно не знаютъ своихъ отцовъ, 
или, если знаютъ, то большею частда съ такой стороны, которая не только не 



Ст. 2. 103 

можегь возбуждать къ нимъ того особеннаго уважешя и почтешя, которыя 
обыкновенно должны быть у детей къ родителямъ и въ виду которыхъ законъ 
установляетъ более усиленную наказуемость детей за преступлены противъ 
родителей, а наоборогь незаконный дети знаютъ своихъ отцовъ, какъ 
оскорбителей ихъ матери, какъ людей, отказывающихся признать ихъ своими 
детьми и устраняющихся отъ всякой обязанности помогать имъ въ ихъ 
существование Можно ли такого сына, совершившаго преступлеше против* 
своего везаконнаго отца, именно подъ вл1яшемъ такого безчеловечнаго 
отношения самаго отца къ нему или его матери, разсматривать, какъ квали- 
фицированна™ преступника и ставить такого отца въ привилегированное 
положение, охраняемое более тяжкимъ наказашемъ? 

А. М. Фальковскхй к В. А. Голъцевъ высказались за предложенную 
поправку. Возражения противъ нея основываются лишь на предположения 
непременно дурныхъ отношений между незаконными родителями и ихъ 
детьми. Но предположение это не совсёмъ верно. Часто можно видеть, что 
незаконная семья лучше законной и положеше въ ней детей и отношеше 
отца къ детямъ чище и заботливее, чемъ въ законной, а потому и отказы- 
вать такимъ отцамъ въ охранеши равномъ съ законными отцами было-бы 
несправедливо. 

С. Я. Викторами возразилъ на это, что въ дружелюбныхъ семьяхъ и 
не бываетъ обыкновенно преступлен! я, они чаще встречаются именно въ 
дурныхъ, а если и будетъ въ первыхъ, то судъ не будетъ лишенъ возмож- 
ности применить вышли размеръ наказашя, определенная закономъ. 

За поправку С. А. Муромцева высказалось 24 голоса противъ 
7 голосовъ. 



115. Моековсше Присяжные Поверенные. Признавая убШство матери 
незаконнорожденнымъ ея сыномъ убшствомъ квалиФицированнымъ, проектъ 
делаетъ непоследовательно, признавая убШство естественнаго отца про- 
стынь убШствомъ, такъ какъ природа отношенш одна и та же въ обоихъ 
случаяхъ. Правительственная Коммиоя сама признаетъ это, но делаетъ это 
разлише только въ виду постановлен^ нашего свода, лишающихъ незакон- 
ныхъ детей всякихъ правъ по отношению къ родителямъ, и полагая 
несправедливымъ налагать на нихъ особыя обязанности. Обязанность не 
совершать преступлешй едва ли есть какая либо особая обязанность, 
возложенная только будто бы въ томъ случае, когда эквивалентомъ оной 
являются те или другая граждансюя права и при томъ имущественныя. 
Не следовало ли бы въ этомъ случае признавать простымъ убШствомъ 



ш Ст. 2* 

уййство своего отца лишеннымъ всехъ правъ сыномъ? Те требованш, который 
можно предъявлять къ людямъ въ силу естественныхъ, природныхъ отноше- 
ний ихъ къ другимъ, едва ли можно ставить въ зависимость отъ того, сколько 
друпе могутъ ва ото заплатить въ настоя щемъ или будущемъ. Еъ тому же 
постановлешя гражданскихъ законовъ не могутъ служить въ данномъ слу- 
чай руководствомъ уже въ силу общепризнанна™ собственнаго несовершен- 
ства ихъ. Потому желательно п. 4- ст. 2 изложить такъ: «матери или отца 
законныхъ и естественныхъ». 



116. С.-Петербургское Юридическое Общества, Редакционный Коми* 
теть Уголовнаго Отдгьленгя наше лъ, что нельзя не отнестись съ пол- 
нымъ сочувсгаемъ къ темъ значительнымъ ограничешямъ квалиФИкацш 
по началу особыхъ отношешй субъекта къ жертве, которьм приняты комми- 
С1ею. Въ основанш этихъ ограниченш лежитъ верный принципъ. Большин- 
ство существующихъ въ действующемъ Уложенш квалификаций по указан- 
ному началу опирается на крайне шаткомъ субъективномъ принципе» не 
вмеющемъ реальнаго значешя съ точки зрешя общественнаго спокойств1Я и 
безопасности. Но, съ другой стороны, кажется, Коммиая не вполне прямо 
прошла по пути, ею избранному, въ томъ определенш, которымъ она соз- 
дала 4 п. 2 ст. проекта. Правильно сохраняя значение квалиФицированнаго 
деяшя за убшствомъ законныхъ родителей, Коммиая за основание квалифика- 
ции приняла разрушенге кровной и нравственной связи со стороны убШцы, 
возстанге противъ охраняемой закономъ естественной власти, словомъ, 
Коммиая приняла именно то начало, которое въ самомъ существе своемъ 
заключаетъ услов1е широкаго применешя ко всёмъ темъ отношешямъ, 
которыя имъ определяются. Придавъ этому началу главенствующее значеше, 
Коммиая вполне последовательно отвергла квалифицирующее вл1яше 
разрушешя при убШстве техъ родственныхъ отношешй, которыя опреде- 
ляются не по естественному и нравственному началу, а по началу юридиче- 
скому, каковы усыновлеюе и т. п. (Обясн. зап., стр. 34, 36). Что касается до 
иностранныхъ кодексовъ, то и въ нихъ, напр. во Францу зскомъ и бельпй- 
скомъ, убгёство родителей квалифицируется также по естественному началу, 
коль скоро эти отношешя признаны естественными родителями (пайигек) . 
Германское законодательство, подобно нашему действующему праву, не 
упоминаетъ особо о законныхъ и незаконныхъ родителяхъ, но комментаторы 
и практики распространяют^ квалификацию на техъ и другихъ. Изъ приве- 
денныхъ указанШ не трудно видеть, на какой твердой почве стоитъ условхе 
квалиФИкацш убшства родителей. Не следуетъ при этомъ упускать изъ вида 



Ст. 2. 10$ 

в того, что, согласно воззретю такого авторитетная) изследователя, какъ 
Н. С Таганцевъ (Лишеше жизни, ч. II, стр. 48 и 50), квалифицирующее вна- 
чете родителеубйства по нашему праву опирается не на самый Факта пару* 
шешл при убийстве семейныхъ отношешй, а на выразившуюся въ немъ осо- 
бенную опасность воли, посягающей на попраше кровныхъ и нравственныхъ 
узь, существующихъ въ отношешяхъ между родителями и детьми. Пере* 
неся, такимъ образомъ, врпросъ о квалификации родителеубШства на сторону 
преимущественно субъективной опасности деяшя, Н. С. Таганцевъ вполне 
последовательно и основательно утверждаетъ, что усиление наказания за 
родителеубШство можетъ быть допущено только тамъ, где, кроме кровнаго 
союза, существуете еще союзъ нравственный. Едва ли нужно объяснять, что 
въ такомъ воззреши почтеннаго ученаго изследователя русскаго права 
несомненно проводится принципъ охранеШя не юридическаго или объектив- 
наго начала, а начала естественнаго и нравственнаго, и , притомъ, въ конкрет- 
номъ проявлеш и. Весьма удачно, въ подкрепление такого взгляда при- 
ведено Н. С. Таганцевымъ положение Петра I, что «повиноваться дети 
должны (родителямъ) , но не яко скоты беэсловесные». Сообразно съ 
требованиями указаннаго начала, Коммидо, естественно, не могла не 
придти къ положетю, что и убийство естественной матери (та1ег сегЪа 
ее1) должно иметь характеръ квалифицированнаго деяшя. Но, къ сожа- 
лению, на этомъ пункте уже кончается последовательное развитие пра- 
вильнаго учешя, — учешя, имеющаго за себя, какъ указано, историческую 
и теоретическую почву, а также почву законодательной практики Запада. 
Вопреки всякимъ ожидашямъ, отвергнувъ квалифицирующее значеше убгё- 
ства естественнаго отца, Коммшия, въ сущности, отвергла самыя главныя 
основа тл, принятия ею для установлешя квалиФикацш родите л еубтства 
вообще. Коммиая въ зтомъ случае отказалась даже отъ той правильной 
точки зрешя на задачи уголовнаго права, которое разсматриваетъ деяше 
такъ, какъ оно совершается въ действительности или какъ, по крайней мере, 
представляется сознашю виновнаго, чтобы въ основаше своихъ определешй 
власть не юридичесшя фикцш, а объективно доказанные Факты (назв. соч. 
стр. 171). Между темъ, для оправдания допущеннаго изъята, Коммисхя 
переходить именно въ область юридическихъ фикщй и становится на почву 
исключительно гражданскаго права, определяющая юридически характеръ 
семейнаго союза и родства. Съ этой точки зрешя Коммиая утверждаетъ, что, 
такъ какъ отношеш'я, вытекающ1я изъ семейнаго и родственнаго союза, по 
определешямъ гражданскихъ законовъ, имеютъ юридическое значеше 
только при условш законности союза, то и уголовный законъ долженъ охра- 
нять только такой союзъ. Уже въ Факте приэнашя квалиФицирующаго значе- 



106 Ст. 2. 

шя въ убийстве естественной матери заключается крупное опровергнете 
только что приведенной доктрины Коммисш, такъ какъ отношешя незаконно- 
прижитаго къ матери не имеютъ никакого юридическаго характера въ смысле 
гражданскаго права. Но едва -ли принципиально правильна и самая доктрина, 
которую положила Коммшпя въ основаше своего изъятая. Подобно тому, 
какъ нельзя утверждать, что все граждансюя отношешя, определяемы* по 
началамъ гражданскаго права, охраняются и уголовнымъ закономъ, нельзя 
утверждать и того, что уголовный законъ охраняетъ тотъ только юридически 
порядокъ, который определена въ томъ или другомъ уставе. Уголовный 
законъ охраняетъ и быть, и культъ общественный; въ этомъ смысле онъ 
дополняетъ юридическую конституцию отношений. Принципъ законности 
семейнаго и родственнаго союзовъ съ точки зрешя гражданскаго права имеетъ 
значение только въ области гражданскихъ правоотношений. Ими охраняются 
права родителей и детей, чтобы темь устранить отъ учаспя въ нихъ неза- 
конныхъ. Въ уголовномъ же законе объ убШстве л ежить другой принципъ: 
охранение жизни, какъ блага, и соразмерение ответственности для виновнаго 
съ размерами той опасности воли его, которая выразилась въ нарушенш 
и порванш естественнаго и нравственнаго союза. Здесь семейный союзъ 
разсматривается какъ Фактъ, какъ союзъ естественный и нравственный, 
а не только юридически. Этотъ Фактъ, въ интересахъ общаго правосостоянш 
и безопасности, имеетъ огромное значеше, хотя бы изъ него не вытекала 
никакихъ гражданскихъ правоотношений. Отсюда очевидно, что самыя точки 
отправлен 1Я въ гражданскомъ и уголовномъ законе различны. Оне могутъ 
сходиться тамъ, где не противоречат^ другъ другу; въ противномъ случае, 
оне идутъ своими особыми путями. Однимъ изъ подтверждений этого можеть 
служить, между прочимъ, отношение уголовнаго закона къ вопросу о 
жизнеспособности при убийстве. Во Французскомъ праве для гражданской 
правоспособности требуется жизнеспособность. Между темь, по закону 
уголовному, для вменетя убШства, какъ красноречиво говорить Ф. Эли, 
«даже не необходимо, чтобы рожденный жилъ полною внеутробною жизнью; 
достаточно, чтобы эта жизнь уподоблялась тлеющему, потухающему огню, 
чтобы законъ призналъ преступлешемъ ея отнята». Вотъ почему нельзя не 
признать, что, при разрешенш вопроса о квалиФикацш убийства естественнаго 
отца, должно быть принято не иное начало, а то же, по которому и убийство 
естественной матери возводится въ квалифицированное деяше. Принята 
же точки зрешя гражданскаго права неминуемо должно повести за собою не 
только исключеше убШства естественной матери изъ числа квалиФициро- 
ванныхъ видовъ,но и включеюе въ число ихъ убшства усыновителей, отверг- 
нутое КоммиЫею. Тогда, действительно, вопросъ о квалификации родителе- 



Ст. 2. 107 

т&'йства вполне сольется съ правами наследственными и другими граждан- 
сами правами. Но, настаивая на своей мысли, мы должны заметить, что, 
если для квалиФикацш убийства естественной матери достаточно одного Факта 
происхождешя огь нея убйцы, то для квалиФИкацш убийства естественнаго 
отца, въ виду того, что ра1ег тсегкив ее*, необходима наличность признашя 
ыгь своего детища и исполнешя въ отношеши его тёхъ обязанностей, кото- 
рые лежать на законномъ отц*. На основанш изложеннаго, 4 п. 2 ст. надле- 
жало бы дополнить такъ: «а также незаконноприжитый, виновный въ 
убийств* своего отца, которому онъ обязанъ своимъ воспиташемъ или 
содержат емъ». (См. также по этому поводу соображешя, высказанный 
ниже при разсмотрФиш 74 статьи проекта) . 

Соглашаясь съ предположеннымъ въ общемъ мДОнш комитета дополне- 
юемъ текста 4 п. 2 ст., членъ комитета А. И. Турчаниноеь считаете, 
однако, съ своей стороны, необходимымъ исключить изъ этого дополнетя 
слова: «или содержатемъ», такъ какъ содержаше незаконноприжитаго 
можетъ быть истребовано по суду и въ этомъ случае не можетъ считаться 
устанавливающимъ особую нравственную связь между отцомъ и его незакон- 
ноприжитымъ ребенкомъ. 

При обсуждеши п. 4 ст. 2 въ Уголовномь Отдгьленхи Общества , Членъ 
Общества А. В. Михаилом, въ видахъ большей точности и грамматической 
правильности языка, предположилъ предложенное редакцюннымъ комитетомъ 
допашете 4 п. 2 ст., 4 п. 47 ст., 1 п. 38 ст. и 4 п. 74 ст. изложить такъ: 
«а также и незаконнаго, которому виновный обязанъ своимъ воспиташемъ или 
содержатемъ* . Болыпинствомъ 7 голосовъ противъ 2 предложение принято. 

Ср. замЪч., привед. подъ № 51 (стр. 59). 



117* Членъ Радожехаго Окружного Суда Соболевъ полагаетъ, что есте- 
ственный отецъ долженъ пользоваться теми же правами на уважеше со сто- 
роны д*тей, какъ и отецъ законный, и что посему слово законный въ п. 4 
ст. 2 подлежать исключению. 



118» Варшавская Судебная Палата. Принимая во вниман1е особен- 
ность гражданскихъ законовъ Царства Польскаго касательно признашя неза- 
коннорожденныхъ д*тей, следовало бы въ п. 4 сделать добавлеше, которое 
должно относиться лишь къ губершямъ Царства Польскаго, именно: «неза- 
коннаго отца, признавшаго и воспитавшаго свое незаконнорожденное дитя». 



108 Ст. 2. 

119. Чиы ирожурорепго жадзора Тудикаго Окружил» Суда. При 

обсуждении ст. 2 проекта вызвать возражение п. 4. Большинство было согласно 
съ редаицею этого пункта, никоторые же изъ чиновъ прокурорскаго надзора 
полагали редактировать этотъ пунктъ следующимъ обраэомъ: «законныхъ 
матери или отца», руководствуясь при этомъ гЬмъ соображетемъ, что нетъ 
достаточныхъ основашй усиливать ответственность за убийство незаконной 
матери, не усиливая таковой же ответственности за убийство незаконная) 
отца; что затемъ какъ въ томъ, такъ и въ другомъ случае, такое усилеше не 
находить себе оправдашя ни въ законахъ гражданскихъ, отказывающихъ не- 
законнорожденнымъ въ какихъ бы то ни было правахъ на имущество и поло- 
жеше ихъ естественныхъ родителей, ни въ интересахъ рода и семьи, ибо та- 
кимъ убШствомъ интересы эти нисколько не затрогиваются. Вместе съ темь, 
лица, высказавнняся за приведенное изменеше редакщи п. 4, находили, что 
на практике могутъ быть случаи, когда убийство незаконныхъ матери или 
отца будетъ требовать особой усиленной ответственности, обусловливаемой 
теми заботами и попечешемъ, которыя имели относительно преступника не- 
законные отецъ или мать, такъ какъ эти заботы и попечешя несомненно на- 
лагаютъ на него по отношешю къ незаконнымъ родителямъ ташя же обязан- 
ности, какъ ц по отношенш къ закон нымъ; въ'виду техъ же соображений 
является требоваше усиленной ответственности и вообще за убшство всехъ 
техъ лицъ, коимъ виновный обязанъ воспиташемъ или попечениями и забо- 
тами, каковымъ пунктомъ некоторые изъ присутствовавшихъ считали необ- 
ходимымъ дополнить ст. 2 проекта, полагая что пунктъ этотъ обниметъ 
собою, какъ постороннихъ лицъ, коимъ преступникъ обязанъ, такъ при техъ 
же услов1яхъ незаконныхъ родителей и вообще родственниковъ. 



120. Председатель Видик авказскаго Окружнаго Суда Бартеневъ, 

Признавать убШство матери всегда квалиФицированнымъ видомъ убШства 
будетъ несправедливо; напримеръ; весьма часто бываетъ въ практике, что 
женщина, произведя на светъ ребенка, бросаетъ его и, порывая всяия съ 
нимъ сношешя, уничтожаетъ гёмъ самымъ всякую родственную связь въ 
томъ смысле, какъ это приведено въ объяснешяхъ Коммисш на стр. 39 о 
супругахъ. Посему убшство при такихъ услов1Яхъ сыномъ матери не должно 
по закону считаться безусловно усиливающимъ вину обстоятельствомъ и 
определеше сего обстоятельства въ каждомъ отдельномъ случае должно быть 
предоставлено суду, а не вводимо въ текстъ закона. Предоставлеше суду боль- 
шаго простора въ оиределенш наказашя всегда будетъ более справедливымъ 
съ услов!ЯМИ жизни, чемъ стеснять его въ узкихъ пределахъ, хотя и науч- 



Ст. 2. - 109 

ныхъ, но вполгё безжизненныхъ уеюв1Й. И действительно, почему убйство 
сьшомъ бросившей его матери наказывать сильнее, чемъ сына, убившаго хотя 
и незаконнаго отца, но всегда относившегося къ сыну более родственно н 
сердечно чемъ его природная мать? 



121. Прокурорши надзоръ Московской Судебной Палаты. Въ п. 4 

проекта у потребляете» выражеше «мать и законный отецъ», которое до сихъ 
поръ не встречалось въ законодательстве. Казалось бы, удобнее заменить это 
выражеше словами «родители и усыновители*, что исключить несоответств1е 
съ терминами, принятыми въ действующемъ гражданскомъ праве. Такую же 
замену следуетъ принять въ статьяхъ 17 п. 4, 38 п. 1, 53 п. 1 и 74, п. 4. 

б) Убгйство супругою. 

122. ПрокуророкИ надзоръ Херсонскаго Окружнаго Суда. Умышлен- 

ное посягательство на жизнь супруговъ, какъ разрушеше телеснаго и нрав- 
ственнаго единешя между виновнымъ и жертвою преступленья, считается по 
нашему действующему уложешю о наказашяхъ однимъ изъ более тяжкихъ 
преступлений противъ жизни, заслуживающихъ усилешя нормальнаго нака- 
занья. Уложете о наказашяхъ усиливаете уголовную ответственность не 
только за убШство супруговъ, но и за нанесеше имъ увечья, ранъ, побоевъ 
и истязашй (ст. 1583 Уложешя о Наказашяхъ). Такое отношеше каратель- 
наго закона къ посягательству на личную неприкосновенность супруговъ 
вполне соответствуетъ взгляду нашего каноническаго и гражданскаго права 
на брачный союзъ и вытекающ1Я изъ него нравственный и юридичесюя отно- 
шения. Бракъ, по ученда православной церкви, есть полное, не только душев- 
ное, но и Физическое, соединеше мужчины и женщины, совершаемое съ уча- 
спя Божества и признаваемое таинствомъ. Какое значеше ни придавать этому 
слову, говорить К. П. Цобедоносцевъ (курсъ гражд. права ч. II, стр. 11), — 
въ общемъ ли смысле, или въ смысле церковномъ, во всякомъ случае едва ли 
кто, верующш въ цельное бьте души человеческой, станетъ отвергать, что 
въ атомъ союзе, отменно отъ всехъ прочихъ союзовъ, есть великая тайна 
глубочайшаго и полнейшаго духовнаго и телеснаго соединешя. Этотъ взглядъ 
на бракъ, какъ на полное органическое соединеше, проведенъ и въ нашихъ 
гражданскихъ законахъ. Мужъ и жена одно тело. Мужъ глава жены. Жена 
обязана жить съ мужемъ и повиноваться ему преимущественно передъ роди- 
телями. Мужъ сообщаетъ жене своей все преимущества своего звашя и со- 
СТОЯН1Я (ст. 100 — 108 и 179 X т. Свод. Зак.). Вотъ главныя положешя, къ 
которымъ сводятся постановлены нашего законодательства о брачномъ союзе 



НО Ст. 2. 

и возникающихъ изъ него отношешяхъ между супругами. Сравнивая эти 
отношения съ отношешями родителей къ детямъ, какъ съ точки зрешя рели- 
поз ной, такъ и юридической, нельзя не признать, что нравственная и гьлес- 
ная связь между супругами нисколько не слабее, пожалуй теснее, чемъ 
связь родителей съ детьми. Следовательно, если основашемъ для квалиФика- 
щи убШства родителей послужило, какъ видно изъ объясненш Редакционной 
Коммис1и (листъ 34), заключающееся въ этомъ престу плеши разрушеше 
гЬлеснаго и нравственнаго единешя между виновнымъ и жертвою, то будучи 
последовательнымъ и руководствуясь основнымъ правиломъ кодиФикащи 
иЫ еайет 1е^18 гайо, 1Ы еаДет 1е#18 (Изрозйю, нельзя не признать ту же 
самую причину основашемъ для квалиФикацш умышленнаго посягательства 
на жизнь супруговъ, такъ какъ въ томъ и другомъ преступлеши заключается 
одинаковое уничтожение нравственнаго и гЬлеснаго единешя. Редакцюнная 
КоммиЫя, сохраняя за убШствомъ родителей значеше квалифицированна™ 
убшства, не придала этого значешя посягательству на жизнь супруговъ 
потому, что значеше порванной связи парализуется почти всегда услов1Ями 
и обстановкой убшства этого рода. Почти всегда, говорить Коммтяя, пово- 
домъ убгёства супруговъ являются развратная жизнь, пьянство и раздоры. 
Но ведь то же самое возражение можно сделать противъ квалиФикацш отце- 
уб1йства. Пьянство, развратъ и раздоры парализуютъ не только связь между 
супругами, но и связь родителей съ детьми и точно также доводятъ до отце- 
убШства. 

123. Прокурорски надзоръ Ярославская» Окружного Суда. Основа- 
шемъ къ выключешю убшства супруговъ изъ видовъ квалиФицированнаго 
лишешя жизни Коммиая приводитъ то соображение, что, какъ показываетъ 
жизненный опытъ, мотивы или поводы къ этому дЪяшю вызываютъ въ боль- 
шинстве случаевъ не требоваше усиленной репрессш, а наоборотъ чувство 
снисхожденш къ виновному (стр. 39), но, помимо приведенныхъ ею приме- 
ровъ (развратная жизнь, пьянство, безконечныя ссоры, жестокое обращеше 
и проч.), можно указать и таюе, когда убийство супруга совершается изъ 
желашя вступить въ бракъ съ другимъ лицомъ, изъ-за намерешя упрочить 
связь съ любовникомъ или любовницею и т. д., а въ подобныхъ случаяхъ 
едва ли судья затруднился бы применить къ виновному усиленное наказаше. 



124. Московски Присяжный Поверенный Д. Н. Доброхотова То, что 

положено въ основаше для усилешя наказашя за убшство отца и матери, 
должно иметь место и при усиленш наказашя за убшство супруга. Природа 
отношешй одна и та же, права на особое уважеше и довер1е берутъ начало 



Ст. 2« Ш 

въ одномъ источник*. Если жизненный опытъ говорить, что убшства супруга 
вызываются всегда развратною жизшю, пьянствомъ, жестокимъ обращешемъ 
и т. п. и поэтому вызываютъ снисхождение къ преступнику (проектъ стр. 39), 
тотъ же жизненный опытъ говорить и другое, а именно: не разврата, пьян- 
ство и жестокое обращение вызываютъ на преступлеше, а власть, данная 
закононъ развратному, пьяному и жестокому супругу. 



За квалиФикацио убгёства супруговъ высказались также: СенаторъИ.Н. 
Орловъ (ср. № 103), чины Варшавской и Казанской (ср. № 104) Судебныхъ 
Палатъ, Нижегородскаго,Черниговскаго, Костромскаго, Кутаисскаго (ср. № 1 07) 
и Екатеринбургская (ср. № 106) Окружныхъ Судовъ, Председатель Ставро- 
польскаго Окружнаго Суда Бусло, Товарищъ Председателя Тамбовскаго Суда 
Фонъ-Резонъ (ср. № 105), чины прокурорскаго надзора Харьковской Судебной 
Палаты округа Шевской Судебной Палаты (ср. № 108) и Ярославскаго Окруж- 
наго Суда, Прокуроры: Харьковскаго Окружнаго Суда Снопко и Плоцкаго 
Окружнаго Суда Фуксъ (ср. № НО), Московше и Черниговсие Присяжные 
Поверенные. 

в) Убхйстео дтьтей. 

125.ПрокуроръЕлецкаго Окружнаго Суда Шждловоюй. Если оставлено 
азъ действу ющаго уложешя осложнеше (квалифицирующее обстоятельство) , 
предусмотренное 4 пунктомъ 2 статьи (матери или законнаго отца) , то по 
нееоторымъ основашямъ- следуетъ оставить и осложнеше, предусмотренное 
1451 статьею уложен1я, а именно убгёство «сына своего или дочери». 

По соображешямъ редакцш убгёство родителей намечено какъ высппй 
типъ посягательства на права частныхъ лицъ, а что касается убшства детей 
родителями, то этотъ видь убийства приравнивается ко всемъ другимъ слу- 
чаямъ родственнаго убийства и, по одинаковымъ мотивамъ въ отношении 
последнихъ, исключается изъ разряда квалифицированныхъ. — Основашя 
исключеш я: а) отсутств1е такой квалиФикацш въ большинстве иностранныхъ 
кодексовъ, б) наличность въ нашемъ прежнемъ праве указанш, что этотъ 
видь убШства не только не былъ осложненными но считался даже привиле- 
гированнымъ (уложеше 1649 года, страница записки 39) и этотъ легши 
взглядъ на этотъ видь преступлешя такъ укоренился въ народе, что состави- 
тели свода 1832 года сочли нужнымъ противодействовать этому взгляду, 
посредствомъ особаго постановления («родители не имеють права на жизнь 
детей и за убШство ихъ судятся и наказуются уголовнымъ эакономъ»). 

Что касается ссылки на западные кодексы, то основание это, само по 
себе взятое, не сопровождаемое еще иными какими нибудь более существен- 



112 Ст. 2. 

ньши доводами, представляется не имеющим* значетя. — Ссылка же на 
уложете 1649 года, въ котором* какъ бы отразилось народное воззри- 
те на значеше этого вида убийства (его привилегированность) , указаше 
на укоренегае этого воззрешя в послед ствш, на необходимость ему проти- 
водействовать (сводъ 1832 года), все это таюя обстоятельства, который 
еще более насъ убеждают* въ необходимости оставлешя этого вида убийства 
во 2 статье проекта. 

Быль уже случай заметить (ср. № 101), что не все воззрешя народа 
имеютъ своимъ источникомъ начало, подлежащее поддержке, развитою и 
поощренпо со стороны законодателя. Иногда эти воззрев1Я, подъ вл1яшемъ 
временныхъ и одностороннихъ условй развит народа, вытекаютъ изъ такихъ 
грубыхъ заблужденШ и недостойныхъ человечества побуждение, что все вни- 
маше къ нимъ законодателя должно выразиться обязательно въ Форме отрица- 
тельной, то есть онъ обязанъ, въ йнтересахъ справедливости и общаго блага, 
сделать все необходимое для ихъ искоренешя и противопоставить имъ обра- 
зецъ надлежащаго воззрешя. 

Къ разряду такихъ взглядовъ, завещанныхъ намъ первобытной эпохой 
свайныхъ построекъ и пещернаго человека, несомненно относится право 
родителей на жизнь своихъ детей. Въ строе общественныхъ группъ, въ 
услов1Яхъ экономических*, релипозныхъ, этнограФическихъ и многихъ дру- 
гихъ были сильныя причины для упорнаго господства этого взгляда уже въ 
ближайпия къ намъ времена и среди народовъ, достигшихъ высокой степени 
умственнаго развитая и вообще культуры. Следы этого взгляда, въ значи- 
тельно смягченной Форме, заметны даже въ некоторых* чертахъ современ- 
наго быта. Но это только доказывает*, что извращеше природной наклон- 
ности (любви родителей къ детямъ) можетъ быть культивировано и доведено 
до чудовищных* размеров* развит (убгёство родителями слабых* детей, 
женскаго пола, изгнаше целыми толпами въ лесъ и димя места с* целью 
оставлешя въ безпомощномъ состояши и истребления ихъ, — Факты обыкно- 
венно приводимый изъ быта дикихъ племенъ бывших* и современных* и 
изъ исторш даже некоторых* культурных* народовъ, какъ сошедших* со 
сцены, так* еще существующих*). Все эти явлешя легко объясняются, но 
они ничуть не подтверждают*, чтобы такое воззреше лежало въ природе 
человека и въ природе отношешй родителей къ детямъ и, во всяком* 
случае, такому воззрешю не можетъ быть места въ юридической норме и 
даже никакое снисхождеше такому воззрешю не можетъ найти оправда- 
шя с* точки зрешя современных* христаанскихъ и научно-нравственных* 
идей. 

Отношеше родителей къ детямъ, по природе своей несхожее въ неко- 



Ст. 2. Ш 

торыхъ чертахъ съ отношеш'ями детей къ родителямъ, совершенно одина- 
ково съ последнимъ по своей важности и своему значению, ибо и при убий- 
ств* детей родителями происходить разрушеше кровной и нравственной 
связи, при чемъ законъ въ равной мере охраняегь въ этомъ случае есте- 
ственные интересы потомства, какъ въ убМстве родителей онъ охраняегь 
естественную власть родителей. Родители и д&ти представлять собой два 
одинаково равныя начала для высшихъ интересовъ общества (прошедшее и 
будущее) и, съ этой точки зретя, не усматривается основашй кому нибудь 
изъ нихъ отдавать предпочтете. Поэтому, намъ кажется, неверно эти отно- 
шения (детей къ родителямъ) ставить на одинъ уровень со всеми другими род- 
ственными отношешями, какъ это сделано въ соображешяхъ записки. Черта, 
выд&ляющая убйство детьми родителей изъ вида простаго убШства, въ пол- 
ной мере присуща и убхйству детей родителями. Последовательно, поэтому, 
будетъ этотъ видь убйства поместить въ раэрядъ квалиФицированныхъ. 

Необходимость такой квалификацш обусловливается еще и т*мъ, 
что посредствомъ этой нормы сделано будетъ надлежащее противодейстые 
взгляду о праве родителей на жизнь своихъ детей, остатки каковаго взгляда 
могутъ еще, въ известной степени, проявлять свои дурныя последств1я осо- 
бенно въ невежественныхъ слояхъ общества. 

Если мотивомъ усиленной ответственности въ 4 п. 2 статьи служить 
разрушение кровной и нравственной связи между виновнымъ и жертвою 
преступлена (34 стр.), то съ болынимъ основашемъ является также нака- 
зуемость убйства родителями детей, какъ совершенно противоестественна™. 



За квалиФикащю убШства детей высказались также: Сенаторъ Орловъ 
(ср. № 403), чины Юевсйой и Казанской (ср. № 404) Судебныхъ Палатъ, 
Нижегородскаго, Черниговскаго, Костромскаго, Кутаисскаго и Екатеринбург- 
ская) (ср. № 406) Окружныхъ Судовъ, Товарищъ Председателя Тамбовскаго 
Окружнаго Суда Фонъ-Резонъ (ср. № 405), прокурорши надзоръ Харьковской 
Судебной Палаты, округа Киевской Судебной Палаты (ср. № 408), Смоленскаго 
и Ярославскаго (ср. № 409) Окружныхъ Судовъ и Черниговше Присяжные 
Поверенные, причемъ чины Киевской Судебной Палаты, Кутаисскаго Суда 
(ср. № 407) и прокурорши надзоръ Ярославскаго Суда высказались за квалдои- 
кацш убгёства нисходящихъ родственниковъ вообще, а прокурорсшй надзоръ 
Харьковской Палаты — за квалиФикацш убийства нисходящихъ по прямой лиши. 

г) Убгйство восходящим родственником. 

12 в* Ужансюй Окружный Судъ. 4- п. 2 ст. заключаетъ въ себе квали- 
фикаций убШства по* поводу существующихъ между убийцею и жертвою 

Сводъ Злмъчашй, Т. I. 8 



11* Ст. 2. 

родственныхъ отношений и ограничиваете эту квалификацию убШствомъ 
матери или законнаго отца. Этотъ пунктъ следовало бы распространить и на 
убШство вс&хъ восходящихъ родственниковъ. Мотивы Редакционной Коммисш 
отвергаютъ это, между прочимъ, тъмъ соображешемъ, что случаи убийства 
восходящихъ родственниковъ бываютъ крайне рЪдки, но противъ этого можно 
возражать, что и случаи убшства главы иностраннаго государства бываютъ 
еще рфже, которое между тЬмъ по 2-й ст. считается квалифицированными 



127. Председатель Ставропольская Окружнаго Суда Бусло. Уведи - 
чеше ответственности за убийство восходящихъ родственниковъ имФетъ такое 
же основание, какъ и за убШство родителей, и исключать эти случаи по гбмъ 
основашямъ, которыя приводитъ Коммиая (редкость подобныхъ случаевъ и 
въ большинстве случаевъ корыстная цель), едва ли есть основание: случаи 
совершения другихъ предусмотрънныхъйстатьею убшствъ (напримФръ преду- 
смотр*нныхъ 1 и 2 пунктами) совершаются еще реже; а убшства восходящихъ 
родственниковъ, такъ же какъ и родителей совершаются съ разными целями» 



За квалиФикащю убшства восходящихъ родственниковъ высказались 
также: Сенаторъ И. Н. Орловъ (ср. № 103), проф. Вальбергъ, чины Киевской 
и Казанской (ср. № 104) Судебныхъ Палатъ, Варшавскаго, Костромскаго, Ку- 
таисскаго (ср. № 107) и Екатеринбургскаго (ср. № 106) Окружныхъ Судовъ, 
Товарищъ Председателя Тамбовскаго Суда Фонъ-Резонъ (ср. № 105), проку- 
рорши надзоръ Харьковской Палаты и Ярославскаго Суда, Прокуроръ Плоц- 
каго Окружнаго Суда Фуксъ (ср. № 110) и Московсюе Присяжные Поверен- 
ные, причемъ Варшавский Окружный Судъ и чины прокуратуры Харьковской 
Палаты высказались за квалиФикащю убшства восходящихъ родственниковъ по 
прямой лиши. 

д) УбШство брата или сестры. 
128» Товарищъ Прокурора Мооковскаго Окружнаго Суда КуганокН. 

Четвертый пунктъ статьи 2 следовало бы дополнить, включивъ и братоубгёство 
въ число квалиФицированныхъ убШствъ, и редактировать атотъ пунктъ такимъ 
образомъ: А) «матери или законнаго отца, родныхъ брата или сестры», при 
чемъ подъ этотъ пунктъ ст. 2-ой надлежало бы подводить и случаи убшства 
братьевъ единокровныхъ или единоутробныхъ. Такое дополнение йовидимому 
не требуетъ особыхъ мотивовъ. Составители проекта въ подкрФплеше необ- 
ходимости исключешя изъ числа квалиФицированныхъ убШствъ убгёства 
однимъ супругомъ другаго приводятъ в | ёск1я соображешя, указывался на 
тъ, весьма частыя къ сожалъшю, невыносимыя отношешя между супру- 



Ст. 2. 115 

гами, который скорм могутъ служить некоторымъ оправдатемъ совершон- 
ваго злодеян1я, чемъ обстоятельством^ усиливающимъ ответственность; но 
нельзя того же сказать о братоубийств*. Почему именно составители проекта 
пришли къ необходимости исключить изъ числа квалиФицированныхъ слу- 
яаевъ убШства столь тяжкое преступление, изъ мотивовъ къ ст. 2-ой не видно. 



За квалификацию братоубийства высказались также: Сенаторъ И. Н. 
Орловгь (ср. № 103), чины Юевской и Казанской (ср. № 104) Судебныгь 
Палат-ь, Товаршцъ Председателя Тамбовскаго Окружного Суда Фонъ-Резонъ 
(ср. № 105), чины Окружныхъ Судовъ: Нижегородскаго (кроме Товарищей 
Председателя Богодурова и Насакина), Кутаисск&го и Екатеринбургскаго, 
(ср. № 106), Председатель Ставропольская Суда Бусло, прокурорски над- 
зоръ Ярославскаго Суда (ср. № 109) и Московспе Присяжные Поверенные, 
причемъ чины Кутаисскаго Суда высказались за квалификацию убШства боко- 
выхь родственниковъ вообще (ср. № 107). 

е) Убгйство усыновителя, воспитателя, благодгътеля , хозяина и т. д. 

129* Московское Юридическое Общество. А. И. Фальковскгй предло- 
жила предусмотреть въ ст. 2 убШство не только родителей, но также усыно- 
вителей и воспитателей. 

В. М. Пржевальскгй заметилъ на это, что поняпе «воспитатель» слиш- 
комъ растяжимо, будь это даже воспитатель, заменяющей отца; всякШ над- 
зиратель учебнаго заведенья есть воспитатель и въ известномъ смысле заме* 
няетъ отца. , 

За предложеше А. М. Фальковскаго включить въ пунктъ 4 слова: 
«усыновителей» высказалось 15 голосрвъ противъ 16. 



За квалиФикащю убгёства усыновителя высказались также чины проку - 
рорскаго надзора Московской Судебной Палаты (ср. № 121) и Смоленскаго 
Окружнаго Суда. 

130* Варшавская Судебная Палата. По предложению Старшего Пред - 
седа тел я, Палата признала необходимымъ дополнить статью 2-ю особымъ 
пунктомъ следующаго содержашя: «виновный въ убшстве лица, вверен наго 
попечению и воспитанш убйцы, и, наоборотъ, виновный въ убШстве лица, 
коему убйца обязанъ своимъ воспиташемъ». 



131. Радоксшй Окружный Судъ, чины ярокуророкато надзора сего 
Суда и местные Присяжные Поверенные. Членъ коммисш, образованной изъ 



416 Ст. 2. 

состава чиновъ Радомскаго Окружнаго Суда, прокурорскаго надзора сего Суда 
я мФстныхъ Присяжныхъ ПовЪренныхъ, Павинскгй, предложить добавить 
слова «и воспитателя», признавая, что воспитатель долженъ пользоваться 
оообымъ уважешемъ со стороны воспитуемаго, но остальные члены комлист 
съ высказаннымъ Г. Павинскимъ мнФтемъ не согласились. 



132. Председатель Ставропольекаго Окружнаго Суда Буело. УбШство 

благодетелей чрезвычайно безнравственно, потому что человФкъ, принявши 
на себя заботу о малолФтнемъ, не будучи связанъ съ нимъ узами родства и 
не имФопцй въ виду никакихъ корыстны» побуждешй, долженъ заслужи- 
вать такого же почтешя и уважешя со стороны облагод^тельствованнаго, какъ 
и родители последнего, а иногда и болыпаго, если родители бросили его, а 
чужой человФкъ воспиталъ и облагодфтельствовалъ. 



133* Проф. Вальбергъ признаетъ необходимьшъ дополнить ст. 2 ука- 
зашемъ на убШство изъ за одной лишь погёхи (Ьш&погс!) и на убШсгво 
лица, находящагося въ особыхъ довфрительныхъ отношешяхъ къ виновному. 

134. Чины прокуратуры Харьковской Судебной Палаты I Проку- 
роръ Харьковскаго Окружнаго Суда Снопко признаютъ необходимымъ 
дополнить ст. 2 указашемъ на «убШство хозяина или членовъ его семьи, у 
коего убшца находится въ услужеши, рабогВ или учеши». 

За квалификацию убМства хозяина высказались также чины Кевской 
Судебной Палаты и Председатель Ставропольекаго Окружнаго Суда Бусло. 
Ср. замФч., привед. подъ № 119. 

5, КвымкацЫ убШства по множественности оФъектовъ. 

(Ст. 2, п. 5). 

135. Московское Юридическое Общество. При чтеши п. 5-го С. Я. 

Викторами обратилъ внимаше Общества на ч противор^е между текстомъ 
5-го пункта («двухъ или болЬе лицъ») и стр. 40 «объяснешй» къ проекту; 

въ объяснешяхъ говорится, что «безразлично умерли ли всё жертвы 

преступления, или только одна изъ нихъ», откуда приходится заключить, 
что убившш одного и только ранивппй другаго можетъ отвечать одинаково 
съ убившимъ двухъ или бол$е, что едва ли желательно. 

В. М. Пржевальскхй, ссылаясь на мотивы къ проекту, где говорится 
объ одновременномъ убшствФ двухъ или болФе лицъ, опрашиваете, не целе- 
сообразно- ли сделать вставку слова «одновременно»? 

А. К. Вульфертъ находить, что такая прибавка можетъ вызвать недо- 



Ст. 2. Ц7 

умеше: наемный убМца, помучивали плату аа убийство А и В, можетъ убить 
игь разновременно, напр., по мере прибыли ихъ въ известное место; между 
тень, въ виду одного общаго умысла преступника, онъ очевидно долженъ 
судиться по 5-му пункту. Бели же вставку сделать въ смысле «осущестрле- 
тя одного общаго умысла», то это можетъ вызвать затруднение именно для 
присяжныхъ заседателей. 



136* Одесская Судебная Палата. По 5-му п. ст. 2-й никоторые и» 
членовъ совещашя, образованного при Одесской Палат» для раземотрешя 
проекта уложетя, высказали следующее замечаше: намерение Редакцюнной 
Коммисш сделать квалимцированнымъ убШство многихъ лицъ привело необ- 
ходимо къ признанию таковымъ и убийства сшш одною лица, ибо подъ 
понята многихъ следуетъ отнести и двухъ. Но такъ какъ понят1е о «двухъ» 
лицахъ стоить, по существу вещей, ближе въ «одному», нежели ко «мно- 
жеству», то прианакъ «двухъ» следовало бы исключить изъ квалифицирован- 
наго убийства. А такъ какъ то же самое можно сказать и о «трехъ» по отно- 
шено къ «двумъ» и т. д. , то и является существеннымъ вопросъ о томъ, 
не следуетъ ли, въ виду полной неопределенности того объекта преступле- 
на, который предусмотреть 5-мъ п. ст. 2-й, вовсе исключить его? Утвер- 
дительное разрешеше этого вопроса представлялось бы гёмъ более правиль- 
ными что наиболее тяжгае случаи убЙства более одного лица будутъ безъ 
затруднения подводиться судьями подъ 6 п. ст. 2-й, такъ какъ выражешя 
«способы» и «средства» весьма общи и необходимо предусмотрят тягчай- 
ппе случаи убшетва многихъ лицъ. 

По редакцш ст. 2-й совещаше нашло, что помещенное въ 5-мъ п. 
выражеше «двухъ или более лицъ» не можетъ быть признано вполне точ- 
нымъ: настоящш его смыслъ: «более одного лица». Казалось бы также, что 
непъ особеннаго основатя не заменить его словомъ «несколькихъ», т. е. 
выражешемъ, принятымъ действующимъ уложешемъ и не возбуждающимъ 
въ настоящее время, по разъяснеши его Кассацюннымъ Сенатомъ, никакого 
сомнешя на практике. 



137* Товарщъ Председателя Тамбовскаго Ойружиаго Суда фояъ- 
Регожъ. 5-й п. вызываетъ сомнешя. Я не хочу говорить здесь объ веч- 
номъ споре, •насколько возможенъ одинъ общШ. умыселъ при преступле- 
шяхъ личныхъ, направленныхъ противъ двухъ или более объектовъ, 
т. е. насколько ' оскорбление или убШство несколькихъ лицъ можетъ , по 
теорш считаться единичнымъ преступлением*. Но нельзя не указать на 
следующее обстоятельство: съ практической стороны, вопросъ о проведе- 



118 Ст. 2. 

нш твердой грани между единичнымъ преступлешемъ и совокупностью, 
идеальной или реальной, имеетъ значеше, какъ средство для определе- 
тя вернаго мерила при назначены наказашя данныхъ дреступныхъ дея- 
шй, причемъ совокупность, по общему коренному правилу, вызывала и 
вызываетъ более строгую репрессш, чемъ единичное преступлеше. Если 
въ последнее время теор1я поглощен! я получила слишкомъ обширное приме- 
нен 1е, то все-таки никто еще не утверждалъ, что единичное преступлеше 
следуетъ наказать строже, чемъ совокупность ихъ. Между темь, 5 п. пред- 
ставляетъ именно такой случай. За убШство двухъ или больше лицъ, являю- 
щееся осуществлешемъ одного общаго умысла, можетъ быть назначена без- 
срочная каторга, между темь какъ въ случай наказашя по совокупности 
двухъ отдельныхъ убШствъ, являющихся осуществлешемъ двухъ разныхъ 
намерений, согласно 55-й ст. общ. ч. пр., высшимъ размеромъ наказашя 
является срочная каторга не свыше 16-ти летъ. Следовательно, совокуп- 
ность является обстоите льствомъ, уменьшающимъ вину. Этогь странный 
Фактъ доказываетъ, что или постановлеше п. 5 ст. 2, или постановление 
проекта о размере наказашя совокупности, или то и другое неправильны. 



138. Прокурорши надзоръ округа Казанской Судебной Палаты. 

П. 5 ст. 2 долженъ быть отмененъ, такъ какъ стоитъ въ противоречш со 
ст. 55 общей части проекта уголовнаго уложешя. По 55 ст. общ. част, и 
1 ст. разсматриваемаго проекта уголовн. улож., при совокупности двухъ 
разновременно совершенныхъ и еще не наказанныхъ убШствъ, наказание не 
можетъ быть определено свыше шестнадцати летъ каторги, по 5-му же 
п. 2 ст. за убийство двухъ лицъ одновременно наказаше можетъ достигнуть 
до каторги безъ срока. Между темъ убШство двухъ лицъ одновременно не 
будетъ конечно лучшимъ свидетельствомъ о большей жестокости и испор- 
ченности, чемъ совокупность уб1ЙСТВЪ. 



139. Председатель Ставропольский Окружнаго Суда Бусло, Пред- 
усмотренное въ 5 п. 2 ст. преступлеше действительно чрезвычайно возму- 
щаетъ общественную совесть и заслуживаетъ самаго строгаго наказашя, 
и даже смертная казнь была бы за такое преступлеше не жестокимъ, а 
только справедлввымъ и, пожалуй, примернымъ иаказашемъ. Не далее 
какъ въ прошломъ 1884 г. въ Ставрополе былъ случай убШства однимъ 
лицомъ, работникомъ, целаго семейства своего хозяина, состоявшего изъ 
шести душъ, въ томъ числе троихъ маленькихъ детей, и притомъ съ целио 
ограбления; это преступлеше чрезвычайно возмутило и озлобило местное 



Ст. 2. 119 

общество противъ убШцы в озлоблете это не уменьшалось до осуждешя 
преступника, и хотя ему былъ назначенъ судомъ выснпй размЪръ наказашя, 
безсрочная каторга, но все общество находило это наказаше недостаточнымъ 
воздаятемъ за совершенное подсудимымъ зверское преступление и нужно 
было принимать особыя меры для того, чтобы охранить его даже отъ това- 
рищей по заключенш, между которыми были также и убШцы. Означенное 
въ 5 п. обстоятельство следовало бы распространить и на всё случаи убШ- 
ства однимъ и гёмъ же лицомъ двухъ или нъсколькихъ человъкъ, хотя и не 
одновременно и не по одному умыслу; подобные случаи не менее возмути- 
тельны, какъ и убийства двухъ человекъ одновременно, и при томъ такой 
убшца представляется въ высшей степени испорченнымъ и опаснымъ для 
общества; а между гвмъ по проекту выходить наоборотъ: убившш одновре- 
менно двухъ человгвкъ можетъ быть приговоренъ къ безсрочной каторжной 
работе; убившш же несколько человекъ, хотя. бы и въ одинъ день, но разно- 
временно, на основании 1-й ст. проекта особой части и 56 ст. общей части, 
можетъ подлежать только срочной каторг* до 1 5 лФтъ, и только въ такомъ 
случае, когда опасность преступника и его испорченность будетъ признана 
достигнувшею чрезвычайныхъ размеровъ, можетъ быть допущено увеличе- 
н\е срока каторги до 20-ти летъ. 

6. Квалфикац1я убШства оо способу уч1нсн1я. 

а) УбШство способом* или средстеомь опаснымъ для жизни или здо- 
ровья многихъ лица. 
(Ст. 2, п. 6.) 

140. Херсоншй Окружный Судъ. П. 6-й следовало бы изложить въ 

такой редакцш: «способомъ или средствомъ опаснымъ для жизни другихъ 
лицъ». 

Употребленное въ проект* выражеше «многихъ лицъ» представляется 
неопределеннымъ, въ особенности въ виду 5-го п. ст. 2-й, где принято 
выражеше «двухъ или более лицъ». Понят1е «многихъ лицъ» въ судебной 
практик* поселяло недоумеше, требовавшее разъяснешя Правительствующего 
Сената; поэтому для устранешя подобнаго недоразумения и следуетъ заменить 
слово «многихъ» словомъ другихъ, каковое выражаетъ собою определённое, 
ее возбуждающее никакихъ сомненш, понят1е о двухъ или более лицахъ. 

Опасность для здоровья — поняйе, поглощаемое поняпемъ опасности 
для жизни, и поэтому опасность для здоровья следуетъ изъ текста статьи 
исключить. 



430 Ст. 2. 

141. Московское Юржджческое Общество. При чтенш 6-со п. 
Л. Е. Мандельштаммъ предложилъ сделать въ п. 6-мъ прибавку словъ «въ 
данномъ случа*», находя текстъ этого пункта недостаточно яснымъ. 

А. К. Вулъфертъ нашелъ таковую вставку излишней, такъ какъ слова 
«въ данномъ случай» подразумеваются сами собой, что явствуетъ и изъ 
объяснешй къ проекту объ умыслахъ, на стр. 16. 

П. А. Столповшй, находя, что текстъ достаточно ясенъ, чтобы понять 
употребленныя здесь слова «опасный» и «вредный», какъ ничто конкретное, 
тоже призналъ прибавку излишней. 

А. М. Фамковскгй и И. И. Брунъ высказались за достаточную ясность 
проекта. 

Л. Е. Мандельштаммъ и Д. А. Дриль настаивали на необходимости 
прибавки словъ: «въ данномъ случай», въ виду того, что судъ будетъ иметь 
дело не съ мотивами, а съ текстомъ закона. 

За прибавку этихъ словъ подано 9 голосовъ противъ 23. 



142. Товарящъ Председателя Танбовокаго Окружнаго Суда фоеъ- 

РбЗОНЪ. На 42 стр. объяснительной записки говорится, «что такъ какъ случай 
убшства при помощи общеопасныхъ средствъ представляется однимъ изъ 
видовъ такъ называемой идеальной совокупности, когда виновный отвечаетъ 
только за тягчайппя изъ совершонныхъ имъ деяшй, то въ гёхъ случаяхъ, 
въ коихъ бы оказалось, что за самое выбранное средство действия виновный 
подлежитъ наказашю более тяжкому, чемъ за убшство, къ нему должно быть 
применено наказаше за совершонное имъ общеопасное деяше». 

Эти соображетя, по моему мнению, неправильны въ двоякомъ отноше- 
ши. Прежде всего, здесь говорится о наказаши идеальной совокупности, какъ 
будто бы объ этомъ имеется особое постановдеше въ общей части; между 
гёмъ какъ въ действительности такого постановлетя вовсе нетъ и, какъ я 
уже старался доказать въ своихъ замечашяхъ на общую часть проекта, иде- 
альная совокупность наказывается по гёмъ же правиламъ, какъ реальная. 
Далее, не можетъ быть сомнешя, что «убйство, совершонное способомъ или 
средствомъ опаснымъ для жизни или здоровья многйхъ лицъ» , вовсе не есть 
одинъ изъ видовъ идеальной совокупности, а представляетъ собою единичное 
преступлеше, какъ напр. убШство съ целью ограблешя по теперепшему уло- 
жешю, или убшство двухъ и более лицъ, являющееся осуществлешемъ 
одного общаго умысла, по проекту. Это прямо доказывается уже темъ, что 
законъ поместилъ этотъ видъ убШства между другими видами того же пре- 
ступлешя; ибо очевидно, что законъ, определяя составъ преступныхъ деяшй 



Ст. 2. 421 

и следующее за нихъ наказание, создаетъ гймъ самымъ исключительно рав- 
ные виды единичныхъ преступлешй. 

Я этимъ не хочу сказать, чтобы лишеше жизни общеопасными сред- 
ствами никогда не могло представляться идеальной совокупностью; но, при 
преступлешй убгёства, свойство избранныхъсредствъ можетъ Составлять только 
обстоятельство, увеличивающее вину, но не самостоятельное преступление. 

б) УбШство способомь особо мучительным* для убитаго. 

(ст. 2, п. 7). 

143» Сенаторъ И. Н. Ордовъ. Въ пункт* 7 сд^дуетъ включить признакъ 
намеренности со стороны виновнаго (объяснительная записка, страница 43), 
и сказать: «способомъ завлдомо особо мучительнымъ для убитаго». 



144. С-Петербургское Юридическое Общество. По мнёнио большин- 
ства членовъ Редакцгоннаго Комитета Уголовнаю Отдлленхя Общества, 
редакщя п. 7-го ст. 2 представляется неточною: она охватываете лишь тотъ 
случай, когда мучешя были средствомъ лишешя жизни, и обходить такое 
положеше, когда мучетя предшествовали лишешю жизни (ср. 2 п. ст. 1453 
дЁйствующаго уложешя). Поэтому представляется желательнымъ 7 п. 2 ст. 
изложить такъ: «соединенномъ сь му четями*, причемъ слово «мучешя» 
будеть означать не всякое страдаше или боль, которыя претерпФваетъ уби- 
ваемый, но именно страдаше, причиняемое ему виновнымъ сознательно съ 
цЪлью мучить или истязать. 

Члены Комитета Л. Н. Турчаниновъ и И. И. Цухановъ полагали 
цыесообразнымъ изложить 7 п. 2 ст. такъ: «соединенном* съ особыми муче- 
мгями*, имФя въ виду выражешемъ «особыя» указать, что не всякая боль и 
страдатя превращаюгь убШство въ квалифицированное, но лишь страдашя, 
достигали высокихъ размЁровъ, — признакъ, не нашедппй себъ выражешя въ 
той поправке п. 7, которая предположена въ общемъ мнЪши Комитета. 

Наконецъ, члены Комитета К. Д. Анциферовъ, К. М. Гартпкевичъ и 
В. ИГ. Крестпъяновъ признали, что п. 7 ст. 2 проекта едва ли долженъ быть 
сохраненъ. УбШство особо мучительнымъ способомь для убитаго, характери- 
зуя особую злостность убйцы, относится исключительно къ области субъек- 
тивной виновности. Безъ сомнФшя, могутъ быть столь явные признаки 
жестокости убийства, которые не допускаюгь разномыслия. Большинство же 
ихъ слабо поддается объективной оц-ёнк*. Во всякомъ случай, наличность 
признаковъ особой жестокости и мучительности убийства въ важдомъ данномъ 



122 Ст. 2. 

случай всегда можетъ оказать влшше на разм*ръ ответственности и безъ 
особаго предписашя закона, въ силу права суда, принадлежащая) ему по 
хшред*леваямъ 1 и 3 статей проекта. 

Ср. зам*ч., привед. подъ № 51 (стр. 59). 



145. Архангельске Губернски Прокуроръ Ерауоъ. Выражеше 7-го п. 
ст. 2 проекта: «Виновный въ убШств*. ... способомъ особо мучительнымъ 
для убитаго», по буквальному смыслу требуетъ, чтобы лишеше жизни 
не только сопровождалось мучешдми и истязашями жертвы, но чтобы эти 
истязашя и мучешя вм*ст* съ т*мъ составляли самый процессъ убшства, 
то есть чтобы именно они служили средство мъ убгёства. Поэтому при такой 
редакцш, подъ 7 п. ст. 2 й не подойдутъ всё т* случаи убгёства, при совер- 
шенш которыхъ виновные истязали и мучили жертву до нанесешя ей смер- 
тельнаго удара и которые сами по себ* вовсе не содействовали ускоренш 
смерти, какъ напр.: предварительное свчеше розгами, вырывате волосъ, 
выр*заше кусковъ кожи, вывихъ отд*льныхъ членовъ и тому подобны я истя- 
зашя. Поэтому я полагалъ бы, въ предупреждение недоразум*Н1Й, 7 п. ст. 2 
редактировать сл*дующимъ образомъ «виновные въ убшств*, сопровождав- 
шемся мучешями для убитаго» . 



146. Московское Юридическое Общество. При чтеши 7-го пункта 

Л. Е. Мандельштаммъ предложилъ вставить слова: «или средствомъ», такъ 
какъ иначе подъ этотъ пунктъ не подойдеть, напр., отравлеше ядомъ, при- 
чинившимъ жертв* мучешя, ибо ядъ не способъ, а средство. 

А. М. Фальковскгй обратилъ внимаше на то, что единственная ц*ль 
законодателя была выдвинуть одно обстоятельство — мучительность; почему 
безразлично, упоминается ли зд*сь о способ* только или также о средств*. 

А. К. Вульферть присоединился къ мн*шю г. Фальковскаго и высказалъ, 
что строго различить способъ и средства — нельзя; съ своей же стороны пред- 
лагаетъ исключить слово «особо», такъ какъ р*шать о степени мучительно- 
сти есть д*ло суда. 

За прибавку словъ «или средствомъ» поданъ 1 голосъ, противъ 31-го; 
за исключеше слова «особо» — 16 голосовъ, противъ такого исключеюя — 
16 голосовъ. 



147* Прокурорши вад8оръ Московской Судебной Палаты. Въ 7 п. 
проектъ установляетъ признакъ квалициФированнаго убгёства способами особа 
мучительными для убитаго. Между т*мъ особыя мучешя могугь быть причи- 



Ст. 2. 123 

нены жертве убийства не только способами, но и особо мучительными сред- 
ствами, напр. , отравление лдомъ, заведомо причиияющямъ сильный страда- 
шя жертаи отравлешя. Поэтому 7 п. схщетъ дополнить и «средствами 
особо мучительными». 

Такое же дополнеше должно быть сделано въ статьи 17 п. 5. 

е) УбШство коварнымъ способомъ, отравлетемъ или способе мъ, свидтьтем- 
ствующимъ обь особенной напряженности злой воли виновнаго. 

148. ПрОФ. Шютце. Къ групп* квалифицированныхъ видовъ убйства 
ст. 2 не относить такъ называема™ «коварнаго уб(йства (ШсИзсЪе о<1ег 
МеисЬе1шогй)», въ томъ числе и убШства цосредствомъ отравлешя, преду- 
смотренныхъ пп. 3 и 5 ст. 1453 действующая Уложешя. Мне кажется, 
что этогь пробель надлежало бы восполнить и включить въ ст. 2 особый 
пунктъ следующего содержашя: «особо коварнымъ способомъ (аиГете 
.Ъезопйегз ШсЫзсЬе ЛУехае)». . 



149* Проф. Вадьбергъ полагаегь необходимымъ указать въ ст. 2 на 
предумышленное убШство коварнымъ способомъ (МеисЪе1тогс1) и посред- 
ствомъ отравлешя. 

150. Прокуроротй надзоръ Вдаджкавкавскаго Окружнаго Суда. Мы 

не видимъ никакого основашя для непризнания, какъ то делаете проекте, 
квалифицированными — лишешя жизни изъ . засады и чрезъ отравление. Въ 
объяснение такого исключешя Коммис1я, по отношению къ лишешю жизни изъ 
засады, приводить то, что засада, не свидетельствуя сама по себе о какой 
либо опасности или злостности воли, указываете только на предумышлен- 
ность действШ виновнаго. Такой выводъ представляется однако мало убеди- 
тельнымъ и, какъ намъ кажется, эакдючаетъ въ самомъ себе противоречге: 
убШство скрытное, каковымъ несомненно является убшство изъ засады, уже 
по природе своей более опасно для жертвы, чемъ убшство путемъ открытаго 
нападешя, несравненно легче отвратимое, чемъ первое, и лицо, избирающее 
такой способъ, проявляете несравненно большую злостность, чемъ лицо, 
открыто нападающее на жертву и готовое въ свою очередь подвергнуться 
опасности. Коммиая сама не отрицаете, что засада указываете на предумы- 
шленность действш виновнаго, а предумышленность несомненно прямо 
пропорциональна злостности воли, а такъ какъ гдавнымъ основашемъ для 
хвалифнкацш преступления служить количество злостности въ воле престур- 



ДО Ст. 2. 

ника, то, при признанш засады указателемъ предумышленности дьйстшй 
виновнаго, неизбъженъ, если не желать впасть въ противоречие, выводъ о 
необходимости квадиФИкацш лишешя жизни изъ засады, а не обратный. Что 
касается до лишешя жизни чрезъ отравлеше, то Коммиая, признавая, что 
таковое, какъ скрытное убгёство, бол*е опасно и злостно, ч-ёмъ открытое, 
оправдываетъ исключеше этого вида лишешя жизни изъ числа квалиФициро- 
ванныхъ лишь тЬмъ, что скрытность есть признакъ, присущи далеко не 
всёмъ случаямъ отравлешя и также часто встрЪчающшся при убШств*, 
выполненномъ иными средствами — кинжаломъ, ножемъ. Но первый доводъ 
недостаточенъ, такъ какъ случаи открытаго отравлешя чрезвычайно р$дки, 
а второй можетъ служить, по нашему мнёшю, лишь въ подтверждение 
выщеизложеннаго касательно засады о необходимости возведешя скрытагоубШ- 
ства въ число квалифицированных^ а никакъ не основашемъ къ исключетю 
скрытаго уб1йства изъ числа таковыхъ лишь потому, что скрытность имФегь 
место не при одномъ только отрав ленш. И такъ, въ силу особой злостности 
и возмутительности убшства изъ засады и чрезъ отравлеше, нельзя не поже- 
ладь признанш и новымъ уложешемъ такихъ убШствъ квалифицированными. 
Но такъ какъ основашемъ для квалиФикацш того и другаго служить одинъ и 
тотъ же присущи обоимъ видамъ убйствъ признакъ — «скрытность дёйствШ» 
виновнаго и такъ какъ признакъ этотъ Аюжеть быть вместе съ тёмь ири- 
су щъ и другимъ видамъ убшства, то намъ представляется цЬлесообразнымъ, 
не увеличивая перечня квалиФицированныхъ уб1йствъ этими двумя видами 
убШства, ввести въ 7 п. 2 ст. проекта (предусматриваюсь квалиФикащю 
по средству) общее указаше о квалифицированности лишешя жизни «скрыт- 
нымъ способомъ или скрытнымъ средством^». 



151* С.-Петербургское Юридическое Общество. Редакцгонный Коми- 
теть Уголовнаго Отдтьленгя Общества призналъ вполне достаточныя основа- 
шя сохранить квалифицирующее значеше за отравленгемь, которое Комми- 
ая вычеркнула изъ числа квалиФицированныхъ видовъ убШства. Отравлеше 
по нашему законодательству съ давнихъ поръ считалось квалиФицирован- 
нымъ видомъ убШства. Съ Уложешя 1649 года этотъ видъ убШства воэве- 
денъ въ одно изъ тяжкихъ престу плети. По Проекту 1813 года даже окон- 
ченное покушеше на отравлеше приравнивалось по наказуемости къ совер- 
шен! ю. Только Сводъ 1832 г. не признавалъ за отравлешемъ квалифицирую- 
щего значешя. ЗатЪмъ, отравлеше считается квалиФицированнымъ убШствомъ 
по действующему Уложению. Точно также и въ западныхъ кодексахъ, за 
исключешемъ голландскаго, отравлеше выдвигается, какъ особый видъ убШ- 



Ст. 2. 135 

ства. Германсюй ходексъ даже неумышленное лишеше ясизни, когда оно было 
результатомъ повреждения здоровья чреаъ отравлеше, приравниваетъ къ 
умышленному убШству ($ 229). Уже одно такое универсальное приешьте 
отравлешя за особый видъ убийства не можетъ не служить важнымъ основа- 
темь для сохранешя его и въ нашемъ проект въ качеств* квалифицирован- 
ная) дъяшя. Историческое начало нашего законодательства только усиливаетъ 
эти основания. Но и при раэсмотрфиш самаго существа вопроса о квалиФика- 
щи убШства чрезъ отравлеше не трудно отыскать подтверждаются даяныя. 
Хотя въ законодательствахъ выдвигается въ отравлеши по преимуществу то 
субъективный элеменгь— особая злостность воли виновнаго — то, напротивъ, 
объективная опасность дЪяшя, но уже изъ того обстоятельства, что отравле- 
ше универсально является квалиФицированнымъ видомъ, слфдуетъ заключить, 
что и тотъ, и другой элементы въ этомъ дёянш представляются достаточно 
важными, чтобы выдвигать его изъ ряда обыкновенных^ 

И въ самомъ дм, прежде всего при отравлеши, въ огромномъ боль- 
шинстве случаевъ, требуется значительная предварительная деятельность, 
заключающаяся въ прюбрФгеши средствъ, создати плана и изыскаши спосо- 
бовъ осуществления его. Съ другой стороны, нельзя не обратить внимашя на 
ту опасность, съ которою сопряжена эта Форма лишешя жизни для жертвы. 
По самому свойству своему, отравлеше гораздо легче можетъ быть совершено 
съ т*мъ коварствомъ и скрытностью, которыгь трудно найти въ другихъ 
вддахъ убийства. Наконецъ, мнопе яды дфйствуютъ такъ скрытно, что даже 
судебно-медицинское констатироваше Факта отравлешя является затрудни- 
тельнымъ. Результатомъ этого является затруднительность и при обнаруже- 
ны дфяшя. Всё эти услов1я слишкомъ важны въ ихъ совокупности, чтобы не 
принимать ихъ въ расчетъ при рфшенш вопроса о квалиФикацш; при томъ 
же убШство чреэъ отравлеше весьма часто является въ такъ называемыхъ 
родственныхъ убШствахъ. Хотя проектъ совершенно правильно ограничилъ 
квалиФишщш родственнаго убийства только случаями убШства родителей, 
т*мъ не менйе, вышеуказанное обстоятельство должно быть принято во вни» 
мате. Во всякомъ случая, чтобы отвергнуть необходимость включешя отра- 
влешя въ разрядъ квалиФицированныхъ убйствъ, слЪдуетъ выставить гораздо 
баг&е в-Всюя основашя, чФмъ гв, которыя указаны въ Объяснительной за- 
писи. Во первыхъ, Коммиая не отвергаетъ, что въ большинстве случаевъ 
отравлеше шг&етъ характеръ выдающегося преступнаго д^ятя. Все возра- 
жеше ея сводится лишь къ тому, что особыя свойства отравлешя, какъ квали- 
♦ицированнаго д«яшя, относятся не ко ваъмъ случаямъ отравлешя. Но та 
же Коммисья такое же возражеше высказала и по поводу родителеубШства 
(Об. вап. стр. 23); однако же, она не остановилась включить этотъ видъ въ 



Ш Ст. 2. 

число квалифицированных-!». Во вторыхъ, Коммшяя указала, что, благодаря 
отсутствию въ судебной медицине определения самаго пошгпя яда, установле- 
ние понят отравлешя и покушешя на него является затруднительными Но 
не трудно видеть, что это возражеше къ вопросу о квалификацш не отно- 
сится. Отравлеше, по современными на него воззрешямъ, выделяется въ 
квалифицированный видъ не по признаку яда, какъ средства, а по способу 
действия — тайнЪму и обманному. Мысль эта, какъ известно, отчетливо выра- 
жена въ мотиве къ статьямъ 4855 — 1859 проекта уложешя 1845 года. При 
такомъ воззреши, отравлеше теряетъ значеше стариннаго зелейничества или 
тепейсшт, для состава которыхъ действительно было необходимо определе- 
ние яда, какъ средства, и делается не более какъ однимъ, притомъ особо 
опаснымъ, видомъ такъ называемаго изменническаго убшства, Ьохшю&ит 
ргосШюпит, для котораго свойства и особенности вещества, введеннаго въ 
организмъ, не имеютъ никакого значешя. Какъ употребление яда въ тесномъ 
смысле, уепепиш, такъ и введете въ желудокъ,. напримеръ, толченаго 
стекла, одинаково могутъ образовать собою составь отравлешя, если способъ 
' действия будетъ соответствовать указанны мъ выше услов!ямъ. Наоборотъ, 
введеше яда насильственное и явное не составить отравлешя. Другими сло- 
вами, для состава отравлешя, по современному праву, необходимо введете 
въ организмъ какою бы то ни было вещества, способна™ прекратить его 
жизнь. На основанш этихъ соображен ш, принимая во внимаше, что отравле* 
ше есть наиболее опасный видъ изменническаго убШства, нельзя не выразить 
желашя, чтобы въ статью 2 введенъ былъ новый пункть, следующаго содер- 
жашя: «чрезъ отравлены*. 

При обсуждеши ст. 2 въ Уголовномъ Отделеши Общества, Членъ 
Общества А. В. Михаилом предложилъ предположенное Редакцюннымъ 
Комитетомъ введеше во 2 статью 40 п. «чрезъ отравлеше» признать неже- 
лательнымъ. Отравлеше, по мнешю А. В. Михайлова, можетъ быть признано 
усугубляющимъ вину обстоятельствомъ или потому, что оно причиняетъ боль- 
шее страдаше объекту, или потому, что въ немъ более затаенности, скрыт- 
ности, отъ него труднее уберечься и т. п. Но въ первомъ отношеши оно 
охватывается 7 п. 2 ст. ; если же оно принимается во второмъ з на чеши, то 
следовало бы указать и на друпе способы убШства, сюда подходяще, напр., 
потоплен! е или взрывъ посредствомъ пороха, газа, динамита и т. п. Между 
темь эти способы не указаны и они не могутъ быть подведены подъ 7 п. , 
ибо они не всегда соединяются съ особенными мучешями для объекта. 

Большинствомъ 6 голосовъ противъ 3 предложение г. Михайлова отверг- 
нуто. 



Ст. 2. 127 

152. Одесская Судебная Палата. Въ проекте отвергнуто, какъ квали- 
фицированное, убйство отравлешемъ. Между тШъ отравление не только 
всегда признавалось и признается большинствомъ уголовныхъ кодексовъ, по 
основатямъ, указанными въ объяснениях Редакционной Коммисш (отр. 45), 
однюгь иэъ тягчайшихъ злодеяшй, но к справедливо является особенно 
опаснымъ и страшнымъ убШствомъ во мненш народа. Не повторяя по этому 
предмету хорошо известныхъ соображений, следуетъ однако указать на 
следующее, оставленное, повидимому, безъ должваго внимашя обстоятель- 
ство. Условия, въ коихъ живегь огромное большинство населения Россш, 
дедаюгь весьма затруднительнымъ успешное обнаружение убгёствъ лосред- 
ствомъ отравлешя, такъ какъ такое обнаружение можетъ быть обезпечено 
лишь повсеместно хорошо устроенной по л ицейско- врачебной частью. При 
недостаткахъ жевъэтомъ отношеши, убШство посредствомъ отравлешя, какъ 
тайное по способу его совершешя и по средствамъ къ его обнаружешю, оста- 
нется еще долго особенно опаснымъ и страшнымъ въ глазахъ народа зло- 
дЁяшемъ. ч 



153. Радомсшй Окружный Судъ, таны прокурорскаго надмра сего 
Суда к местные Присяжные Поверенные. При обсуждеши 6 п. , членъ ком- 
мисш, образованной нзъ состава чиновъ Радомскаго Окружнаго Суда, про- 
курорскаго надзора сего Суда и местныхъ Присяжныхъ Поверенных^, Чап- 
линь, полагалъ добавить слова «посредствомъ отравлешя», признавая, что 
отравлеше, обнаруживая съ одной стороны особую испорченность и злостность 
воли преступника, съ другой стороны является средствомъ особо опаснымъ 
для жертвы, такъ какъ лишаетъ эту последнюю возможности самозащиты. 
Къ этому мнешю присоединились члены коммисш Спасе кгй, Сидоровъ- 
Подзор скхй, Поддубный, Пгоншкевичъ и Собтъщаншй, остальные же члены 
коммисш полагали оставить 6 п. безъ изменешя. 



154* Прокуророю! надзоръ Херсонскаго Окружнаго Суда. При обсуж- 
деши обстоятельствъ,вл1Яющихъ на усилеше уголовной ответственности за 
отравлеше, нельзя не принять во внимаше съ одной стороны легкость выпол- 
нения, а съ другой трудность, иногда даже полную невозможность обнару- 
жешя этого преступлешя. ВсякШ другой видъ убШства требуетъ 
известной смелости, энергш, более или менее открытаго дейсгая. 
Злоумышленникъ, нападающш на свою жертву съ револьверомъ, кинжаломъ 
или другимъ оруж1емъ, какъ бы хитро ни былъ обдуманъ планъ нападетя, 
всегда можетъ опасаться сопротивления и обороны. Этого опасен! я, этого 



128 Ст. 2. 

сдерживающего мотива, у отравителя не бываетъ. Онъ действуете скрыто, 
иногда пользуясь довер1емъ жертвы своей, и всегда можетъ быть уверенъ, 
что не встретить сопротивления. Скрытность, коварство, ехидность со сто- 
роны отравителя и полная беззащитность со стороны отравляемаго придаютъ 

1 

этому преступление значеше особенно тяжкаго и опаснаго злодАяшя. Боль- 
шая опасность отравлешя заключается еще въ томъ, что констатироваше его 
представляется весьма труднымъ, иногда невозможными какъ напр., въ слу- 
чаяхъ отравлешя дигиталиномъ, который не производить въ организм* ника- 
кихъ изменешй, указывающихъ на отрав лете; химическое иэследоваше 
также не даетъ никакихъ результатовъ (см. судебная медицина Бухнера, 
стр. 232, и руководство къ открытио ядовъ Отто, стр. 23). 



155. Прокурорски надзоръ Ржевскаго Окружнаго Суда. Въ п. 6 

2 ст. сказано, что наказаше возвышается, когда убшетво сделано было 
способомъ или средствомъ, опаснымъ для жизни или здоровья многихъ лицъ. 
Подъ такимъ способомъ разумеются всяшя опасныя средства для другихъ, 
т. е. когда убМство сделано было посредствомъ взрыва, затоплешя, пожара, 
крушешя поезда и отравлешя воды, которую могутъ употреблять и друпя 
лица, но можетъ возникнуть сомнете относительно того, следуете ли подъ 
такимъ средствомъ разуметь отравление, направленное противъ одного лица, 
приравниваемое къ простому убШству, предусмотренному 1 ст. новаго 
улож. Поредакцш действующего Улож. (п. 5 ст. 1453 Улож.) отравлеше 
считалось обстоятельством^ усиливающихъ наказаше. И действительно, 
отравлеше при убийстве есть крайне опасное средство и въ большинстве 
случаевъ производить сильный мучешя для убитаго, а потому виновные 
должны подлежать более строгому наказанию. Вследсгае сего, чтобы не воз» 
никало никакого сомнешя на практике относительно толковашя закона, следо- 
вало бы ст. 2 проекта дополнить особымъ пунктомъ (10) о возвышеши нака- 
зашя за убШство чрезъ отравлен! е. 



Сверхъ того, за квалиФикащю убшетва отравлешемъ высказались также 
проф. Гвоздевъ, чины Нижегородскаго Окружнаго Суда, прокурорскш надзоръ 
Суда Ярославскаго и некоторые изъ Московскихъ Присяжныхъ Поверенныхъ. 



156# Варшавская Судебная Палата признаетъ необходимьшъ допол- 
нить ст. 2 следующимъ пунктомъ: «способомъ, доказывающимъ особенную 
напряженность злой воли», въ виду того, что проектъ умалчиваетъ о пред* 
умышленномъ убийстве. 



Ст. 2. Ш 



7. КвдлжФ1кац1я убШства по цЪи его уч!нев1я. 

« • 

(Ст. 2, по. 8 и 9). 

157« Одесская Судебная Палата. Согласно мнешю Редакцюнной Ком- 
мисш, основанному на сравненш действующая уложетя съ иностранными 
кодексами, квалифицированное убШство следуете определить на основанш 
двухъ началъ: или большей субъективной опасности деяшя, или же заведо- 
мой для виновнаго большей объективной опасности деяшя, и распределить 
затемъ всё виды убийства по следующимъ тремъ признаками объекту, сред 
ствамъ и способамъ, причемъ и въ каждой изъ этихъ групггъ указать лишь 
нанважнейппе случаи. 

Изъ этого определешя вытекаете, въ видахъ сохранения системы въ 
проекте, необходимость следующаго заключения: 4) что всяюй видъ убй 
ства, не представляющая, по объекту, способамъ или средствамъ его совер- 
шения, особенно выделяющимся, не долженъ быть признаваемъ убШствомъ 
свалиФицированнымь, и 2) что преступность и наказуемость всякаго такого 
вида убйства, хотя бы безнравственнаго по побуясдешямъ или целямъ, кото- 
рый имЪлъ убШца, должны быть определяемы не особеннымъ постановле- 
Н1енъ закона, а судьями, коимъ данъ къ тому широки просторъ статьею 1-й 
проекта (каторга отъ 8 до 1 5 лете) . , 

Соображая съ этими началами содержаше ст. 2-й проекта, нельзя йе 
уйдиться, что въ ней сделано отступлеше отъ нихъ въ п. 8 и 9. Указанные 
въ последнихъ виды убШства квалифицируются не по объекту, средствамъ 
или способамъ, а по побуждешю и цели. Но ведь, по мнешю Редакционной 
Коммисш, побуждения убШцы и преследуемая имъ цель хотя и могугь, разу- 
м'Ьется, отягчить въ глазахъ судей его деяше, йо въ нихъ не заключается 
такихъ особыхъ не родовыхъ (общихъ всемъ преступлетямъ) признаковъ, 
которые придавали бы убШству видовую особенность. 

Съ другой стороны, 9 п. ст. 2 придаетъ квалифицирующее значеше 
убШству съ целью облегчить совершеше другаго преступлешя, вводя, такимъ 
образомъ, и здесь цель какъ начало квалиФикацш. И по этому предмету 
следуете заметить, что цель составляетъ общШ, а не видовой признакъ 
убШства и поэтому стоитъ въ противоречш съ системой ст. 2. 

По этимъ основашямъ, не отвергая, въ принципе, квалифика- 
ций убШства «съ корыстной целью» и съ целью совершешя другаго пре- 
стушешя, нельзя признать, однако, что эти виды убШства могутъ быть ука- 

Сводъ Замъчашй, Т. I. & 



130 Ст. 2. 

заны въ ст. 2 лишь въ томъ случае, если въ уголовномъ уложенш будутъ 
приняты иныя начала для квалиФикацш убгёства. 



. а) Убгйство съ корыстною цгълью. 

(Ст. 2, п. 8). 

158. Московское Юридическое Общество. Д. А. Дриль заявил», что 

«корыстная цель» поняете слишкомъ широкое сравнительно съ объединяе- 
мыми пунктомъ 8 статьями действующего уложетя и что почти . все 
преступлешя можно объяснить корыстною целью, почему предлагаете п. 8 
исключить. 

А. М. Фальковскгй на это заметилъ, что корыстная цель, какъ принято 
это понимать, означаетъ лишь цель матервальнаго обогащешя и т. д., является 
вовсе не широкимъ понянемъ: это не «личныя цели», а только видъ ихъ. 

А. К. Вулъфертъ 9 находя великое достоинство разсматриваемаго пункта 
въ объединеши имъ всехъ доселе существующихъ казуистическихъ поста- 
нов л ен1й, высказался за редакцию проекта, признавая, что «корыстная цель» 
понят1е ясное и не широкое, такъ какъ подъ него нельзя, напр., подвести 
убийство должностнаго лица, убийства вследегае страсти и мнопя друия. 

Д. А. Дриль, въ виду того, что случаи убШства, по одному изъ двукъ 
главныхъ мотивовъ преступлешя — любви и корысти одни подойдутъ подъ 
ст. 3, друпе подъ ст. 2 п. 8 и такимъ образомъ почти не останется случаевъ 
для подведешя ихъ подъ ст. 1 , въ виду также того, что убийство должност- 
ныхъ лицъ не исключаетъ и корыстной цели, послужившей поводомъ къ 
таковому убийству, и, наконецъ, въ виду достаточно строгаго наказашя и 
вообще за у&йство, настаивалъ на исключеши 8 п. 

А. К. Вулъфертъ заметилъ, что Общество отвергло делеше убйства на 
умышленное и предумышленное . между прочимъ потому, что признало за 
мотивами большее значеше, а изъ мотивовъ конечно более достойнымъ пори- 
цан1я является корысть. Что же касается до убШства должностнаго лица, то 
проектъ имеетъ таковое ръ виду въ техъ лишь случаяхъ, если оно совер- 
шено напр. для сокрыт следовъ преступлешя, но никакъ не съ корыст- 
ной целью. 

В. И. Пржевальскгй нашелъ, что дело не въ количестве случаевъ убий- 
ства, кои можно будетъ подвести подъ ст. 1 при существовали 8 п. ст. 2. 

А. М. Фальковскгй добавилъ, что корысть представляется самымъ гряз- 
еымъ мотивомъ преступлешя и общество должно более, чемъ противъ чего 
либо другаго бороться противъ этого мотива; пусть подъ ст. 1 подойдутъ 



Ст. 2. 131 

убийства изъ другихъ личныхъ целей, но уб!йство съ корыстного Ц'ЬЛЫО 
должно быть выделено. 

г \. А. Дриль, отвечая на представленный ему возражешя, выразилъ 
снова опасеюе, что ст. 1 останется почти безъ применешя, такъ какъ веб 
случая убШства можно подвести подъ друпя статьи и добрую половину изъ 
нихъ подъ ст. 2; между темь, едва ли цель законодателя разематривать вся- 
яаго уб!йцу, какъ совершившаго квалифицированное преступлеше. Квалифи- 
цировать надо осторожно; цель квалиФикацш более действительная угроза; 
но едва ли намеривающейся убить будетъ руководиться размеромъ наказашя, 
положеннаго за то или другое убшетво, и такимъ образомъ въ действитель- 
ности получается голое увеличение летъ каторги безъ достижешя целей 
наказашя. 

За исключете 8 п. высказались 4 голоса противъ 28. 



159« С.-Петербургское Юридическое Общество. Члены Редакцюннаго 
Комитета Уголовнаго Отделения Общества, П. В. Макалинскш, А. 6. Мае- 
жекгй, Е. И. Утипъ и Э. Я. Фуксъ подали следующее особое мне- 
ние: Въ виду того обстоятельства, что корыстная цель, съ точки зрения 
наказуемости, ничемъ не отличается отъ другихъ личныхъ целей, ради 
которыхъ совершаются обыкновенно убШства, и что большинство убшетвъ 
совершается именно съ корыстною целью, выделеше корыстнаго убшетва 
въ особый квалифицированный видъ представляется неосновательнымъ, а 
потому 8 п. 2 ст. долженъ быть исключенъ. 

См. замеч., привед. подъ № 51. 



160# Казаншй Окружный Судъ. Проектъ различаетъ нижеследуюпуе 
павные виды умышленнаго лишен1я жизни: убйство простое (статья 1-я), 
угёйство съ отягчающими обстоятельствами (статья 2-я) и убШство съ умень- 
шающими обстоятельствами- (ст. 3, К и 5) . Выделяя случаи квалифициро- 
ванна™ убШства изъ общаго родоваго поштя простаго убШства, Редакцюн- 
яая Коммис1Я распределила все виды квалифицированна™ убШства по тремъ 
признакамъ, а именно: по объекту преступлешя, по средству или способу 
совершения убШства и по цели его. Согласно съ симъ, проектъ создалъ три 
группы квалиФицированнаго убШства, соответствующ1Я вышеозначеннымъ 
тремъ признакамъ: къ первой группе отнесены по объекту п. 1, 2, 3, 4 и 5 
ст. 2-й, къ второй группе (по способамъ и средствамъ) 6 и 7 п. и, наконецъ, 
къ третьей группе (по цели) отнесены 8 и 9 п. 2 статьи. 

Не подлежитъ никакому сомненш, что къ первымъ двумъ группамъ 



132 Ст. 2. 

квалифицированна™ убшства отнесены, въ первыхъ семи пунктахъ 2 ст., 
таше наиважнейпие случаи, которые действительно выделяюгь убШство изъ 
.ряда обыкновенныхъ преступлен^ противъ жизни и придаютъ ему особенно 
тяжкое значеше, какъ преступлена, наиболее возмущающему обществен- 
ную совесть и общественное спокойстае. Но такого исключительная харак- 
тера не носить на себе убийство съ корыстною целью, составляющее пред- 
меть 8 п. 2 ст. проекта. Судебная практика показываете*, что обыкновен- 
ными мотивами посягательства на чужую жизнь служатъ, большею частью, 

9 

именно корыстныя цели преступника. Если же бываютъ случаи лишетя 
жизни изъ побуждешй нравственнаго свойства: мести, ревности и проч., то 
эти случаи, во первыхъ, относительно (чрезвычайно) редки и, во вторыхъ, 
такого рода убШства совершаются почти всегда подъ вл1яшемъ сильнаго 
порыва страсти или раздражен! я, то есть подъ вл1яшемъ такого психическаго 
состояшя, которое, согласно 3 ст. проекта, влечетъ за собое значительное 
уменыпеше ответственности за умышленное лишеше жизни, какъ простое, 
такъ и квалифицированное. Изъ сего видно, что, съ отнесешемъ убШства съ 
корыстною целью (то есть самаго обыкновеннаго вида простаго убийства) къ 
случаямъ квалиФицированнаго убгёства,— 1-я ст. проекта не будетъ выра- 
жать собою того самостоятельная, основнаго вида лишешя жизни, который, 
по мысли Редакцюнной Коммисш, долженъ былъ служить нормальньциъ, 
• ординарнымъ типомъ уб]йства, въ отлич1е отъ особенныхъ его типовъ, пре- 
дусмотренныхъ 2 и 3 ст. проекта, а, напротивъ того, подъ действ1е первой 
статьи проекта будетъ возможно подводить лишь гё случаи квалифициро- 
ванна™, или аФФектированнаго убШства, которые не подходятъ подъ спе- 
щальные признаки, определяющее составъ преступлеюя по 2, или 3 ст. 
проекта, или въ которыхъ эти признаки, въ данномъ случай, почему либо, 
не будутъ Ьудомъ точно выяснены. Такимъ образомъ, предусмотренное 
1 ст. простое убШство изъ главнаго, нормальнаго типа превратилось бы въ 
дополнительный, вспомогательный видъ спещальныхъ типовъ убшства: ква- 
лиФицированнаго и аФФектированнаго, предусмотренныхъ 2 и 3 ст. проекта. 
Но такой результатъ не соответствовалъ бы темъ соображешямъ, которыми 
руководствовалась Редакцюнная КоммиЫя при деленш убйства на отдельные 
виды: главные и спещальные, и той систем* изложешя, которая принята для 
сего въ проект*. Независимо отъ сего, нельзя не заметить, что отнесете убШ- 
ства съ корыстною целью къ числу квалиФицированныхъ случаевъ лишешя 
жизни по ныне действующему уложешю можетъ быть объяснено, вообще, 
слишкомъ подробною квалиФикащею въ действующемъ уложеши отдельныхъ 
случаевъ убийства (чего Редакцюнная Коммжая, очевидно, желала избегнуть) 
и что убийство сего рода отнесено къ простому, а не къ квалифицированному 



Ст. 2. 133 

убийству во ' всёхъ новейшихъ европейскихъ законодательствахъ (стр. 24 и 
25 объяснительной записки) . Что же касается размера ответственности за 
убийство съ корыстною целью, то, въ случае отнесешя его къ простому убШ- 
ству, судъ будеть иметь возможность, въ особенно тяжкихъ случаяхъ, на- 
значить не только нормальный высшШ, по 1 ст., равмеръ срочной каторги въ 
45 летъ, но, при наличности обстоят е л ьствъ, въ 56 ст. общей части указан» 
ныть (то есть въ случае признашя преступника совершившимъ преступлеше 
по привычке $ъ преступной деятельности, или вследств1е обращетя таковой 
деятельности въ ремесло) , назначать каторгу и на 20 летъ. Хотя не подле- 
жить сомненш, что въ отдельныхъ, выдающихся изъ рода обыкновенныхъ 
с.1учаяхъ убгёства съ корыстною целью определенный 1 ст. высппй раэмеръ 
срочной каторги можетъ оказаться недостаточнымъ для преступника возмез- 
д^емъ, но точно такого же рода замечаше возможно делать и относительно 
отдельныхъ случаевъ убгёствъ, отнесенныхъ проектомъ также къ простымъ, 
а не къ квалиФицированнымъ убШствамъ. Такъ, напримеръ, не менее без- 
нравственнымъ и преступнымъ считается въ общественномъ сознаши, а 
также нашимъ ныне действующимъ уложешемъ и некоторыми другими, 
новейшими Европейскими кодексами, умышленное убШство близкихъ род- 
ственниковъ: взрослыхъ своихъ детей, родныхъ братьевъ, сестеръ, деда, 
бабки, мужа, жены или же благодетеля, которому преступникъ обязанъ своимъ 
воспиташемъ и образовашемъ. Несомненно также, что убШство сихъ лицъ 
можетъ быть вызвано хотя некорыстными, но не менее преступными побужде- 
шями (злобою, мстительностью, плотскими похотями и прочими), а между 
темь Редакционная Коммиая йодвела убийство, этихъ лицъ подъ действие 1, а 
не 2 статьи, съ назначешемъ за оное, какъ высшаго размера наказатя, сроч- 
ной, а не безсрочной каторги. По симъ соображешямъ не следуетъ ли: 
исключивъ 8 п. 2 ст., отнести убийство съ корыстною целью, по примеру 
новейшихъ европейскихъ законодательству къ простому убйству, преду- 
смотренному 1 статьею. 



161. Прокуроръ Плоцкаго Окружнаго Суда Фукоъ. Действующее 
уложеше относитъ убШство съ корыстною целью къ квалиФицированнымъ и 
проектъ удерживаетъ также это правило, только обобщая его, но для того 
не приводить никакихъ особыхъ соображешй. Между темъ, въ иностранныхъ 
кодексахъ нигде убгёство съ корыстною целью не считается квалифицирован- 
ным!/ и, действительно, нетъ оснований видеть какую нибудь серьезную раз- 
ницу между убйствомъ изъ мести или съ корыстною целью: въ обоихъ слу- 
чаяхъ виновнымъ руководить недозволенный противообщественные побуж- 



ЛН Ст. 2. 

дешя, и даже .можно сказать, что мотивъ мести представляется более опас- 
нымъ, такъ какъ направляете» дейошя виновнаго прямо и единственно на 
жизнь жертвы, а мотивъ корыстный ведетъ главнымъ образомъ къ посяга- 
тельству на имущественную сферу и лишеше жизни можетъ происходить 
только случайнымъ, вовсе не неизбежнымъ моментомъ. Наконецъ, въ жизни 
. встречаются таше случаи, когда трудно определить, какими действительно 
побуждешями руководился виновный, напр. убшство соперника претендента 
на руку богатой невесты и т. п. Если же корыстное намереше при убШствФ 
вполне выяснилось, то это можетъ составить или совокупность преступлен^ 
и повлечь за собой усилеше ответственности по 56 ст. общей части или 
подойти подъ 7 и 9 п. п., такъ что 8 п. оказывается излишнимъ и его сле- 
довало бы исключить. 

б) Убгйство съ цтьлью облегчить совершеше другаго преступленья. 

(Ст. 2, п. 9). 

162. Председатель Ставропольская» Окружнаго Суда Бус л о. Весьма 
важное недоразумеюе можетъ возбудить текстъ 9 п. 2 ст. , не согласующейся 
съ объяснениями (стр. 48, 49), въ которыхъ говорится объ убшстве съ целш 
облегчить совершеше другаго преступнаго деяшя, въ тексте же сказано 
«преступлешя». А такъ какъ по проекту общей части (ст. 4) преступ- 
лениями считаются только важныя преступный деяш'я, влекупря за собою 
высппя наказашя, то, следовательно, убийство для совершешя проступковъ и 
нарушешй не будетъ подходить подъ 9 п. 2" ст.; а между темъ совершеше 
такого тяжкаго преступлешя какъ убзйство, для облегчешя совершения какого 
нибудь . незначительнаго нарушешя, заслуживаетъ большаго наказашя, такъ 
какъ такой убШца, который не останавливается предъ убшствомъ человека 
для того, чтобы похитить или присвоить найденную какую нибудь ничтож- 
ную вещь, и вообще совершить незначительное нарушефе, представляется 
чрезвычайно опаснымъ. 



163. Умансшй Окружный Судъ. Въ 9 п. 2 ст. слова «съ целдо облег- 
чить совершеше другаго преступлен*** следовало бы заменить словами «съ 
целью совершения всякаго другаго преступнаго делшя», такъ какъ очевидно, 
что степень виновности убгёцы въ этихъ случаяхъ вовсе не зависеть отъ 
тяжести того преступнаго деяшя, ради котораго совершается убШство; 
яапротивъ, чемъ незначительнее это деяше, темъ виновнее преступникъ, 
решаюпцйся на убгйство для совершешя какого либо ничтожнаго нарушен! я. 



Ст. 2* 135 

164. Товарицъ ПредЛдатеи Тамбовокаго Окружнаго Суда фожъ- 
Резонъ. 9 п. гласить:* «съ целью облегчить совершеше другаго престу- 
плетя*; между темь въ «Объяснешяхъ» (стр. 49) сказано, что 9 п. 
относится къ случаямъ убШства, «выполнейнаго съ целью облегчить 
совершеше инаго преступные дтъямя*. Разница эта весьма серьезна, ибо 
преступаете, согласно 4 ст. общ. ч. пр., есть только одинъ изъ 3 видовъ 
преступны» деяшй, и, следовательно, тексть 9 ст. гораздо уже, чемъ это 
предполагалось «Объяснегоями»; между тёмъ, высказанное въ нихъ мнеш'е, 
что 9 п. долженъ быть примененъ ко всемъ случаямъ убйства, предпри- 
нятымъ съ целью облегчить совершеше другаго, какого бы то ни было пре- 
ступнаго деяшя, представляется вполне основательнымъ. Очевидно, что сте- 
пень виновности уб!йцы въ этихъ случаяхъ вовсе не зависить отъ тяжести того 
преступнаго деяшя, для выполнения котораго онъ совершаетъ убШство; 
напротивъ, чемъ незначительнее это деяше, тёмъ виновнее преступникъ, 
жертвующШ чужою жизнью для совершешя ничтожнаго нарушешя. Поэтому 
необходимо заменить слово «преступлеше» словами «преступнаго деяшя». 
Независимо отъ. сего, мне кажется, что 9 п. долженъ быть распространен 
и на случай убгёства, совершеннаго для избежашя поимки на месте аресту- 
плетя, какъ это постановляете германское уложеше и проектъ австрШскаго. 
Правда, что, по мнешю «Объяснеюй» (стр. 49), подобные случаи убШства 
объясняются мотивами самосохранешя и, поэтому, не представляютъ ника- 
кихъ основашй для усилешя ответственности; но если эти соображешя верны, 
то следовало бы въ пользу ихъ сделать исключеше въ 3 п. 2 ст. и признать, 
что убийство должностная лица не представляеть основашй для усиления 
ответственности, если оно совершено убШцею съ целью облегчешя бегства 
изъ тюрьмы, для воспрепятствовашя задержашя его, или по подобнымъ же 
мотивамъ самосохранешя или желашя избежать законной кары. Пока же эти 
мотивы не признаются 3 п. , я не вижу никакого основашя для признашя 
ихъ 9 п. 



165* Эетиядоий Оберъ-Лаядгержхтъ. По буквальному смыслу поста- 
новления, изложеннаго въ 9 п. ст. 2, убШство квалифицируется въ томъ 
случае, когда оно учинено съ целш облегчить совершеше другаго «пре- 
ступления», такъ что убйство, учиненное съ целио облегчите совершеше 
проступка или нарушешя, не влечетъ за собою усиленнаго наказашя. Про- 
ведеше такого различ1я между преступлетемъ и проступкомъ не имееть за 
собою достаточныхъ основан] й, такъ какъ проступокъ облагается по проекту 
довольно тяжкими наказашями (долгосрочнымъ заключетемъ въ исправитель- 
номъ доме, долгосрочнымъ заключетемъ) ; сверхъ того буквальный смыслъ 



136 Ст. 2* 

упомянутаго постановлешя не согласуется съ гёми соображениями, которыя 
изложены въ* объяснительной къ проекту записк* (стр. 49) ; въ последней 
выражено, что убШство, учиненное съ ц*лыо облегчить совершеше другаго 
спреступнаго д*яшя» (а не престу плен1я) , принадлеяштъ къ такъ называ- 
емымъ квалиФицированнымъ видамъ умышленнаго лишешя жизки, а по про* 
екту общей части (рг. 4) пошгпе «преступнаго д*яшя» обнимаетъ собою 
всё три вида посягательствъ — преступлешя, проступка и нарушения; иэъ 
сего сл*дуетъ, что и Редакцюнная Коммишя им*ла въ виду обложить уси- 
леннымъ наказашемъ убШство, учиненное съ ц*лпо облегчить совершеше 
какого бы то ни было преступнаго д*яшя, т. е. преступлешя, проступка 
или нарушешя; это положеше Коммисш безусловно соотв*тетвуетъ воззр*- 
шямъ современныхъ ученыхъ кримийалистовъ и должно быть выражено ясно 
путемъ бол*е точнаго изложешя редакцш разсматриваемаго постановлешя; 
иначе говоря путемъ замены слова: «преступления» выражешемъ «преступ- 
наго Д*ЯШЯь 



166* Прокурорски надзоръ округа Казанской Судебной Палаты. Въ 

9 пункт* слова «другаго преступлешя» сл*дуетъ заменить словами: «другаго 
преступнаго дФяшя», такъ какъ если злая воля виновника заслуживаете 
квалифицированна™ наказания за решимость совершить убШство для дости- 
жен1я другаго преступлешя, то она заслуживаетъ еще болыпаго наказашя, 
если руководимый ею преступникъ совершаетъ убШство для достижешя 
возможности совершить проступокъ или даже нарушен! е. 



167. Прокуроръ Владпирскаго Окружнаго Суда Товарковъ.П.9ст. 2 

предоставляетъ суду возвышать наказаше до безсрочной каторги, для обви- 
неннаго въ убШств*, съ ц*л1Ю облегчить совершеше другаго преступления. 
Прим*неше этого пункта на практик* несомненно породить затруднешя въ 
томъ отношеши, какъ понимать слово преступлеше: въ обширномъ ли смысл*, 
подводя подъ это поште всякое преступное д*яше, ради достижения кото- 
раго совершено убШство, или же, сл*дуя выводамъ общей части уложешя, 
подъ этимъ словомъ сл*дуетъ разум*ть исключительно т* преступныя 
д*яшя, за которыя въ закон* полагаются уголовныя наказашя. Редакцюнная 
Коммиая, разъясняя зцачеше 9 пункта, въ окончательномъ вывод* своемъ, 
вм*сто слова «преступлеше», употребляетъ выражеше «преступное д*яше» 
(стр. 49) и, следовательно, какъ бы указываетъ, что прим*неше 9-го пункта 
возможно во вс*хъ т*хъ случаяхъ, когда убийство совершается ради дости- 
жешя какого бы то ни было д*яшя, воспрещеннаго законами уголовными. 



Ст. 2. «7 

Если дать закону этому столь распространительное толковаше, тогда пря- 
дется признавать квалифицированшлгь убгёство совершенное напримеръ съ 
целю самоуправнаго возвращешя захваченнаго имущества. Если же пони- 
мать слово преступаете въ тесномъ смысле и применять 9 пунктъ только 
подъ услов1емъ, если убгёство последовало съ целдо облегчить совершеше 
именно преступления, караемаго уголовнымъ наказашемъ, а не проступка 
или нарушения, тогда масса преступныхъ деяшй свойства самаго безнрав- 
ственнаго останется безъ должнаго возмезд1я. Дабы устранить сомнешя, 
вызываемый неясностью употребленнаго въ этомъ пункте выражешя, я пола- 
галъ бы редактировать 9 п. 2 ст. въ такомъ вид*: «съ целда облегчить 
совершеше другаго преступлешя или проступка». Добавлеше о проступке 
вполне установить, согласно толковашю, изображенному въ 4» ст. общ. 
части. Улож. , что только преступныя деяшя, наказуемыя не ниже тюрем- 
наго заключешя, даютъ право на примкнете 9 п. 2 ст. къ виновнымъ въ 
убшстве, выполненномъ съ целдо облегчить совершеше инаго преступнаго 
деяшя. При такомъ вполне точномъ определенш закона, явится и ооответ- 
ств1е въ повышенш наказания по 9 п. 2 ст. сравнительно съ наказатемъ, 
определеннымъ по 1 ст. за обыкновенное убШство. Будущая судебная 
практика несомненно установить руководящую систему въ определенш раз- 
мера наказашя при применении къ преступлена убШства отягчающихъ 
обстоятельству перечисленныхъ во 2 ст. Постановляя приговоръ по делу 
объ убШстве, последовавшемъ съ целю облегчить совершеше инаго пре- 
ступнаго деяшя, судъ обязанъ будетъ определять размерь заключешя на 
каторге, соображаясь съ наказашемъ, положеннымъ въ законе за преступное 
деяше, ради достижения котрраго совершено было убШство, и если таковымъ 
деяшемъ было наказуемое тюремнымъ заключешемъ до двухъ летъ, то судъ 
будетъ иметь разумное основаше увеличить сообразно этому и срокъ 
каторги и, вместо напримеръ 8 летъ, полагаемыхъ за обыкновенное убШство, 
назначить 10 летъ; при совершенш после убШства более тяжкаго престу- 
пленш срокъ каторги будетъ возвышаться сообразно наказашю, установлен- 
ному закономъ за последнее преступление. 



168* Казански Окружный Судъ.УбШство, бывшее средствомъ для учи- 
нешя другихъ преступныхъ деяшй, подходить или подъ обдця правила о со- 
вокупности преступныхъ деяшй, или подъ дейсгаеЗ пункта 2 статьи проекта, 
если жертвою преступления было должностное лицо, напримеръ убшство 
чаооваго для облегченья побега изъ места заключения и т. п.,, а потому и въ 



138 Ст. 2. 

виду соображешй, изложевныхъ по поводу исключешл 8 пункта 2 статьи 
(ср. № 160), не следуетъ ли исключить и 9 пунктъ 2 статьи. 



169* Прокурорски надзоръ Сжоленокаго Окружнаго Суда. Пунктъ 9 

подлежите исключению, такъ какъ опасность преступной воли, избравшей 
средствомъ для своего наказуемаго действ1я тягчайшее изъ преступлен^ 
противъ частнаго лица, не представляется превышающею убШство для 
всякой другой безнравственной цели. Если такая цель не достигнута и дру- 
гое преступлеше не предпринято, то о квалиФикацш не можетъ быть речи, 
ибо преступный умыселъ не наказуемъ. Если ц*ль достигнута и поел* 
уб1йства совершается имевшееся въ виду другое преступлеше, или поку- 
шеше на Ые последнее, то насту паетъ особая наказуемость за совокупность 
обоихъ преступлешй. 

170. Прокурорски надзоръ Тудьсваго Окружнаго Суда. Относительно 
9 пункта мнешя разделились: одни полагали оставить его безъ изме- 
нен1й, друйе высказались за его полную отмену, находя, что усилеше 
наказашя за убШство, совершенное съ целью облегчить содеяше другаго 
преступлешя, не оправдывается никакими достаточными соображешями, 
и, наконецъ, третьи, разделяя взглядъ Коммисш, вместе съ темь пола- 
гали изменить несколько редакцию 9 пункта, добавивъ слова «и проступки»; 
такого рода добавлеше необходимо, ибо несомненно, что лицо, не останавли- 
вающееся для совершения преступнаго деяшя даже передъ убШствомъ, 
является крайне опаснымъ для общества и заслуживающимъ усиленной 
кары, все равно, убиваетъ оно для облегчешя совершешя кражи или другаго 
более тяжкаго преступлешя. 

Ср. замеч., привед. подъ № 8. 



в) УбШство съ цтьлью избгьжать поимки или сокрыть елтьды преступнаго 

дтьянгя. 

171* ПрОФвссоръ Гейеръ. Относительно убйства, совершеннаго для 
избежашя захвата на месте преступлешя, следуетъ заметить, что Коммишя 
поступила вполне правильно, не включивъ его въ число квалифицированныхъ 
видовъ умышленнаго лишешя жизни, такъ какъ мотивомъ этого преступле- 
шя является чувство самосохранешя. Составители германскаго уложешя 
сделали большую ошибку, предусмотревъ, по примеру Французскаго кодекса, 
этотъ случай убШства особо, въ качестве квалифицированная вида (§ 214). 
При пересмотре прусскаго уложешя въ 1845 г. быль, между прочимъ, 



Ст. 2. 13» 

высказанъ взгллдъ — безъ сомнешя слишкомъ крайни — что убийство, совер- 
шенное съ целью избежать поимки, можетъ быть приравнено къ убийству въ 
срстоянш какъ бы крайней необходимости ') . 



172. Московское Юридическое Общество. А. К. Вульфертъ заметил,, 

что Редакц]*онная Коммиая, указавъ на три случая квалифицированна™ 
убйства даннаго вида, какъ оно определяется въ западныхъ кодексахъ и 
нашемъ правь, а именно: 1) убгёство, сопровождающее друпя преступныя 
деяшя, 2) убгёство, бывшее средствомъ для учинешя другихъ преступлений, 
и наконецъ 3) убШство, вызванное другими преступными деяшями, напри- 
меръ, совершенное для избежашя поимки, для сокрыпя следовъ преступле- 
шя, пришла къ заключешю, что только второй видъ убгёства заслуживаетъ 
усиленнаго наказан! я. Относительно же третьей группы Комшкия говорить, 
что группа эта, объясняемая мотивами самосохранешя, желашемъ избежать 
законной кары, согласно принципу, принятому въ основаше между прочимъ 
нашихъ судебныхъ уставовъ, не заключаетъ никакихъ основашй для усиле- 
шя ответственности. Но эти соображешя Коммисш не могутъ заслуживать 
уважешя, такъ какъ мотивъ самосохранешя въ данномъ случае не можетъ 
служить къ освобождению отъ усиленной ответственности. Можно указать 
на рядъ случаевъ, въ которыхъ убШство, совершаемое для сокрытая следовъ 
преступлешя, несомненно носитъ на себе особо тяжшй характеръ, такъ, 
напршгЁръ, случаи убйствъ, совершенныхъ при учиненш кражъ, а потому 
9 п. 2 ст. следовало бы изменить, изложивъ его такъ: съ целью облегчить 
совершеше другаго преступлешя или съ целью скрыть следы преступлешя 
или доказательство виновности. 

А. А. Головачев возразилъ на это, что чувство самосохранешя, желаше 
скрыть следы преступлешя столь естественны, что карать преступника 
более усиленно за проявлеше ихъ не представляется никакого основания. 
Въ техъ случаяхъ, ко*да убйство связывается съ кражей, если только оно 
не было совершено для сокрыпя следовъ преступлешя, оно подойдетъ подъ 
8-й пунктъ въ настоящей его редакцш. 

За поправку А. К. ВульФерта высказалось 6 голосовъ противъ 27. 



173. Председатель Ставропольская Окружная) Суда Бусло. Въ 

объяснешяхъ своигь (листъ 48) Коммишя говорить, что убШство съ целью 
облегчить совершеше другаго преступлешя является квалиФицированнымъ 



1) См. Оо1и1аттег Ма1епаНеп, II, 8. 37 



140 Ст. 2. 

только въ томъ случай, когда служить средствомъ для учинетя другаго 
преступнаго деяшя; если же оно будеть вызвано другими преступными 
деяшями (напр. для избежашя поимки или сокрыпя следовъ преступления) , 
то не заключаетъ въ себе оснований для усилешя ответственности, такъ какъ 
оно объясняется мотивами самосохранешя. Съ этими выводами Коммисш 
трудно согласиться: убШство, напр., воромъ человека, защищающаго свою 
собственность, должны бы заслуживать большей кары, особенно если жизни 
его не угрожала опасность. Даже если человекъ, подвергппйся нападетю, 
защищая свою жизнь или имущество, лишить жизни нападающаго въ то 
время, когда последнш прекратить нападете, будетъ подлежать ответствен- 
ности за превышеше пределовъ обороны; какая же необходимость давать 
преимущество преступнику передъ потерпевшимъ и не усиливать ему нака- 
зания за убшство при поимке, хотя бы за превышеше пределовъ нападешя? 
Затемъ, для избежашя поимки или сокрыпя следовъ преступлешя можетъ 
быть совершено одно изъ убШствъ, предусматриваемыхъ другими пунктами 
2 ст., напр. убийство двухъ или более преследователей, убшство преследо- 
вавшая должностнаго лица. Какому въ такомъ случае обстоятельству сле- 
дуетъ отдать преимущество? 



174* Радожвдй Окружный Судъ. Относительно 9 п. членъ коммисш, 
образованной изъ чиновъ Радомскаго суда, прокурорскаго надзора сего суда 
и местныхъ Присяжныхъ Поверенныхъ, СобгьщанскШ высказалъ, что, наравне 
съ убгаствомъ, совершаемымъ съ целью облегчешя совершешя другаго пре- 
ступлеюя, должно стоять и убийство, совершаемое для сокрыпя другаго пре- 
ступлешя, такъ какъ это последнее обнаруживаете одинаково сильныя злую 
волю и преступную энергию ви нов наго; поэтому онъ полагалъ добавить въ 
9 п. слова: «иди скрыть совершенное преступлеше». Къ этому мнешю при- 
соединились члены коммисш Чаплинъ, Спасши, Сидоровъ-Подзоршй, Под- 
дубный и Пюнткевичъ; остальные же члецы коммисщ полагали оставить 9 п. 
безъ изменения. 



175* Хереоношй Окружный Судъ. Если облегчены совершенгя другаго 
преступленгя имеетъ разумное основаше занимать место въ числе 
обстоятельствъ, квалиФицирующихъ убШство, то и сокрьте другаго преступ- 
ленгя ещё съ большимъ основашемъ должно быть отнесено къ обстоятель- 
ствамъ этого рода. 

За квалиФИкащю убШства съ целью сокрыть следы преступления выска- 
зались также некоторые изъ Московскихъ присяжныхъ поверенныхъ. 



Ст. 2. ш 

8. Квалн*якац1я убШетва ао предумышенЬо. 

17 в* ПрОФ. Вальбвргъ признаетъ необходимымъ дополнить ст. 2 
указашемъ на убШство предумышленное. 

177* РадожскЦ Окружный Судъ. Членъ Суда Соболееъ полагалъ,что въ 
ряду особо увеличивающихъ вину обстоятельствъ должны находиться и осо- 
бая обдуманность при совершенш убШетва и особое хладнокровге. Поэтому 
онъ предложилъ добавить къ ст. 2 особый пунктъ следующего содержашя: съ 
особой обдуманностью и хладнокров1емъ, но проч1е чины Радомскаго Окруж- 
ного Суда (судьи и прокурорскш надзоръ) не признали надобности въ таковомъ 
добавлены и нашли, что къ случаямъ этого рода надлежитъ применять 
ст. 1 проекта. 

Ср. замеч., привед. подъ №№ 29 — 34 и 40. 

9. КвалФ1кац1я убШетва, учнненнаго составившимся для совершсн!я 

убШствъ сообщеетвонъ или шайкою. 

178. Председатель Владжкавкаэскаго Окружнаго Суда Бартеневъ. 

Следовало бы во 2* ст. перечислить еще следующее типы: 1) убийства, совер- 
шаемый образовавшимся для сего рода преступлешя общствомъ и 2) убШ- 
етва, совершаемый шайкою разбойниковъ. 

Интересы государства требуютъ особеннаго возвышешя авторитета 
должностныхъ лицъ на окраинахъ Имперш сравнительно съ центральными и 
восточными губершями. Здесь иногда примерное наказание виновныхъ въ 
убйстве должностныхъ лицъ равняется содержашю целыхъ дивиз1Й и корпу- 
совъ въ крае. Потому и видимъ, что какъ только убить тотъ или другой изъ 
должностныхъ лицъ, дело тотчасъ изъемлется изъ ведешя гражданскаго суда 
и передается военному суду (подразумевается для изречешя смертной 
казни) . Примеромъ могутъ быть убгёства Елизаветпольскаго уезднаго Началь- 
ника Григорова и. Управляющего конскимъ депо, В ильма на; по каждому изъ 
сихъ делъ уже повышено несколько человекъ, а по делу Вильмана быть 
можеть предстоитъ еще нисколько новыхъ казней. 

Бываютъ убШетва, способъ совершетя которыхъ, угрожая жизни или 
здоровью многихъ лицъ, а иногда и целаго населения, не ограничиваются 
размерами причиненнаго действительнаго вреда, а способы распространить 
панику и взволновать общественное спокойств1е, которое должно быть и 
только и можеть быть успокоено Правительствомь, гарантируя его предо - 
ставлешемъ права назначать самое серьезное наказаше, каковое можеть быть 
применимо къ членамъ напр. общества душителей. 



"- г 

- I 



— гз г 

ндлтг 

ШЕИЕ- 

~:з:>е- 



т~ 



*■ 



т_ 



- Т" А 



_!.. 



-Т. 



Ст. 2. 14$ 

186. Архангельске Губерншй Прокурор* Краусъ. Исчисляя еду- 
чай квалифицированна™ убийства, ст. 2 не упоминаетъ о совокупности 
убШствъ, то есть о совершении разновременно до суда и наказашя нФсколь- 
кихъ убШствъ однимъ и гёмъ же обвиняемымъ, всл$дств!е чего, по руко- 
водству 55 ст. общей части проекта, суду въ подобномъ случае предоста- 
влено лишь на одинъ годъ усилить тазатшп наказашя, налагаема™ за одно- 
кратное убшетво статьею 1 проекта. Такое незначительное расширеше гра- 
ницъ наказуемости при совокупности столь тяжкаго преступлешя какъ убШ- 
ство мн-в кажется недостаточнымъ и несоотв'Ётствующимъ требовашямъ 
справедливости: изобличенный въ цъломъ ряд* убШствъ подлежитъ во вся- 
комъ случае не менЪе тяжкому наказание, чймъ преступникъ, лишивппй 
одновременно жизни нёсколькихъ челов'Ёкъ, и караемый 5 п. 2 статьи про- 
екта даже безерочною каторжною раббтою, такъ какъ совокупность убШствъ, 
совершенныхъ въ равное время однимъ и гёмъ же лицомъ, указываетъ на 
вкоренившуюся въ немъ преступную наклонность, одновременное же убй- 
ство н-ёсколькихъ лицъ можетъ быть проявлетемъ лишь случайно, при 
извЪстныхъ обстоятельствахъ, сложившейся преступной воли. 

Признавая поэтому желательнымъ въ случае совокупности убШствъ 
расширить пределы власти суда на увеличеше наказашя въ размЪрахъ, 
положенныхъ 2 ст. проекта, я полагалъ бы статью эту дополнить особымъ 
соотв$тствующимъ постановлешемъ или же отвести совокупности убШствъ 
особую статью въ закон*, или же, по крайней м*р*, статью 1 особой части 
упомянуть въ числф статей, для которыхъ оставленъ особый пробФлъ въ 
56 ст. общей части проекта. 

Ср. замФчашя подъ №№ 137—139. 

11. Ваказан1е. 

181* ПрокуророкИ надэоръ Херсонскаго Окружяаго Суда. На основа- 
нш 1 и 2 ст. проекта Уголовнаго Уложения, предполагается назначить за про- 
стое убшетво каторжную работу не ниже 8 лить, а за убШство квалифициро- 
ванное безерочную каторжную работу или срочную иа время не ниже 10 л$тъ. 

РазмЪръ наказашя за оба вида убшетва, въ случае признашя обстоя- 
тельствъ, уменьшающихъ вину, согласно 53 ст. общей части проекта, 
можетъ быть уменьшенъ до 5 лФтъ каторги, такъ что действительный мини-, 
мумъ наказашя какъ за простое уййство, такъ и за квалифицированное 
одинъ и тотъ же. Назначеше одного минимума наказашя за эти два вида 
убйства едва ли будетъ соразмерно степени преступности виновнаго и со- 
гласно съ значешемъ квалиФицированнаго убШства. Теор1я уголовнаго права 
и д*Ьйствующ1я законодательства подъ квалиФИцированнымъ убШствомъ разу- 



Ш Ст. 2. 

мАютъ умышленное лишение жизни, имеющее особенно тяжкое значеше и 
посему влекущее за собою бол*е строгое наказание. Причины, въ силу 
которыхъ убийство квалифицируется, заключаются: 1) въ особенныхъ отно- 
шешяхъ между объектомъ и субъектомъ убгёства; 2) въ средствахъ или спо- 
собахъ совершешя его и 3) въ цели, съ^крторою оно совершается. Выделяя 
по этимъ причинамъ особые виды убшства, уголовные кодексы не обуслов- 
ливаютъ эти виды наличностью или отсутств^емъ смягчающихъ вину обсто- 
ятельствъ. Отцеубийство, совершенное при смягчающихъ вину обстоите ль- 
ствахъ, тёмъ не менее признается отцеубшствомъ и наказывается строже 
чемъ простое убшство, совершенное при тёхъ же обстоятельствахъ, именно 
потому, что кромФ уменьшающая вину обстоятельства должны быть при- 
няты въ разсчетъ обстоятельства, квалифицирующая и отдучаюпця ответ- 
ственность виновнаго. Назначеше одного и того же минимума наказашя за 
простое убшство и убийство квалифицированное равносильно уничтожению 
всякаго различая между ними. Въ отличие отъ наказуемости обыкновеннаго 
убШства, о которомъ говоритъ ст. 1 проекта, следовало бы за квалифициро- 
ванное убшство установить несколько высший действительный минимумъ и 
для этого изменить редакщю 2 ст. проекта такимъ образомъ: виновный въ 
убШств* наказывается каторгой безъ срока или на срокъ ни въ какомъ слу- 
чае не ниже 8 лфтъ. Такая редакщя статьи 2 гЬмъ более возможна, что она 
не повлечетъ за собою изменешя редакцш 53 ст. общей части проекта. 



182» Товарищи Прокурора Вологодокаго Окружнаго Суда. Относи- 
тельно наказашя квалиФицированныхъ видовъ убйства каторгою не ниже 
1 летъ следу етъ заметить, что при пониженш этого наказашя, согласно 
53 ст. общей части, между квалиФицированнымъ и обыкновеннымъ убш- 
ствомъ по 1 ст. не будетъ никакого различ1я, т. е. каторга на 5 лФтъ. Въ 
виду этого следовало бы для квалифицированная убШства указать назна- 
чеше каторги не ниже минимума по 1 ст., т. е. не ниже 8 лФтъ. 



183. Товарюцъ Прокурора Московскаго Окружнаго Суда КупчжнскИ. 

Наказаше, указанное въ ст. 2, следовало бы видоизменить. Высказываясь въ 
пользу возможнаго сокращешя количества квалиФицированныхъ убШствъ, 
составители проекта приводить два случая отцеубШства: одно изъ корыст- 
ныхъ видовъ и другое убийство изъ ревности отца снохача. Казалось бы, 
именно въ виду такихъ резкихъ противополояшностей, которыми такъ из- 
обилуетъ жизнь, надлежало бы сохранить въ ст. 2 тотъ же пиштшп нака- 
зашя, какой указанъ въ ст. 1, т. е. восьмилетнюю каторгу, оставивъ, 



Ст. 2. Ш 

такимъ образомъ, большШ просторъ для судейской совести, а этотъ прин- 
ципъ, невидимому, строго проводится составителями уложешя въ другихъ 
случаяхъ. 



За определеше минимума наказания въ 8 летъ высказались также неко- 
торые (меньшинство) изъ чиновъ прокурорскаго надзора Тульскаго Окруж- 
ного Суда. 



184» Московское ГОркдкческсе Общество. По вопросу о мере наказа- 
ния за квалифицированное убийство Д. А. Дрилъ предложила, по примеру 
решетя, принятаго Обществомъ относительно 1 ст., устранить указаше на 
минимумъ накаэашя. 

За предложение высказалось { голосовъ противъ 22. 



185. Радомегай Окружный Судъ, чпы прокурорскаго надзора сего 
Суда ж местные Присяжные Поверенные. Членъ коммисш, образованной для 
разсмотрешл проекха, Сидоровъ - Подзоре кхй, относительно санкцш 2 ст., 
полагалъ, что, въ виду 53 ст. общей части уложешя, указаше на сроч- 
ную каторгу въ санкцш 2 ст. представляется излишнимъ, ибо въ слу- 
чаяхъ, уменмнающихъ вину, согласно 53 ст. общей части, судъ и отъ 
безерочной каторги можетъ перейти къ каторг* срочной на время отъ 
5 — 15 леть, нормальнымъ же типомъ наказашя по 2 ст., въ виду особо 
увеличивающихъ вину обстоятельству должна быть признана каторга 
безъ срока, теме более, что, при указанш срочной каторги на срокъ 
не ниже 10 летъ, судъ, въ силу 53 ст., не можетъ, въ случае 
смягчающихъ вину обстолтельствъ, назначить наказаше ниже пятилетней 
каторги, почему и полагалъ изъ санкцш 2 ст. слова «или каторгою на срокъ 
не ниже 10 летъ» исключить. Къ этому мненш присоединились Председа- 
тель коммисш фонъ-Вендрихъ и члены коммисш: Чаплинъ, Поддубный и 
Пюнткевичъ, остальные же члены коммисш полагали оставить санкцш 
ст. 2 безъ изменены. 

При обсужденш какъ отдельныхъ пунктовъ, такъ и санкцш 2 ст., 
Председатель коммисш фот - Вепдрихъ и члены коммисш: Да&ынскгй, 
Пюнткевичъ, Собящяншй и . Пржиленцкгй подавали свои мнешя лишь на 
тогь случай, если бы, не смотря на высказанное ими при обсужденш 2 ст. 
мненге о нецелесообразности ея,- статья эта осталась въ своей силе. 



Сводъ Замфчав1й, Т. I. 10 



146 Ст. 2, 

186» Председатель Вшдгавкавекаго Окрудааго Суда Бартеневъ. 

При сравиеаш наказание надагаемаго этою статьею — «каторга не ниже 
Юлетъ» — съст. 1 — «каторга не ниже8летъ» — и когда по 53 ст. общей части 
проекта наказаше можетъ быть назначено по обеимъ статьямъ «катсрга до 
5 леть», я нахожу, что цель проекта на практике можетъ быть не дости- 
гаема и предполагаемое усилеше наказания въ практике можетъ и не воспо- 
следовать, если будетъ определяться срочная каторга, и усилеше наказашя 
по 2 ст. будетъ лишь тогда, когда каторга будетъ определяться безсрочною. 
Вследств1е сего, я нахожу, что редакщя 1 ст. могла бы быть изменена въ 
смысле «срочная каторга», а по 2 ст. проекта «каторга безъ срока» (подра- 
зумевая право суда по 2 п. 53 ст. проекта). 

Нельзя не заметить, что, при предоставлеши суду въ 4,3 и 6 пп. 2 ст. 
определять наказаше до 10 летъ каторги, таковое наказаше будетъ въ 
иныхъ случаяхъ крайне снисходительно, такъ надримеръ: при желаши 
чрезъ подтопъ лишить жизни одно лицо, о нъ, прорывая плотину, топитъ 
жителей целой улицы или города, или, желая взорвать одного человека, 
взрываетъ многихъ. 



187. Судьи Няжегородскаго Окружнаго Суда (кроме Товарищей 
Председателя Пезе-де-Корвалъ и Насакина и Членовъ Суда Переслмина и 
Архангельским) находятъ, что проектируемая Редакцюнной Коммиаей 
карательная мера для всехъ видовъ квалифицированна™ убшства не соот- 
ветствуетъ важности такого преступления и полагаютъ, что виновные въ 
ономъ должны подлежать смертной казни или каторге безъ срока. 



За определеше въ ст. 2 каторги безъ срока высказалась также коммиая, 
образованная изъ состава Московскихъ Присяжныхъ Поверенныхъ для раз- 
смотрешя проекта. 



Статья 3. 

Виновный въ убШств*, эадуманномъ н выподненножъ 
въ соотояв±и отрасти иди раэдраясетя, навазываетоя: 

иоправитедьнымъ домомъ на орокъ но низко трехъ лгЬтъ; 
а въ случаяхъ, отатьою 2-ою уваэанныхъ, каторгою на 
срокъ но свыше восьми д4тъ. 



Ст. 3. 147 

Если такое состояла вызвано наешйежъ илн оокорб де~ 
.ежь со стороны убнтаго, то виновный наказывается: 

эаточешекъ на срокъ не свыше шести д&тъ; а въ сду- 

чаяхъ, отатъею 2-ою увазанныхъ, нсправитедьнымъ 

домомъ. 
Покушеше наказуемо. 



1. 0бщ1я за*гЬчап1я. 

188. Редаящошый Кожжтетъ У гоаювнаго Отделены О.-Петербургскаго 
Юрждкческаго Общества. Статья 3 проекта составляете въ высшей степени 
важную часть въ системе учешя объ убШстве. Она является темъ необхо- 
димымъ его развит^емъ, безъ котораго учете проекта не имело бы закон- 
ченная) вида. Статья 3 составляете ограничеше постановлешя 1 статьи. 
Последнею объемлется поняне убгёства и услов1я его наказуемости на осно- 
ваши интеллектуальныхъ признаковъ виновности, при предположен^ о нор- 
мальной психической деятельности субъекта. Между темъ, условвемъ наказуе- 
мости убШства по 3 ст. является та ненормальность психической с«>еры, 
которая, не устраняя предположена о наличности услов1Й умышленнаго 
деяшя, вызываетъ необходимость въ смягченш ответственности. Текстъ 
постановлен 1Я, требующей единства аФФектированнаго состояния, какъ при 
замысле, такъ и при выполненш, вполне последовательно развиваетъ док- 
трину, положенную въ основание 1 ст. относительно умысла. 



189» Про*. Лясгь. Статьи 3 и 5 следовало бы исключить изъ проекта/ 
во 1-хъ, въ виду того, что наказаюя, въ этихъ статьяхъ опредбленныя, при 
примеиеши къ нимъ ст* 53 проекта общей части уложетя, могутъ быть 
доведены до слишкомъ малаго размера, а во 2-хъ, на томъ основаши, что 
къ видамъ лишешя жизни, предусмотренными названными статьями, могла 
бы быть применяема и ст. 1 проекта, если бы определенный въ ней 
минимумъ каторги въ 8 лете былъ пониженъ до 5 лете: при этомъ условш, 
наказаше въ ст. 1 не было бы определено въ своемъ минимуме, вследств1е 
чего къ нему применялся бы п. 2 ст. 53 проекта общей части. 



190» Про*. С. Найеръ. Всякое, убитымъ вызванное, состояше аффекта 

■ 

убШцы является, пост. 3, ехеизе 16^а1е, хотя бы убШство было последстемъ, 
напр., того обстоятельства, что виновный вмешался, не имея на то права, 



148 Ст. *• 

аъ пререкашя, происходивши между пострадавшимъ и третьимъ лицомъ. — 
Въ т*хъ случаяхъ, когда дДОстше, вызвавшее аФФектъ, было направлено не 
противъ самого виновнаго въ убдйствф и близкихъ ему лицъ, достаточно 
было бы аффектированное состоите виновнаго признавать лишь однимъ изъ 
общихъ, уменьшающихъ ответственность, обстоятельства 



191« Сенаторъ И. Н. Орловъ. Статья 3 объ аФФектированномъ убШствъ 
разделена на дв* части; въ первой изъ нихъ говорится вообще объ убШств-Ё, 
задуманномъ и выполненномъ въ сознанш страсти или раздражешя, а объяс- 
нительная записка (стр. 52 и 53) указываете, что это относится до 
всякаго убийства въ состояши запальчивости "и раздражешя, гнева, досады 
или мести у хотя бы убитый и не былъ даже ни прямою, ни косвенною 
причиною этого раздражешя (убшство изъ суев*р1я или Фанатизма). Но 
если принять въ соображение съ одной стороны, что, кром* случаевъ убШства 
съ корыстною или какою либо личною целью, всякое прочее убшство обыкно- 
венно совершается въ состояши гнева, досады или мести, а съ другой, что 
по учешю общей части настоящего проекта вопросъ объ умышленности 
преступлешя и о прочихъ услов!яхъ его совершешя подлежитъ разрешенш 
суда, следуетъ, кажется, придти къ убежденно, что первая часть этой статьи 
совершенно излишня. Во всякомъ случай совершеше убшства въ обыкно- 
венность состояши запальчивости и раздражешя (то есть убшство безъ преду - 
мышлешя) не представляете основашя къ столь значительному понижению 
того наказашя, которое назначено по 1 стать*. Что же касается второй 
части ст. 3, то, въ соотв*тств1е со ст. 18, ее следовало бы изложить следую- 
щимъ образомъ: «виновный въ убШстве, задуманномъ и выполненномъ въ 
состояши раздражешя, вызванномъ насилдемъ или оскорблешемъ со сто- 
роны потерпевшего....» 



192. Чяны ирокуророкаго надзора Харьковской Судебной Палаты ж 
Прокуроръ Харьковскаго Окруяшаго Суда Снопко. КоммиЫя вводитъ новое 
начало, устраняя существующее во всёхъ действующихъ кодексахъ разделе- 
ше убШства на совершенное съ заранее обдуманнымъ намерешемъ и безъ 
заранее обдуманнаго намерешя. 

Но, исходя изъ подобнаго положешя, Коммиая поступаегь несколько 
непоследовательно темъ, что признаетъ особымъ прёступлешемъ убШство, 
задуманное и выполненное въ состояши страсти и раздражешя. Если вообще 
большая или меньшая отдаленность умысла, более или менее холодное и 
разсчитанвое исполнеше преступлешя не создаетъ особаго вида преступлешя,, 



Ст. 1. 449 

то правильно ли выдЫять въ особый видь убгёства такое, которое совершено 
въ возбужденномъ состояши? Противъ подобнаго вцдфлешя можно выставить 
самымъ рфшительнымъ обраэомъ результаты нашей судебной практики, 
которая не выработал^ никакихъ опредЪлительныхъ представления относи- 
тельно того, что слЪдуетъ разуметь подъ состояшемъ «запальчивости и 
раздражения»? Подъ это состояше подводится и сильный а<м»ектъ, и просто 
взволнованное состояше духа, сопровождающее большею частью всякое 
насильственное дъйсте, совершаемое однимъ человъкомъ надъ другимъ. 
Будучи крайне шаткимъ признакомъ для выдЪлешя убШства въ особый видь 
съ теоретической стороны, — пошгпе объ убШствъ, совершенномъ въ состоя- 
ши страсти и раздражешя, введенное въ уложеше, будетъ только поддержи- 
вать существующую путаницу въ судебной практик*. Какъ и признаетъ 
сама Коммиюя, нерВдко убШство, задуманное хладнокровно, совершается 
затБмъ въ порыв* страсти и, наоборотъ, убшство, вызванное страстью, 
совершается медленно, обуманно, разсчитанно. 

Ради последовательности, при устраненш различ1я предумышленнаго 
и умышленнаго убийства, какъ особыхъ видовъ преступлешя, ради устра- 
нения той неопредЪлительности поняли, той шаткости представлений, которая 
въ настоящее время проявляется при установлеши признаковъ убийства, 
совершенна™ въ запальчивости и раздраженш, следовало бы устранить 
вовсе 1-ую часть 3-й статьи проекта и, какъ сказано въ объяснетяхъ къ 
проекту Редакцюнной Коммисш, предоставить суду, при назначении мЪры 
наказания, принимать во вшшаше обдуманность д'ЬйствШ подсудимаго, 
хладнокров!е, выказанное имъ при совершеши злодъяшя и т. п., словомъ, 
состояше страсти или раздражешя должно служить уменьшающимъ вину 
обстоятельствомъ, но не создавать особаго вида преступлешя. 

Иное дЪло выдЫеше въ особый видъ убшства, которое совершено 
всл-Ьдъ за оскорблешемъ или насил!емъ со стороны убитаго. ЗдЪсь выд-Ьлеше 
оправдывается гёмъ, что насил1е и оскорблеше, какъ поводъ къ убийству, 
придаютъ этому преступленш особый характеръ и указываютъ на отсутств1е 
безнравственныхъ побуясденШ. Но устанавливая особую статью для убШства, 
вызваннаго насилемъ и оскорблешемъ, незачФмъ говорить въ ней вовсе 
о состояши страсти и раздражешя, зависящемъ отъ индивидуальныхъ особен- 
ностей виновнаго. Хотя бы я и не пришелъ въ состоите страсти и раздра- 
жения, но если я убилъ человека, нанесшаго мнб, или близкому лицу тяжкую 
обиду, то это будетъ все-таки убшство, такъ сказать, извинительное- Оскор- 
бление и насил!е, нанесенное убитымъ, составляете конкретный Фактъ, кото- 
рый никакой неясности понятш не вызываетъ. 



«О Ст. 9. 

193. Внутреннее обозрЫе журнала «Вйстникъ Европы». Определе- 

те аФФектированнаго убйства, данное въ ст. 3, полнее и точнее принятаго 
действующимъ уложешемъ, такъ какъ, во 1-хъ, понятГе о страсти гораздо 
шире понят1Я о запальчивости, и, во 2-хъ, выражеше «задуманное и выпол- 
ненное» устраняеть возможность применешя ст. 3 къ убйству, заранее 
преднамеренному и хладнокровно взвешенному, хотя бы оно и было совер- 

шено въ состояши аффекта. __ 

Ср. также замеч., привед. подъ №№ 20 — 22. 

2. Первая часть ст. 3. 

а) Выраженхе: «задуманномъ и выполненномъ* . 
194. С.-Петербургское Юридическое Общество. РедащгопнымъКомите- 

томъ Уголовнаго Отделешя было высказано, что въ редакцш 3 ст. пред- 
ставляется не вполне удачнымъ терминъ «задуманномъ». На первый взглядъ 
онъ даетъ основание думать, что съ нимъ соединяется понятсе лишь о томъ 
виде умысла, который заключается въ прямомъ желаши результата и даже 
въ предумышленности. Преступное же безразлич1е какъ бы исключается 
этимъ терминомъ. Между темъ, уже самое основате выделешя этого вида, 
заключающееся въ аФФефгированномъ состояши в и нов наго, въ значительномъ 
числе случаевъ устраняеть не только предумышленность, но даже и уцрселъ 
перваго вида. Чаще же всего здесь имеетъ место именно преступное беа- 
различ1е. Вследсгае этого, представляется наиболее целесообразным^ вместо 
термина «задуманномъ», поставить въ статье 3 слово «умышленномъ» , 
которое вполне обнимаетъ все возможные здесь оттенки умысла, не оставляя 
никакихъ недоразумешй, могущихъ вызвать необходимость разъяснешй 
впоследствш. 

Затемъ, при обсуждеши ст. 3 въ Уголовномъ Отделеши Общества, 
членъ Общества А. В. Васильевъ предложилъ предположенную Редакцюн- 
нымъ Комитетомъ замену въ статье 3-й слой «задуманномъ» словомъ 
«умышленномъ» признать нежелательною на томъ основаши, что слово 
«умышленномъ», являясь более въ качестве имени прилагательнаго, чемъ 
причаст1я, не ясно выражаетъ мыс:ль составителей. 

Въ пользу предложешя высказался В. Д. Спасовичъ, находя, что слово 
«умышленный» выражаетъ вообще лишь наличность знашя последствШ, 
тогда какъ въ слове «задуманный» есть предлогъ «за», указываюпцй на 
моментъ начала — указаше, которое въ настоящемъ случае желательно сохра- 
нить. Поэтому В. Д. Спасовичъ полагалъ бы оставить терминъ «задуман- 
номъ» или же сказать: «замышленномъ». 



Ст. 3. Ш 

Противъ предложения высказался К. Д.Анцифероеъ и обратилъ внимаше 
на то, что Редакцюиный Комитете предположил ату замену именно потому, 
ято слово «задуманномъ» вызываетъ представление о предумышленности, 
котораго именно желательно здесь избегнуть. 

С. А. Андрееестй аамФтилъ, что все недорааумйше вызывается отсут- 
спиемъ запятой въ предположенвомъ Редакцюннымъ Комитетомъ текст* 
3-й статьи, между словомъ «убШстве» и словомъ «умышленномъ» . Съ поста- 
новкою этого знака пренинашд во* недоразумения устраняются, слово «умыш- 
ленною»» оказывается вполне уместнымъ и отлично выражаетъ мысль соста- 
вителей. 

Председательствующей пояснилъ, что отсутсте запятой въ указанномъ 
месте есть не более, какъ опечатка. 

Болышшствомъ 6 голосовъ противъ I предложеше отвергнуто. 



195* Одесская Судебная Палата. Выражеше «задуманному и выполнен- 
номъ» , незнакомое до сихъ поръ нашимъ уголовнымъ заковемъ и имеющее 
преимущественно объясняющее зиачеше, следовало бы заменить выраже- 
шемъ су чиненномъ» , какъ более простымъ и общепонятнымъ, хотя, беэъ 
сомнешя, и не столь соответствующимъ юридической доктрин*. Самое слово 
«задуманномъ» какъ- то противоречить понятию убийства въ адоектЁ, ибо съ 
этими словами связывается представлете о «заранее обдуманномъ». Нельзя 
также не заметить, что выражеше «задуманное и выполненное» усвоено 
западно-европейской доктриной въ видахъ лучшаго объяснешя убшства въ 
аФФекгЁ. Но не следуете упускать изъ внимаюя, что некоторыя изъ усвоен- 
ныхъ доктриною юридическихъ выраженш, весьма достигавшая своей цели 
при объяснеши поштя уголовно - наказуемаго деяшя въ теорш, ищущей 
отвлеченной точности, не вполне пригодны для практики. При ближайшемъ 
раэсмотреши этого выражешя едва ли можетъ остаться сомнете въ томъ. 
что оно употреблено въ видахъ отлич1я предусмотренная статьею 3 убшства 
огь случаевъ убийства, хотя и выподаеннаго въ аФФекте, но задуманнаго 
ранее, т. е. хотя и исполненнаго въ аффекте, но не умышледнаго, а преду- 
мышлен наго. Но какая же необходимость определить такимъ образомъ въ 
статье 3 признакъ «предумышлешя», отвергнутый по отношенш къ 
статьямъ 1 и 2? 

Поэтому разсматриваемое выражея1е не послужите, при применеши 
уложешя судьями, къ уяснешю смысла закона, но вызовете несомненно 
затемнете этого смысла, вследствге различнаго толковашя самаго выражешя. 



162 Ст. 3. 

196* ХерСоноий Окружный Судъ. Въ третьей статье проекта слово 
«вадуманномъ» следуетъ исключить, потому что слово это иожетъ поселить 
въ практик* весьма важныя недоразумешя. 

Редакционная КоммиЫя, въ мотивахъ къ 3-й статье, нашла необходи- 
мьшъ разъяснить, что статья эта не можетъ быть применяема,. если умыселъ 
возникъ въ состоянш аФФекта, но былъ выполненъ обдуманно, а равно и въ 
случаягь, когда обдуманное намереше было осуществлено въ запальчи- 
вости. Изъ этихъ разъяснешй вытекаетъ, что аФФектъ не имеетъ значения ни 
въ умысле, когда деяте выполнено обдуманно, ни въ выполнен! и, когда ему 
предшествовалъ хладнокровный умыселъ. 

Кроме того, введете въ статью 3-ю выражения «задуманномъ» прямо 
противоречитъ темъ вескимъ соображешямъ Редакцюнной Коммисш, въ 
силу коихъ редактирована 1-я статья проекта уложешя въ Форме: «виновный 
въ убшстве наказывается», причемъ выражеше понятШ о предумышлен- 
ности, о прямомъ и непрямомъ умысле, сочтено было излишнимъ. 



107. Владжюрск1Й Окружный Судъ. Слова 3 статьи «задуманномъ и 
выполненному возбуждаютъ вопросъ въ томъ случае, когда между умы- 
сломъ и совершешемъ преступлешя прошелъ довольно значительный проме- 
жутокъ времени. Возможно допустить такой случай: известное лицо, нахо- 
дясь въ состоянии страсти и раздражетя, возымело намереше лишить 
жизни другое лицо; это последнее исчезаетъ у него изъ виду; проходитъ 
некоторое время; эти лица снова встречаются и первый, при виде его, 
приводитъ свое намЪреше въ исполнеше, опять подъ вл1яшемъ страсти и 
раздражетя, которыя въ немъ проявились при виде ненавистнаго ему чело- 
века. Возможно ли въ данномъ случае подвести деяше убШцы подъ деисте 
3 статьи, или же таковое следуетъ подводить подъ действ1е 1 статьи 
проекта? — Если деяше убшцы разсматривать такъ: оставивъ безъ внимашя 
первоначальный умыселъ совершить убшство, возникали подъ вл'яшемъ 
страсти и раздражетя, иметь въ виду лишь последшя действ1Я убгёцы, 
т. е. предположить, что намереше совершить убШство явилось въ немъ 
лишь при встрече съ ненавистнымъ человекомъ, то къ деянш виновнаго въ 
убШстве этого рода возможно применить 3 статью; если же признавать въ 
деле, подлежащемъ обсуждешю, наличность первоначальнаго умысла совер- 
шить убшство, возникшаго подъ вл!ятемъ страсти или раздражетя, то 
явится сомнете въ возможности применить действ1е 3 статьи, ибо при 
этомъ следуетъ допустить предположеше, что это лицо имело возможность 
и время обсудить хладнокровно то, что оно задумало совершить; если же 



Ст. X 153 

допустить такого рода предположение, то первоначальный умыселъ и 
последовавшее чрезъ некоторый промежуток* времени осуществление тако- 
ваго— следуеть разсматривать какъ начало и конецъ одного и того же пре- 
ступления и, не смотря на то, что первоначальный умыслъ и последовавшее 
эатемъ осуществление таковаго появились подъ влишемъ страсти или раз- 
дражешя, применить къ .виновному действие 1 ст. проекта; наконець 
слово «задуманный» не вдодне применимо къ повятш «страсти или раздра- 
жения» и потому представляется более , цехесообразнымъ и удобнымъ въ 
практическомъ отношеши заменить слова 3 статьи «задуманномъ и выполнеи- 
аомъ» словомъ «соаершенномъ». 

Этого же рода соображен! я след уетъ отнести къ 18 ст. проекта. 



198. РадомскИ Окружный Судъ, таны прокуророкаго надзора еего 
СудажжЪстные Присяжные Поверенные. По поводу -1-ой части 3-ей ст. 
проекта, членъ коммисш, образованной для разсмотрешя проекта, Паеин- 
скхй высказалъ, что употребленное въ проекте выражеше «задуманное 
и выполненное» не вполне ясно и на практике можетъ породить затруд- 
нение, въ томъ случае, когда между возникновешемъ умысла на убШство 
и приведешемъ таковаго въ исполнеше прошло более или менее про- 
должительное время, въ течеши коего преступникъ имелъ полную воз- 
можность обсудить свой умыселъ и отказаться отъ своего преступнаго 
намерешя. Полагая, что лишь аФФектъ, въ тесномъ смысле этого слова, 
можетъ служить основашемъ для столь, значительнаго смягчешя уголов- 
ной ответственности, которое указано въ 1-ой части 3-ей ст. проекта, 
и считая невозможною продолжительность такого аФФекта во времени, И. В. 
Даенкскт предложилъ предположенную проектомъ редакцию 1-ой части 
3-ей ст. изменить, изложивъ ее такъ: «виновный въ убШстве, учиненномъ 
въ порыве страсти или раздражешя». — Къ этому мнешю присоединились 
члены коммисш Шонткевичъ и Собгьщанстй. 

Остальные члены коммисш, находили, что то состояше психическаго 
угнетения человеческой воли, о которомъ говорить 1 ч. 3 ст. проекта, быва- 
ет весьма продолжительно и что человекъ, вполне здраво относящШся къ 
окружающему, въ известномъ направленш, напримеръ, относительно лица 
его обидевшаго, любовника его жены и т.д., можетъ, въ течеши весьма 
продолжительная времени, находиться подъ психическимъ угнетешемъ, 
лишающимъ его возможности здраво обсудить свои поступки исключительно 
въ этомъ одномъ направления, а потому полагали, что 1 ч. 3 ст. проекта 



154 Ст. 3. 

представляется вполне справедливою именно въ редакцт, предложенной 
составителями проекта, и не подлежигь никакому измгпегаао. 



199» Эстляндсйй Оберъ-Ландгернхтъ. Для признатя убШства аФФек 
тированнымъ ст. 3 трёбуегь наличности двухъ условШ: уб*#стао должно быть 
и задумано, и выполнено въ состояши аФФекта.Всл*дств1е этого, при прим*- 
ненш ст. 3 на практик*, въ большинства случаевъ судья встретить значи- 
тельныя затруднешя, потому что весьма часто быгвають случаи, когда 
убШство задумано въ аффект*, а выполнено хладнокровно, и наоборогь; въ 
такихъ случаяхъ, въ виду отсутсшя одного ивъ требуемыхъ ст. 3 условШ, 
статья эта не можетъ им*ть прим*нен1я и судья долженъ назначить бол*е 
строгое наказаше по ст. К . Едва ли, однако, такая постановка аФФектирован- 
наго убшства правильна, потому что при всякомъ преступномъ д*янш, а 
при убШств* аФФектированномъ въ особенности, существенное значеюе 
им*етъ вопросъ о томъ, на что направленъ былъ умыселъ виновнаго во время 
учинешя д*ян1*я, сознавалъ ли онъ посл*дств1я и ц*ль своего д*яшя, и 
въ томъ случа*, когда умыселъ виновнаго направленъ былъ не непосред- 
ственно на лишеше жизни, можетъ быть признана наличность убШства въ 
аФФект*; поэтому решающее значеше для признашя наличности такого 
убшства сл*дуетъ признать за вопросомъ о томъ, было ли убийство «выпол- 
нено» въ аффект*, или н*тъ, и во вс*хъ т*хъ случаяхъ, когда будетъ дока* 
зано, что при выполнении убшства виновный находился въ аФФектирован- 
номъ состоянии, сл*дуетъ признавать наличность убШства аФФектированнаго. 
По симъ основашямъ выражеше "«задумано» сл*дуетъ изъ ст. 3 исключить; 
это зам*чаше относится и къ ст. 18. 



200. Товарщъ Председателя Тамбовсваго Окружнаго Суда фонъ- 

Резонъ. Ст. 3 предусматриваетъ убгёство въ запальчивости и раздраже- 
ши, т. е. т* случаи, когда, какъ сказано совершенно в*рно въ «Объясне- 
шяхъ» (стр. 52), преступное нам*реше возникло и было осуществлено въ 
непрерывно продолжающемся возбужденномъ состояши. Между т*мъ текстъ 
1 п. 3-й ст. говорить объ убШств* «задуманномъ и выполненномъ въ состоя- 
ши страсти или раздражешя», что очевидно далеко не одно и то же, такъ 
какъ, при теперешней редакцш, подъ д*йств1е 3 ст. могуть быть подведены 
и т* случаи, когда преступление было задумано въ одномъ порыв* страсти, а 
исполнено въ другомъ, т. е. когда возникновеше- и осуществлеше нам*решя 
нич*мъ не были связаны. Поэтому необходимо изменить редакцш 3 ст. 



Ст. 3. 155 

применительно къ поста нов лен 1ямъ германскаго и венгерскаго уложейтй, 
чтобы она вполне ясно выразила предположешя Редакцюнной Коммисш. 



2Ф1. Чины прокурорскаго надзора Смоленска™ Окружнаго Суда. 

Во иабъжаше недоразумФшй и контроверзъ (напримъръ при признанш при- 
сяжными убийства выполненными подъ вл1яшемъ страсти, но задуманнымъ 
беэъ этого услов1я), следовало бы устранить въ первой части слово «задуман- 
нымъ», признавъ достаточнымъ признакомъ самое выполнение убШства въ 
состояши страсти или раздражения. Такая редакщя ближе подходить къ опре- 
дыешямъ уголовныхъ кодексовъ французскаго, бел ьп иска го, германскаго 
($213) и нашего уложешя (ст. 1455). 



292. Товармщъ Прокурора Носковсхато Окружнаго Суда Купчтасюй. 

Редакция первой части 3 статьи неудачна. Выражеше «задуманное» является 
совершенно излишнимъ и вносить казуистику. Можно ли представить себ* 
убШство, задуманное въ спокойномъ состояши и выполненное въ состояши 
страсти, причемъ убШца помнилъ бы о своемъ первоначальномъ умысле 
и, совершая убШство, приводилъ сознательно этотъ умыселъ въ исполнеше? 
Очевидно негь. Одно изъ двухъ: или я сознаю хорошо свое намФреше и 
тогда страсти % и раздражешя вовсе нёть и преступлеше мое должно быть 
подведено подъ ст. 1 , или я действую въ состояши страсти, которая отни- 
маете у меня какъ способность взвешивать преступность совершаемаго 
мною девши, такъ и способность удерживать въ моей голове прежде бывппе 
въ ней планы и разсчеты. Страсти съ разсчетомъ не можетъ быть. 



б) Выражены: *въ со сто яти страсти или раздражетя» . 

203. С.-Петербургское Юридическое Общество. При обсужденш ст. 3 
въ Уголовномъ Отделенш Юридическаго Общества, В. Д. Спасоеичъ пред- 
ложилъ въ текст* 3 статьи передъ словомъ «состояши» ввести слово «непре- 
рывающемся». 

Мотивируя свое предложеше В. Д. Спасоеичъ высказалъ, что усло- 
В1емъ примгънешя 3 статьи является именно непрерывность страстнаго состоя- 
Н1Я отъ момента замысла до момента выполнешя. Между темъ буквальный 
текстъ статьи 3 не заключаетъ въ себе вовсе указашя на это услов1е, выра- 
женное лишь въ объяснительной записке. Законъ самъ по себе долженъ 



156 Ст. 3. 

быть погонь и ясень; оставлять что либо недосказаннымъ, въ надежде на 
будущую практику и толкования кассацюнныхъ судовъ, нежелательно. , 

Противъ предложешя К. Д. Анциферовъ возразить, что мысль соста- 
вителей проекта вполне ясно выражается текстомъ 3 статьи; что т* случаи, 
которые имФетъ въ виду В. Д. Спасов и чъ, именно когда первая мысль объ 
убшствъ возникла въ состоянш страсти, а загбмъ преступникь обдумал* 
свое намЪреше въ спокойномъ состоянш, при выполнеши же снова пришелъ 

■ 

въ состояше страстнаго возбужден! я, никоимь образомъ не могуть быть 
подводимы подъ буквальный смыслъ статьи 3 , и съ этой стороны для судеб- 
ной практики никакихъ недоразумФиш представиться не можетъ. * , 

С. А. Андреевскгй замЪтилъ, что непрерывность состояния достаточно 
выражена въ 3 статье соединительнымъ союзомь «и»; вводить же новое 
слово «непрерывающемся» неудобно, такъ какъ это можетъ повести къ раз- 
личнымъ недоразумЪшямъ, въ род*, наприм*ръ, признашя перерыва въ гёхъ 
случаяхъ, когда преступникь, въ перюдъ между образовашемъ решимости 
и совершешемъ убйства, выполняеть какое либо постороннее дФйств1е, 
къ убийству неотносящееся, которое хотя страстнаго воабуждешя и не 
прекращаете, но прерываетъ внЪшнимъ образомъ преступную деятельность. 

Большинствомъ 7 голосовъ противъ 3 предложеше отвергнуто. 

#. Л. Карапчевскгй предложилъ въ тексте 3 статьи исключить слово 
«состоянш», дабы такимъ изм^нешемь текста достигнуть той же ц*ли, 
которая служила основашемъ вышеизложеннаго предложешя В. Д. Спасо- 
вича. 

Большинствомъ 8 голосовъ противъ 2 предложеше отвергнуто. 

И. И. ЦухановЪу по гёмь же соображешямъ, предложилъ въ текст* 
3 статьи вместо слова «состоянш» поставить слово «порыв*». 

Большинствомъ 7 голосовъ противъ 3 предложеше отвергнуто. 



204. Председатель Ставропольская Окружного Суда Бусдо. Въ объ- 
яснительной записи* (стран. 50 и 52) говорится, что статьею 3-ю предусма- 
тривается совершеше убийства, представляющагося продуктомъ одного 
страстнаго порыва, во время коего и возникаетъ преступный умыселъ и 
совершается самое убгёство, въ текст* же хотя и говорится объ убШств*, 
задуманномъ и вьшолненномъ въ состоянш страсти или раздражен! я, но 
не сказано, что то и другое должно происходить въ одномъ и томъ же порыв* 
страсти, и потому можно полагать, что статья 3-я можетъ им*ть примФнеше 
и въ т*хъ случаяхъ, когда убийство будетъ задумано подъ вл1яшемъ раздра- 
жешя, а потомъ и совершено, хотя бы тоже въ раздражении, но вызванномь 



Ст. 8. 157 

уже видомъ жертвы или другими отъ самого у<Яйцы зависавшими мотивами 
и при томъ чрезъ несколько времени посте явившагося умысла. 

205. Чиы прокуророкаго надзора округа Казанской Судебной Па- 
латы* Для устранения изъ текста ст. 3 возможности возбуждетя вся- ' 
каго сомнЪшя, следовало бы между словами этой статьи «выполненнымъ въ 
состояши» и «страсти» — включить слова: непрерывно продолжающейся, 
т. е. изложить такъ: «задуманномъ и выполненномъ въ состоянии непре- 
рывно продолжающейся страсти», что, следу етъ заметить, согласуетъ эту 
статью съ объяснен1Ями къ ней, сделанными Редакцюнною Коммиаею. 



206* Про*. Легонняъ, Вторая часть статьи 1455 действующего 
уложешя заслуживаете порицашя между прочимъ за односторонность воз* 
зретя на аффектированное состояше при убйстве, такъ какЪ законъ пред- 
полагаетъ въ аФФекте единственное качество, выражающееся запальчивостью 
и раздражешемъ. Въ связи съ тою же односторонностью находится и требо- 
ваше некоторыхъ другихъ законодательству напримеръ германскаго, въ 
$ 213, чтобы убийство было совершено тотчасъ вследъ за раздражешемъ 
(анГ <1ег 8*е11е гиг ТЬа* Ып^ейззеп) . 

Н*гъ сомнешя, что рядомъ съ аФФектами, имеющими характеръ раз- 
дражен1я съ активнымъ противодейств1емъ, даны аффекты противоположна™ 
свойства, которые точно также въ состояши поколебать естественныя усло- 
вия умственной работы и послужить поводомъ къ совершению противозакон- 
наго деяшя. Положительное право само признаетъ существоваше такихъ 
аФФектовъ, указывая, напримеръ въ числи мотивовъ снисходительности къ 
детоуб]'йцамъ, дтыдъ и страхъ. И кто не согласится, что эффекты угнетаю- 
щего характера, каковы печаль, отчаяюе и тому подобное, заслуживаютъ 
даже большаго послаблешя въ наказанш сравнительно съ аффектами 
противоположная) свойства. 

Такимъ образомъ, Редакцюнная Коммиая имела достаточный основатя 
отозваться неодобрительно о характеристик* аФФектированнаго убШства 
«запальчивостью и раздражешемъ» ; она вполне справедливо расширяете гра- 
ницы аффекта, замечая, что аФФектъ можетъ не только быть вызванъ кемъ 
либо, но и развиться въ действу ющемъ самостоятельно (страница 53), вслед- 
ствие чего подъ статью 3 должны быть подводимы разнообразные виды 
аФФектированнаго уб:йства. Т*мъ не менее, нельзя назвать удачною редакцию 
статьи 3 проекта. Помимо другихъ недостатковъ, статья 3 не устранила и 
той односторонности воззрешя на аФФектъ, которая выше нами указана, судя 



158 Ст. 3. 

по крайней мере по объяснешямъ, приложеннымъ къ проекту. На странице 
52 мы. находимъ следующее: «По этому Коммиая нашла возможнымъ огра- 
ничить этотъ видъ убШства только теми случаями, когда преступное наме- 
реше возникло и было осуществлено въ непрерывно продолжающемся вовбу- 
жденномъ состоянш, въ состоянш страсти или раздражешя, охватившемъ 
всецело виновнаго». Вследъ затемъ въ мотивахъ приведены слова Напз'а: 
«действующи виновенъ въ томъ, что уступилъ гневу или страху». Но ведь 
гневъ и страхъ аффекты различной психологической природы. Ошибочно 
предполагать, что всяшй разъ, какъ скоро аФФектъ даетъ поводъ къ убШству, 
непременно существуете раздражеше; меланхол1Я можетъ служить резкимъ 
опровержешемъ такого предположешя. Правда, самый текстъ статьи 3 «въ 
состоянш страсти или раздражения» даетъ возможность расширить примкне- 
те закона, но мы полагаемъ, что терминъ, дозволяющей такое расширете, 
именно «страсть» , выбранъ не совсемъ удачно и легко можетъ дать поводъ 
къ недоразумешямъ. 

Статья 3 должна обнимать собою убШство въ состоянш аффекта вообще, 
все равно какой бы психологической природы ни былъ аФФектъ, то есть, 
будетъ ли онъ возбуждающи или угрожающи. Делая возможнымъ подведете 
всехъ соответствующихъ случаевъ, законъ въ то же время долженъ быть такъ 
выраженъ, чтобы не допускать расширения его применешя за пределы пред- 
назначенной цели. Достигнуть этого въ разбираемомъ нами вопросе можно 
бы было двумя способами: или избравъ одинъ общШ терминъ для аФФектовъ 
всякаго рода, или поставивъ рядомъ съ «раздражешемъ» другой терминъ, 
который бы служилъ обозначешемъ аффекта съ противоположнымъ свой- 
ствомъ. 

Въ проект* рядомъ съ терминомъ «раздражеше» действительно стоить 
другой терминъ «страсть». Позволяемъ себе высказать, что последнш тер- 
минъ не удовлетворяетъ цели въ двухъ отношешяхъ. Во 1-хъ, сънимъ 
нцкакимъ образомъ нельзя соединять такого значешя, которое противопола- 
гало бы его раздражешю, а во 2-хъ, онъ легко можетъ дать поводъ къ неже- 
лательному расширенно применешя статьи 3-й. «Страсть» есть терминъ 
общШ, и, будучи таковымъ, онъ, конечно, могъ бы служить для обозначения 
аФФектовъ всякаго рода, съ услов1емъ однако быть единственнымъ представи- 
телемъ 3-й статьи. Стоя же вместе съдругимъ терминомъ «раздражеше», слово 
«страсть» легко внушить предположение, что законодатель на ряду съ аффек- 
тами имеетъ въ виду и другое сродное съ ними состояше, которое называется 
страстями. Отлич1е между аФФектомъ и страстью въ интенсивности и продол 
жительности. АФФектъ состояние быстро развивающееся и скоропреходящее, 
страсть можетъ долго держаться въ сравнительно незначительной степени. 



Ст. 8« 45» 

Оттого то таюе пороки, какъ злоупотребление спиртными напитками, жад- 
ность, завистливость и тому подобное называются не аффектами, а страстями. 
Едва ли нужно говорить, что посДедняго рода страсти не могутъ быть пред- 
метомъ статьи 3 проекта, иначе самый гнусныя преступлешя получили бы 
привилегированное положеше въ уложеши. Снисхождеше законодателя по 
стать* 3 мотивируется особенностями психическаго состояния виновнаго, когда 
все дЁяше представляется продуктомъ одного страстнаго порыва (стра- 
ница 50). Нетъ оомнешя,что страстный чедовекъ доступенъ влгяшю аФФекта, 
следовательно и къ нему можетъ быть применена статья 3-я, но только не въ 
силу страсти, а по причин* присоедииившагося аффекта. 

Вотъ почему мы не считаемъ удовлетворительнымъ избранный Ком- 
миЫею терминъ «страсти». Такъ какъ, съ другой стороны, трудно найти под- 
ходящей терминъ для противоположешя аффекту раздражен! я, то было бы 
целесообразнее избрать одинъ общи терминъ для всёхъ аФФектовъ, разумея 
подъ последними лишь сильныя душевныя волнешя, более или менее ост- 
рый, въ отличде отъ страстей, развивающихся продолжительное время и дер* 
жащихся на сравнительно незначительность уровне. Таковы слова австрШ: 
скаго проекта «сильное душевное движете», — кодекса венгерскаго «сильное 
душевное воднеше». 

Такимъ образомъ, первая часть ст. 3 могла бы быть редактирована 
такъ: виновный въ убШстве, задуманномъ и выполненномъ въ порыве (или въ 
приступе) сильнаго душевнаго волнешя, наказывается. ..... 



207* Варшавская Судебная Палата. Членъ Палаты С. В. Лютпостанскгй 
указыв&гь на неопределенность поня-пя «страсть», что страсть можетъ слу- 
жить основатемъ къ смягчетю наказашя лишь тогда, когда она не вызвана 
противозаконными мотивами, но замечаше это оставлено безъ последствШ. 



208. Чины прокуророкаго надзора Калужокаго Окружнаго Суда. 3-я 

статья говорить: «виновный въ убгёстве, задуманномъ и выполненномъ въ 
сосгояти страсти или раздраядешя, наказывается. .... 

Если по М1г^шю Коммисш состояше запальчивости и раздражешя 
является съ одной стороны поштемъ въ высшей степени растяжимымъ, 
условрымъ, гранича иногда съ психическими состоял 1ям и, уничтожающими 
вменяемость, а съ другой стороны, не всегда исключаетъ возможность даже 
обдуманности действШ, являясь последстемъ простаго нежелашя сдержать 
бурные порывы страсти, посдедств1емъ привычки легко и небрежно отно- 
ситься къ интересамъ другихъ, то разве устраняются все эти недостатки 



160 * Ст. & 

прежней редакцш аФФектированнаго убийства тою, которая предлагается 
Коммшией. Что можегь быть растяжимее и условнее поняпя «въ состоянии 
страсти»? Не говоря уже о томъ, что 'состояше это, точно также, какъ и 
состояше запальчивости и раздражешя, нередко граничатъ съ состояниями 
психическими, уничтожающими вменяемость, оно въ то же время не всегда 
можегь и должно быть смягчающимъ вину обстоятельством!,. Запальчивость 
и раздражеше, составляя иногда принадлежность характера, могуть быть 
присущи человеку вполне нравственному и не составляюсь сами по себе 
такихъ опасныхъ для общества явлешй, какъ состояше страсти, поощреше 
которыхъ едва ли желательно. УбШство въ состоянш ревности любовника 
жены, убШство мужа женщины, въ которую виновный страстно влюбленъ, 
убийство въ состоянш страсти любимой женщины, не отвечающей любви 
обвиняемаго, и все т. п. случаи убийства будутъ подходить подъ деисте 
3 статьи проекта, хотя между этими убШствами существуетъ громадная раз- 
ница. Состояше страсти понятие весьма неопределенное; для установления, 
что оно существовало въ каждомъ данномъ случае, потребуется непременно 
заключеше экспертовъ врачей шяшатровъ и судьи принуждены будутъ осно- 
вывать свои решешя на ихъ заключешяхъ, неподкрепленныхъ точными 
научными данными, потому что таковыхъ въ дествительности не суще- 
ствуетъ. Состояше страсти можетъ быть вызвано весьма нравственными, 
благородными мотивами и въ то же время самыми низкими животными 
инстинктами. Применение 3 ст. , по мнетю Коммисш, не можетъ иметь места, 
если умыселъ возникъ въ состоянии аФФекта, но былъ выполненъ вполне 
хладнокровно и обдуманно, а равно и въ техъ случаяхъ, когда обдуманное 
намереше было осуществлено въ запальчивости и раз дражен ш. Для смягче- 
шя наказашя за убшство, ст. 3-ею предусмотренной, необходимо, чтобы и 
возникновенй намерешя и его осуществлеше были бы тесно сплочены 
однимъ душевнымъ порывомъ, исключительно овладевшимъ мыслью и жела- 
шемъ виновнаго, какъ бы долго такое состояше ни продолжалось. Такое мне- 
ше Коммисш, устанавливающее понятие аФФектированнаго убийства, заключаетъ 
въ себе некоторыя противоръч1я и въ то же время отчасти несогласно сь 
редакщею 3 ст. Съ одной стороны требуется, чтобы умыселъ возникъ и 
былъ выполненъ въ состоянш аФФекта, а съ другой стороны допускается, 
что душевный порывъ, овладевшей мыслью и желашемъ обвиняемаго, можетъ 
продолжаться весьма долгое время. Едва ли можно допустить существов&ше 
аФФекта, продолжающаяся неопределенное время. Аффоктъ есть явление 
скоропроходящее; если же онъ продолжается долго, то переходить уже въ 
болезненное состояше, влекущее за собою невменеше. Ссылаясь на Наив'а, 
допускающаго снисхождение за убШство, совершенное подъ вл1яшемъ все- 



Ст. 2. ш 

сильнаго порыва, охватившего обвиняемаго, Коммиая въ тоже время даетъ 
атому порыву эначеше явлешя продолжающегося; если слова «задуманному 
и выполненному въ состояши раздражен! я* весьма понятны для каждаго 
въ смысл* внезапнаго побуждешя на убФство, то слова «задуманнаго и 
вьшолненнаго въ состояши страсти» несогласны съ поняпемъ аффектирован* 
наго убийства. Состояше страсти можетъ дать поводъ къ применешю 3 ст. къ 
убйствамъ, совершеннымъ подъ влгяшемъ самыхъ гнусныхъ страстей. Цо 
нашему мнешю, выражеше «въ состояши страсти», какъ признакъ аФФектиро- 
ваннаго убйства, следовало бы исключить и оставить или прежнюю редакцию 
этого убйства, или заменить слова «въ состояши страсти» другими словами, 
указывающими на то, что возбужденное состояние духа вызвано лишь нрав- 
ственными мотивами. 

Те же замечашя относятся отчасти и къ 18 ст. проекта. 



209. Чжны прокурерокаго надзора Хероонокаго Окружнаго Суда. 

Выражеше 3 статьи: «въ убгёстве, задуманномъ и выполненном^ въ со- 
етоммги страсти* представляется недостаточно точнымъ, крайне растя- 
жимымъ и могущимъ на с практики дать поводъ къ безчисленнымъ за- 
тру днешямъ. Въ общепринятомъ языке подъ словомъ «страсть» разу- 
меется преобладающая привычка, наклонность, овладевшая всеми помыслами 
человека, влечете, подавляющее разсудочную сторону въ человеке и 
заставляющее ее повиноваться нередко низменнымъ инстинктамъ, вопреки 
доводамъ разума. Такимъ образомъ, подъ поште «страсть» общежитейски 
языкъ съ полнымъ правомъ подводить страсть въ картамъ, страсть къ пьян- 
ству, страсть къ женщинамъ. Откуда всяшй пьяница, всяшй картежникъ, 
всяшй развратникъ могугь, при совершеши ими убШства, для удовлетво- 
рения ихъ животной страсти, съ некоторымъ правомъ утверждать, что учи- 
ненное ими преступление было задумано и выполнено подъ вл!яшемъ низмен- 
ной, имъ присущей, страсти. Человекъ, страстно любящи хорошихъ лоша- 
дей, убивая владельца таковыхъ, будетъ добиваться наказания его по 
3-й статье проекта; мужъ, лишивппй жизни жену свою, вслфдств1е настояшй 
своей любовницы, станетъ, въ виду той же статьи, надеяться на пощаду 
и тал» далее. Не таково, конечно, поште объ аФФектированномъ убШстве 
и не такова была и мысль законодателя. 

Съ другой стороны, выражеше: «въ состояши страсти» можетъ подать 
поводъ къ неправильнымъ толковашямъ и въ томъ отношеши, что состояше 
страсти можетъ быть очень продолжительными тянуться въ течеши долгаго 
промежутка времени, вполне достаточная для того, чтобы возбужденное 
душевное состояше успело улечься, чтобы вспышка гнева, злобы, мщешя, 

СВОДЪ ЗЛМ*ЧЛН1&, Т. I. И 



463 Ст. 8. 

ослепляющая человека, могла бы утихнуть, когда наконецъ душевны* 
порывъ уступаетъ место разсудку. Вопреки этому, слова «въ состояши 
страсти» какъ бы наводятъ на мысль о томъ, что уб1йца можетъ находиться 
подъ гнетомъ своей страсти въ теченш долгихъ дней и всетаки понести нака- 
зание по 3-й стать*, разъ къ этому привела его страсть, давно овладевшая 
его душею. Такой выводъ, конечно, не входить въ цели законодателя, что, 
между прочимъ, подтверждается приводимыми въ комментар1яхъ къ этой 
стать** словами Наиз'а, говорящаго, что «основаше для снисхождешя заклю- 
чается въ силе страсти, потемняющей умственныя способности действую- 
ща™ и толкающей на преступлеше; действующи виновенъ въ томъ, что 
уступилъ гневу или страху, которые могъ бы преодолеть, но онъ заслужи- 
ваетъ некотораго извинен! я, потому что действовалъ подъ вл1ятемъ всесилъ- 
наго порыва, ею охватившаю». 

Во избежаше перечисленныхъ неудобствъ, следовало бы выражеше: 
«въ состояши страсти» заменить словами: «въ порыве страсти». Это по- 
следнее выражеше, вполне характеризующее убйство въ аффекте, употреб- 
лено на странице 54-й Коммжаею, которая, группируя случаи аФФектирован- 
наго убШства, первое место отводить убшству: «въ порыве страсти или 
раздражешя. » 

При такой редакцш этой статьи, не будетъ места темь произвольнымъ 
толковашямъ, на возможность которыхъ указывалось выше; въ то же время 
и самое пошгпе объ убШствф въ аФФекте будетъ точно определено. 

Эти же соображешя должны быть отнесены къ 4 8 статье проекта, трак- 
тующей о причинеши въ аффекте тяжкихъ повреждешй. 



210. Товарищ Прокурора Вологодскаго Окружкаго Суда Харжзоме- 
новь, Нечаевъ ж Скворцовъ. Выражеше статьи 3 «въ состояши страсти» 
можетъ привести къ недоразумешямъ. Составители проекта Уложешя, ре- 
дактируя эту статью, придаютъ слишкомъ большое значен] е' субъективной 
стороне преступлешя въ ущербъ последств1ямъ преступнаго деяшя. Каж- 
дому известно, что страсти бываютъ различный, выражаясь благовидными и 
неблаговидными порывами, и по справедливости могутъ претендовать на 
некоторое снисхождеше только первыя. Едва ли въ глазахъ закона можетъ 
иметь право, напр им., виновный, совершивши убШство въ состояши любо- 
страспя, посягательства на честь женщины. Между темъ, въ 3 статье все 
страсти уравнены и даютъ право убШце на уменьшенную ответственность, 
при томъ, въ случае самообороны жертвы (напр. женщины при оскорблении 
ея чести), по 2 части 3 статьи, даже на привелигированное наказаше (зато- 



Ст. 3. 169 

чете). Посему, казалось бы въ 3 стать 1 * состояше страсти или раздражешя 
должно быть ограничено благовидными побуждешями. # 



211. Московсюе Присяжные Поверенные. При обсужденш 3-й статьи 
проекта, коммиЫя, образованная для разсмотрешя проекта, единогласно 
признала, что редакщя, принятая въ определительной части статьи, а 
именно слова: «въ состояши страсти или раздражешя» способна породить 
на практик* болытя недоразумешя въ виду неопределенности слова 
«страсть», причемъ подъ страстью пришлось бы разуметь гнуснейшие 
порывы человеческой природы. Взаменъ редакции проекта, членами ком- 
мис1И были предложены следуюпдо поправки, изъ коихъ, однако, ни одна 
большинства за себя не получила: 
«въ состояши гнева или иного душевна го возбуждешя»; 
«въ состояши душевной подавленности или возбуждешя»; 
«въ состояши страсти, раздражешя или иного душевнаго возбуждешя» ; 
«въ состояши аФФекта или раздражешя». 



212. Председатель Владжкавказокаго Окружного Суда Бартеневъ. 

Положеше ст. 3-й и объяснения къ ней вызвали во мне воспоминаше о мно- 
гихъ делахъ чисто местнаго характера въ мусульманскомъ населеши быв- 
пня результатомъ совершения убШства изъ суеверия и фанатизма. Въ объ- 
яснеши Коммисш на стр. 53 сказано, что подъ поняпе аФФектированнаго 
убШства можетъ быть подведено и убШство изъ суевер1я и Фанатизма. 
Съ такимъ заключешемъ Коммисш безусловно не могу согласиться, по прак- 
тике своей въ мусульманскихъ провинщяхъ, и проведете такого начала 
тамъ представляется крайне опаснымъ. 

При Фанатической неприязни плита къ христ1анину или суниту,— 
убШство каждаго изъ нихъ, какъ гяура, и сознаше сего, въ виду ло&но поня- 
таго учешя корана, убийство въ день Магеррхама всякаго иноверца, убийство 
Факиромъ молящагося христианина, убШство публичной женщины, какъ 
оскорбляющей общественную нравственность, и затемъ убШство изъ суеве- 
ргя ведьмы или убШство, во время чумы, лицъ подозреваемыхъ въ распро- 
странен^ ея, крайне опасно подводить подъ 3-ю' статью, меясду темъ это 
будеть, а потому можно смело сказать, что въ мусульманскихъ провин- 
щяхъ усилится процентъ убШства хриспанъ изъ Фанатизма или подъ 
видомъ его. 

Посему я нахожу, что убийство изъ суевер1Я и Фанатизма должно 
быть вовсе выделено изъ 3-й статьи, или же следуетъ дополнить ст. 3, 



164 Ст.З. 

упомяну въ, что убШство совершено изъ суев*р1я иди Фанатизма. Во вся- 
ко^ъ же случае включение этихъ условШ въ 3 ст. станетъ въ противорФч1е 
со 2-ю ея частью, гдъ говорится, что убйство было вызвано насил1емъ или 
оскорблетемъ со стороны убитаго, каковое положеше можетъ быть лишь 
какъ исключеше въ убШствахъ этого рода. 



213. Московское Юридическое Общество. С. И. Викторстй, считая 
терминъ «раздражеше» не охватывающимъ всЪхъ т*хъ у слов! й, для выра- 
жения которыхъ онъ предназначенъ, предложилъ заменить его терминомъ 
«душевное волнеше» . По внгёшю В. М. Пржееальскаю временное волне- 
ше — обстоятельство слишкомъ ничтожное; раздражеше есть обстоятельство 
бол'Ве сильное и на немъ слЪдуетъ остановиться. 

За поправку С. И. Викторскаго высказываются 14 голосовъ про- 
тивъ 10 *). 



3. Вторая часть ст. 3. 

214. ПроФ. Шютце. Сопоставляя правило, изложенное во второй части 
ст. 3 проекта, съ $ 200 австрйскаго проекта и источникомъ его — § 213 
германскаго уложен1я, мы не можемъ не отнестись съ особеннымъ сочув- 
стемъ къ невключешю въ это правило употребляемаго въ названныхъ па- 
раграФахъ выражения «не по собственной вин* (оЬпе ег&пе ЗсЬиЫ) » , въ 
виду того, что провокация безъ вины субъекта посягательства, предусмо- 
трфннаго второю частью ст. 3, имЪетъ м$сто лишь въ исключительныхъ 
случаяхъ и, при строгомъ соблюдеши приведевныхъ словъ закона, посл*ёд- 
шй не имЪлъ бы примЪнешя. 



215* ПрОФ. Гейеръ. По ст. 3, убйство, задуманное и выполненное въ 
состояюи страсти или р аз д ражею я, составляетъ привилегированный видъ 
убШства, причемъ наказаше, за этотъ видъ убШства положенное, умень- 
шается еще въ томъ случай, когда состояше страсти или раздражетя 
вызвано убитымъ, т. е., какъ сказано въ составленныхъ г. Гретенеромъ 
извлечешяхъ изъ объяснительной записки, ч «какимъ бы то ни было посяга- 



1) Докладъ С. И. Викторскаго, «о наказуемости уб)йства, совершеннаго въ состоянш 
опьянены» ш претя по этому докладу въ Московскомъ Юридичесиомъ Обществ* помещены 
въ придожеши къ сему выпуску. 



Ст. 3. 168 

тельствомъ на личность оо стороны убитого. При этовгь не требуется, чтобы 
оскорблеше было тяжкимъ; оно можеть быть нанесено какъ лицу, север- 
шившему убйство, такъ равно бл докинь и даже посторонними» ему лицвмъ, 
если будетъ доказано, что убитый могъ вызвать и действительно вызвалъ 
аффектированное состояше совершившаго убШство». Мне, однако, кажется, 
что всё эти соображешя объяснительной записки не нашли себе достаточ- 
на™ выражешя въ ст. 3. Въ этой статье употреблено, напр., слово «наси- 
Л1*е»; но объемлеть ли оно и угрозы? Я полагаю, что вторую часть ст. 3 
следовало бы заменить следующимъ, более яснымъ, постановлешемъ: «Если 
такое состояше вызвано насил1емъ, оскорблешемъ или инымъ посягатель- 
ствомъ на чью либо личность, то и т. д.». 



216# Проф. ГольцендорФЪ. Постановлеше второй части ст. 3 о право- 
мерномъ аффекте представляется мне слишкомъ узкимъ. Насилге и оскор- 
блеше едва ли могутъ быть признаны единственными причинами такого. 
аФФекта. Къ нцмъ следовало прибавить «возбуждеше общественнаго него- 
довашя» посредствомъ, напр., публичнаго непотребства или публичнаго 
кощунства. 



217* Шевекая Судебная Палата. Въ 3 и 18 ст. указано на насшпе и 
оскорблеше со стороны пострадавшаго, какъ на обстоятельства, могущая 
вызвать въ виновномъ особое раздражение. Но къ числу сихъ случаевъ, какъ 
гласитъ практика, следу етъ отнести и покушеше на эти преступлешя, 
потому что, напримеръ, замахиваше палкою на человека также можеть 
вызвать въ виновномъ одинаково сильное раздражеше, какъ и самое оскор- 
блеше. Нельзя также не остановить серьезнаго внимашя и на томъ, что 
иногда злоупотреблеше властью со стороны должностная лица также 
можеть вызвать справедливое противу него негодоваше лица виновнаго. 
Было бы поэтому весьма уместно и согласно указашямъ практики, «злоупо- 
треблеше властью» поставить наравне съ другими причинами, могущими 
вызвать въ подсудимомъ особенное раздражеше. Напримеръ: полицейски 
чиновникъ, превышешемъ власти, посредствомъ взятия меня подъ арестъ, 
можеть вызвать во мне такое же сильное раздражеше, какъ и обыкновенный 
человекъ, нанесшей мне оскорбление. 



218» Чшы прокурорскаго надзора округа Шевской Судебной Палаты. 

Къ числу причинъ, вызвавшихъ у виновнаго раздраженное состояше, 



164 



Ст. 8. 



упомяну**-*,, что убШство оовершено иэ 
комъ ж«- случаи включение втихъ услови 
со 2-ю ея частью, гд* говорится, что \ 
оскорблекием-ь со стороны убитаго, как 
какъ исключена въ уййствахъ этого р 



^* ^ • Московское Юркдпесвое 
терминт» «раздражев1е» не охваты» 
жен!я которыхъ онъ преднаэначенъ 
«душевное волнев!в». По мнънш 
Н1е — обстоятельство слишкомъ нн 
болъе сильное и на вемъ сл-вдуетт, 

За поправку С. И. Вики 
тивъ Ю *>. 



214. ПроФ.Шютде. Со; 
ст. 3 проекта, съ $ 200 
германскаго уложенщ, мы 
ствгемъ к*ь невключиию т 
рагра<ж>ах*ь выражеш'я «но 
виду того, что провокацш 
тр*вннаго второю частые. 
случаяхт» и, при строп 
шй не имъмъ бы ПриыЪп 



215. ЛроФ. Гене- 
состоянш страсти и.и 
убийства, причемъ н, 
шается еще въ том 
вызвано убитымъ, т. 
извлечевляхъ иэъ <■■ 



Ст. 3. 167 

■Аургокое Юрждпеохое Общество. Редакционный Коми- 
- - « гглълешя относительно 2 части ст. 3 заметил, что усло- 
■II предусмотрфннаго ею дъяшя является наличность насилия 
стороны убитаго, вызвавшихъ страстный порывъ винов- 
г. не выражена ничъмъ мысль о товгь: должно ли насилие 
: носиться непосредственно къ виновному въ убгёствъ, или 
о. Но объяснешю коммисш, дДОстя, вызвавшая аФФектъ 
.. относиться и къ постороннимъ лицамъ. Но едва ли для 
. въ текста можно найти подтверждеше. Прежде всего, 
сообщаете весьма широкШ смыслъ 2 части 3 статьи, 
, аняющ1Й примкнете названной статьи за пределы обыч- 
• гобы принять такое толкование, необходимо въ самомъ тек- 
оскорблеше или насилие можетъ относиться и къ другимъ 
ше этого добавления, при необычности желаемаго Коммисхею 
ысла 2 части 3 статьи, скорее можетъ привести къ противо- 
олкованда, т. е. къ предположение, что здесь для смягчешя 
•обуется наличность оскорблешя или насшия, направленныхъ 
чо противъ самого виновнаго. Къ такому толковатю темь легче 
въ статье 3 предусматривается не защита благь, которымъ гро- 
•оть, а аффектированное состояше духа, побуждающее къ мщешю 
д! равному возмезд1Ю за совершенное посягательство со стороны 
ь такъ какъ для некоторой извинительности такого состоятя, по 
„гп 3 статьи, необходимъ не голый Фактъ аФФекта, а существова- 
. аточныхъ основашй къ его возникноветю, то естественно, что уже 
сете допустить применеше 3 статьи ко всякому безмотивному 
. обнаруживающему въ виновномъ простую несдержанность поры- 
пасти, можетъ послужить для практики достаточнымъ основашемъ 
•аыиченш 2 части 3 статьи только случаями непосредственныхъ обидь 
•асилШ. Такое ограничеше темь более нежелательно, что съ нимъ бу- 
соединено устранете применетя 2 части 3 статьи къ гёмъ случаямъ, 
«а аФФектъ виновнаго вызванъ оскорблетемъ или насил1емъ надъ лицами 
. близкими. Собственно говоря, въ интересахъ более справедливаго при- 
лета 2 части 3 статьи, целесообразною прибавкою къ тексту 2 части 
статьи является именно слово «близкихъ», а не «другихъ». Само по себЁ, 
* о выражение вовсе не заключаегь въ себе такое гЁсное пошгпе, которое 
ложно было бы применять только къ родственникамъ. Напротивъ, разумное 
толкование этого выражешя, въ отлич1е отъ точнаго выражешя «родныхъ», 
должно привести къ такому усвоение смысла его, по которому оно должно 
быть распространено на веяюя Фактичесгая отношешя близости, по скольку 



168 Ст. 3. 

они основательно могли оправдать возникновение аФФекта. Съ другой стороны, 
такая прибавка безусловно устранить вслшя сомнФшя на счетъ того, что 
только то аффектированное состояше вызываетъ, по 2 части 3 статьи, смягче- 
те наказания, которое вызвано оскорблешемъ или насгшемъ самаго •бвиняе- 
маго или его близких?», а не всякихъ другихъ лицъ. Сообразно сказанному, 
желательною является такая Формула текста 2 части 2 статьи: «если такое 
состояше вызвано насамемъ или оскорблешемъ виновнаго или близкихъ ему 
лицъ со стороны убитаго, то» и проч. 

При этомъ, членами Комитета А. А. Марковымъ, А. В. Михайловымъ, 
К. М. Гарткевичемъ и М. В. Красовскимъ заявлены были два слфдуюпця 
особыя мнФшя: 

{) А. А. Марковъ и А. В. Михаилом полагали, что, для точнФйшаго 
выражения мысли составителей проекта, желательно было бы въ текстъ 
2 части 3 статьи, поел* словъ: «со стороны убитаго» — ввести слова: «на- 
правленныхъ хотя бы и не противъ виновнаго»; 

2) К. М. Гарткевичъ и М. В. Красовскгй признали необходимымъ 
во вторую часть статьи 3 ввести слово «тяжкимъ*, передъ словами «наси- 
Л1емъ или оскорблешемъ» , дабы установляемое здесь особое смягчеше нака- 
зан1Й не могло имЪть мФста въ т*ёхъ случаяхъ, когда провокащя заключается 
въ какомъ либо ничтожнЪйшемъ поступке указанной категорш. 

ЗагЬмъ, при обсуждеши 2 части 3 статьи въ Уголовномъ ОтдФлеши, 
В. Д. Спасовичъ предложилъ предположенное Редакцюннымъ Комитетомъ 
введете въ тексгЁ 2 части 3 статьи словъ «виновнаго или близкихъ ему 
лицъ» признать нежелательнымъ. Предположеше Редакцюннаго Комитета, 
имеющее ограничительный характеръ, представляется В. Д. Спасовичу не 
заслушивающимъ одобретя на томъ основанш, что а рпоп нить возмож- 
ности определить, каюя и на кого именно направленныя оскорбительныя 
д*ёйств1Я могутъ привести виновнаго въ состояше страстнаго возбуждешя. 
Д-Ьло суда — определить въ каждомъ отдёльномъ случае, былъ ли известный 
поступокъ достаточной причиной раздражен 1Я, или нЪтъ. Вводить здесь 
каш либо ограничешя для суда не представляется оснований. 

Противъ предложешя К. 4- Анциферовъ заметать, что, по смыслу 
объяснительной записки, Редакцюнная Коммиш не имела въ виду неограни- 
ченнаго применетя 3 статьи. Она говорить, что не всякое страстное возбу- 
ждете можетъ извинять убгёство или смягчать наказаше; что для этого 
необходимы разумныя и достаточный основания раздражешя. Редакцюнный 
Комитетъ, не расходясь съ составителями проекта по существу, желалъ лишь 
введетемъ упомянутыхъ словъ придать более точный смыслъ статье 3 и 



Ст. 3. 160 

устранить возможность неправильная) толкования ея въ слишкомъ широком* 
или слишкомъ гёсномъ смысли, напримъръ, въ смысле призаашя смягчешя 
лишь въ случаяхъ оскорблешя самого виновнаго и непризнашя таковаго въ 
случаяхъ оскорблешя другихъ, близкихъ виновному, лицъ. 

Большинством!) 6 голосовъ противъ 4 предложеше принято. 



222* Московское Юржджческое Общество. А. Ф. Акуловъ обращаетъ 
внимате общества на то, что изъ текста второй части статьи 3 -й проекта не 
видно, кому должно быть причинено насшпе и оскорблете со стороны уби- 
того, чтобы вызванное имъ состояше аффекта убШцы явилось основашемъ 
смягченной ответственности посхёдняго: самому-ли только убгёцЪ или и 
другимъ лицамъ, посягательство на которыхъ можетъ также привести его 
въ состояше раздражешя. Хотя Редакционная КоммиЫя и говорить, что она 
«нашла не цфлесообразнымъ ограничить, какъ это дЪлаютъ германсюй и 
венгерски кодексы, кругъ лицъ, коихъ оскорблете можетъ служить основа- 
шемъ для такого значительна™ уменыпетя ответственности, лицами «близ- 
кими (ап^еЬбп^е) » ; .... что, иногда насил1Я и надругательства, выпол- 
ненныя хотя бы надъ совершенно постороннимъ субъектомъ, могутъ въ 
высшей степени потрясти присутствующая при таковомъ оскорбление . . . . 
(стр. 53 и 54 объяснительной записки); но въ тексте ст. 3 Коммжпя не 
сочла нужнымъ выразить эту вполне верную мысль. А между гЬмъ, если 
кодексы венгерски и германшй, при бол$е развитой судебной практике 
ихъ странъ сравнительно съ нашей, внесли, хотя правда! , въ узкомъ смысле 
«лицъ близкихъ» это условие въ тексгь закона, то указаше его въ болйе 
широкомъ значеши въ нашемъ законопроекгЁ является желателънымъ еще 
потому, что остается неизвФстнымъ, будетъ ли онъ изданъ съ мотивами или 
безъ мотивовъ. Если онъ будетъ изданъ съ мотивами, то соотвътсггае посхёд- 
нихъ тексту будущаго закона лишь облегчить правильное его примкнете. 
Если же законопроекта будетъ изданъ безъ мотивовъ, то интерпретащя 
2 части ст. 3 можетъ получить, наперекоръ нам'Ьрешю законодателя, самый 
узюй смыслъ. Статьи же общей дасти 41 — о необходимой оборон* — и 42— 
о крайней необходимости, по которымъ не считаются преступными дЪятя, 
учиненныя для спасешя личныхъ и имущественныхъ благъ своихъ и дру- 
гихъ лицъ, не могутъ служить для практики опорою аналогичнаго то л ко - 
вашя 2 части ст. 3 по различда юридическихъ основашй наказуемости пре- 
дусматриваемыхъ въ нихъ случаевъ. По этому А. Ф. Акуловъ предложил* 
вторую часть ст. 3 проекта, дополнивъ прибавкой словъ «виновному или дру- 
гимъ лицамъ», изложить такъ: «Если такое состояше вызвано со стороны уби* 



170 Ст. 3. 

таго наснлемъ или оскорблешемъ, виновному или другимъ лицамъ, то ви- 
новный наказывается . . . .» 

За предложеше подано 17 голосовъ противъ 7. 



223* СенаторъК. Н.Орловъ.Коммиая вполне справедливо допускаетъ, 
что раздражете можетъ быть вызвано дьйств1ями, направленными на лич- 
ность не только непосредственно самого виновнаго, но и лицъ близкихъ къ 
нему: жены, невесты, дочери, (объяснительная записка, страница 53); 
мнФ кажется, сл-бдуетъ упомянуть объ этомъ въ текст* закона. 



224* Шевская Судебная Палата. Хотя раздражеше прежде всего можетъ 
быть вызвано дьйств1ями, направленными непосредственно на личность 
виновнаго, но гёмъ не менЪе житейсюй опытъ свид*тельствуетъ, что обида, 
нанесенная жен*, дочери, невФсгЁ, брату и т. д. весьма часто оказывается 
чувствительнее непосредственнаго личнаго оскорбления. Поэтому и согласно 
мотивовъ Коммисш (ст. 53), необходимо въ текст* 3 и 18 ст. поместить, 
что раздражеше также служить уменыпающимъ вину обстоятельствомъ, 
если оное вызвано насил1емъ или оскорблешемъ, со стороны пострадавшая, 
гёхъ лицъ, съ которыми виновный состоялъ въ особыхъ отношешяхъ, напри- 
мЪръ: родителей, восходящихъ и нисходящихъ родственниковъ, брата и 
сестры, невесты и др. 



225* Херсонсшй Окружный Судъ. Изъ мотивовъ Редакцюнной Комми- 
сш на 3-ю статью проекта обнаруживается, что если аффектированное 
состояте вызвано оскорблешемъ или насишемъ со стороны убитаго, то эти 
обстоятельства оказываютъ вл1яше на понижете наказашя, какъ въ гьхъ 
случаяхъ, когда насилие или оскорблеше направлены были на самого совер- 
шителя убШства, такъ и въ гёхъ, когда они были направлены на другихъ 
лицъ, кто бы лица эти ни были: близгае ли родные или даже и постороннее; 
но въ текст* самаго закона не содержится никакихъ на это указашй. 

Если участие въ положенш лица, связаннаго съ нами узами родствен- 
ными, либо дружественными, можетъ оправдывать до известной степени 
наши поступки, можетъ вл1ять на значительное смягчеше наказашя даже за 
убгёство, совершенное въ состоянии аффекта, вызваннаго оскорблешемъ 
такихъ близкихъ намъ лицъ, если съ другой стороны законъ желаетъ при- 
дать равносильное значеше и Факту оскорблешя, на глазахъ нашихъ совер- 
шающаяся, надъ лицами вовсе намъ посторонними, то законъ долженъ это 



Ст. 3. 171 

ясно выразить, а не оставлять на произвольное усмотрите судьи, ибо отсут- 
ствие такого яснаго указашя въ законъ на практик* можетъ пораждать раз* 
личныя толковашя: одни судьи будутъ понимать темный законъ такъ, 
друпе иначе; одни осужденные найдугь способъ добиться до истиннаго 
смысла закона, друпе не яайдутъ, по гёмъ или другимъ, случайнымъ 
совершенно, причинамъ. И будегь твориться въ государств* неправда. 

По этимъ соображешямъ третью статью проекта следовало бы 
редактировать такимъ образомъ: «если такое состояше вызвано насил1емъ 
или оскорблетемъ, нанесенными со стороны убитаго виновному, или тому, 
п комъ поогёдшй не могь не принять участЁя». 



22б« Московсше Присяжные Поверенные. При обсуждении второй 

части статьи 3-й коммишя, образованная для разсмотрФшя проекта, едино- 
гласно признала, что оскорблеше, о коемъ здъсь идетъ ръчь, можетъ быть 
нанесено убитымъ какъ самому виновному, такъ и близкимъ къ нему лицамъ, 
но два члена полагали, что это обстоятельство не явствуетъ изъ текста за- 
кона съ достаточною очевидностью и потому считали необходимымъ включить 
соответствующее указаше въ самый текстъ закона. 



227* ПроФ. Шютце. Въ постановлешяхъ ст. 3,18 и 75 проекта должно 
быть выражено требование наличности непосредственной связи между дъй- 
стемъ, вызвавшимъ преступное дфяше, съ одной стороны, и этимъ д$я- 
шемъ — съ другой, — иначе говоря — схЬдуетъ указать, какъ условие примФнешя 
атихъ постановлешй, чтобы преступное дбяше было учинено ш сопЫпепИ, 
т. е. въ течеши того времени, пока продолжалось вызванное поступкомъ 
потерггьвшаго душевное волнение виновная^ Это требоваше выражается, 
какъ известно, въ германскомъ кодекс* и австрМскомъ проекте словами 
«ааГ <1ег 3(б11е»; подобное же этому выражеше могло бы быть включено и 
вьет. 3, 18 и 75 проекта. Есть люди, которые, въ течеши долгаго вре- 
мени и несмотря на массу привходящихъ, благопр1ятствующихъ ихъ хоро- 
шему душевному состоятю, обстоятельству носятъ въ себ* ненависть и 
жажду мести за причиненное имъ страдате и этою ненавистью и жаждою 
мести побуждаются къ совершенно убгёства, гЬлеснаго повреждешя, оскор- 
блешя, — я говорю «побуждаются (у егап1а8з!) » , но не «вовлекаются 
(Ып&епввеп) » въ совершеше этихъ посягательству — такого рода пре- 
ступниковъ, которые вовлекаются въ совершеше посягательствъ, проектъ, 
безъ сомнфнешя, изъемлетъ отъ дьйств1я мягкихъ постановлешй ст. 3, 
18 и 75. 



172 Ст. 3. 

228» Проф. Вадьбергъ признаетъ необходимымъ включить во 2 часть 
ст. 3 проекта слова, соответствующая выражешю германскаго кодекса «аиГ 
<1ег 8Ы1е» . 



229* Чжны прокурорскаго надзора Харьковской Судебной Палаты н 
Прокуроръ Харьковокаго Окружнаго Суда Снонко полагаютъ необходимымъ 
изложить 2 ч. ст. 4 слфдующимъ образомъ: виновный въ убшствъ, совершен- 
номъ непосредственно после насил1я или тяжкаго оскорблешя, нанесеннаго 
убитымъ, наказывается исправительнымъ домомъ. 



230. Радошошй Окружный Судъ, чины прокурорскаго надзора сего 
Суда и местные Присяжные Поверенные. Членъ коммисш, образованной 

для разсмотр*н1я проекта, Павинскгй, нашелъ вторую часть ст. 3 излиш- 
нею, такъ какъ указанные въ ней случаи являются ничЪмъ инымъ, какъ 
примЪромъ прим*нен1я,въ н-Ькоторыхъ случаяхъ, 1-ой части 3-ей статьи, а въ 
другихъ — 4-ой ст. проекта. Поэтому онъполагалъ 2-ую часть 3-ей статьи 
проекта, какъ неим*ющую самостоятельная значешя и могущую лишь 
вызвать затруднешя на практик*, вовсе исключить. Остальные члены ком- 
мис1И съ этимъ взглядомъ не согласились и принимая во внимание, съ одной 
стороны, что тЬ случаи, когда запальчивость и раздражеше вызваны «наси- 
Л1емъ или оскорблешемъ со стороны убитаго», являются несомненно тако- 
выми, въ коихъ запальчивость и раздражеше, хотя и им^вния своимъ поогёд- 
сгаемъ уб1Йство, представляются наиболее извинительными, а съ другой 
стороны, что подъ 4-ую статью проекта подходятъ лишь случаи, когда 
убШство учинено во время самаго насил1я или оскорблешя причиненнаго 
убитымъ и при томъ какъ актъ самозащиты, а не какъ актъ возмезд)Я, пола- 
гали 2 ч. 3 ст. проекта сохранить безъ изм'Ьнешя. 

4. Наказаи1е. 

231* С.-Петербургское Юридическое Общество. При обсуждеюи ст. 3 
проекта въУголовномъ ОтдЬленш Общества, членъ Общества А. В. Васильевъ 
предложилъ въ санкцш 1-й части 3 статьи исправительный домъ назна- 
чить безъ опредЬлешя срока по т$мъ же основашямъ, которыя высказаны 
были имъ ранее относительно 1-й статьи (ср. № 38). 

Болышшствомъ 8 голосовъ противъ 2 предложеше отвергнуто. 



Ст. 3. 473 

282. Товаржщъ Председателя Тамбовскаго Окружнаго Суда фонъ- 

РедОЕЪ. Если верны приведенныя въ «Объяснетяхъ» слова Наив'а — а они 
верны несомненно — что «основаше для снисхождения заключается въ сил* 
страсти, потемняющей умственный способности действующего и толкающей 
на престу плетя», то трудно согласиться съ темъ, что свойство жертвы или 
средства совершения могутъ иметь въ этихъ случаяхъ тоже значеше для 
определения размера наказашя, какъ при убШстве предумышлевномъ и 
умышленномъ. Кроме того, какъ я уже старался доказать выше, суще- 
ствуютъ и помимо названныхъ во 2 ст. случаевъ многочисленные виды 
убшства, которые, при известной обстановке, могутъ служить доказатель- 
ствомъ высшей испорченности и безнравственности преступника; съ дру- 
гой же стороны и при наличности упомянутыхъ 2 ст. обстоятельству винов- 
ность действующа™ можетъ быть, какъ это верно указывается «Объяснена 
лми», сравнительно менее тяжкой. Следовательно, если уже разграничение 
наказаний за предумышленный и умышленный убШства по признакамъ 
4 и 2 ст. несостоятельно, то это замечаше еще съ большей силой приме- 
няется къ настоящей статье, въ которой, благодаря особенному признаку 
страсти и раздражешя, приведенныя во 2 ст. обстоятельства играюгъ весьма 
второстепенную роль *). Что же касается въ частности до 5 п. 2 ст., то 
применение его къ 3 ст. приведетъ къ особенно неожиданнымъ результатами: 
за совершеюе двухъ убгёствъ въ страсти и раздражеши долженъ быть аазна- 
ченъ, какъ нормальное наказате, исправительный домъ, за одно убийство 
двухъ лицъ при техъ же услов1Яхъ — каторга. Очевидно, что подобное пра- 
вило несостоятельно. 

Всемъ этимъ нисколько не отрицается, что и въ случаяхъ, предусмо- 
тренный 1 п. 3 ст. могутъ быть весьма разные оттенки и степени 
виновности; но, по мо&му мнешю, оценка ихъ въ каждомъ данномъ случае 
должна быть предоставлена суду и не можетъ быть определена впередъ. 
Поэтому, я полагалъ бы заменить слова «въ случаяхъ, ст. 2 увазанныхъ» 
словомъ «или». 

Те же замечания относятся и къ наказашямъ, определяемымъ 2 п. 3 ст. , 
т*мъ более, что здесь разница между двумя предполагаемыми наказашями 
еще более значительна. Можно вообще сомневаться, целесообразно ли при- 
суждеше виновнаго въ убийстве къ заточешю, которое и у насъ считается 
сдо&хИа ЪопезЬа, и соответствуете ли это постановление «Объяснешлмъ» 
къ общей части проекта. Во допустивъ разъ это наказание, нельзя не спро- 



*) Это признано самямъ проектомъ въ 18 ст. об. ч. 



174 Ст. 3. 

сеть, на какомъ основанш возможно утверждать, что убгёство, совершенное 
при услов1яхъ 2 п. 3 ст., супруга, сына или дяди всегда свидетельствуете 
только обь неуменьи виновнаго подчинить порывы своихъ желашй требова- 
шямъ закона, а убийство должностнаго лица всегда доказываете его особую 
испорченность и безнравственность; почему совершеше двухъ уб)йствъ не 
указываете на безвестность виновнаго, а убШство двухъ лицъ служить 
доказательствомъ этой беачестности? Само собою разумеется, что дать 
удовлетворительный ответь на эти вопросы нельзя, ибо определить особую 
испорченность и безнравственность виновныхъ возможно только по обстоя- 
тельствамъ даннаго дела, а не по произвольнымъ внешнимъ категор1ямъ. 
И отцеубийца въ аффекте можетъ действовать не по безчестнымъ нотивамъ. 
Поэтому, если будете признано целесообразнымъ сохранить эаточеше какъ 
наказаше за указанный въ разбираемой статье деяшя, то необходимо или 
назначить затечете (хотя и съ увеличешемъ высшаго размера его) за все 
ихъ виды, или предоставить суду, въ каждомъ давномъ случае, выбрать 
между заточешемъ и исправительнымъ домомъ, смотря по нотивамъ и сте- 
пени испорченности и безнравственности виновнаго. 



233* Одесская Судебная Палата. Предусмотренное 2-мъ отделорть 
статьи 3-ей убийство, а именно учиненное въ состоянш страсти и раздраже- 
шя, вызванномъ насилхемъ или оскорблешемъ со стороны убитаго, заключаетъ 
въ себе такую совокупность побужденш къ убшству, независящихъ отъ злой 
воли виновнаго и совершенно ослабляющихъ значете указанныхъ въ статье 
2-ой признаковъ, что представлялось бы совершенно правильнымъ обложить 
это убшство лишь менее позорящимъ заточешемъ на срокъ не свыше 6 летъ, 
исключивъ слова: «а въ случаяхъ, статьею 2 указанныхъ, исправительнымъ 
домомъ» . 

Представляется весьма эатруднительнымъ представить себе убШство, 
учиненное въ вызванномъ оскорблешемъ или насил1емъ состоянш страсти или 
раздражения и притомъ съ корыстной целш; возможность такого убийства 
допускаетъ последняя часть статьи 3-ей, указывающая на все случаи, пре- 
дусмотренные статьею 2-ою. Въ виду того затруднешя, которое встретили 
члены совещания Судебной Палаты въ уяснеши себе юридическихъ призна- 
ковъ убшства въ аФФекте, вызваннаго насил1емъ или оскорблешемъ и, вместе 
съ темъ, вызваннаго корыстной целш (предполагающую какъ-бы предумы- 
шленность уб1йства), нельзя не выразить сожалешя о томъ, что гёъ объясни- 
тельной записке не дано по этому предмету указан] й. 



Ст. 3. 178 

234* Чериговолй Окружный Судъ ■ ж*етные Прксяжжые Поверен- 
ные. Согласно съ гёмъ характеромъ, какой придаиъ въ общей части проекта 
удожешя заточетю (смотри объяс. къ проек. у лож. къ ст. 15), последнее 
предназначается для такихъ преступавши, который не выказываютъ ни особой 
испорченности, ни безнравственности виновнаго, а свидетельствують только 
о его неукйнш подчинять порывы своихъ желашй требовашямъ закона. По- 
нятно, что такой характеръ представляете убШство, совершенное въ состоя- 
ти страсти или раздражешя, вызванныхъ насилемъ или оскорблешемъ со 
стороны убитаго и такой характеръ сохраняется за нимъ, будегь ли убий- 
ство обыкновенное или квалифицированное по ст. 2. Между темь по 
проекту, въ случаяхъ убийства этого рода, указанныхъ въ ст. 2, назначается 
вместо заточен1Я исправительный домъ. Правда, въ числи случаевъ уб1й- 
ства по ст. 2, одинъ изъ нихъ, съ корыстною целш, свидетельствуете о 
безнравственности и пожалуй испорченности виновнаго, но едва ли воз- 
можно существоваше случаевъ убгёства, совершаема™ подъ вл1яшемъ обидъ 
и оскорблений со стороны убитаго и при томъ съ корыстною целш, почему 
было бы справедлив^ убйство, вызванное обидами и оскорблешями, и въ 
случаяхъ, указанныхъ во 2 ст. , наказывать тоже заточешемъ, хотя и на 
более продолжительные сроки и при томъ следуете отнести къ этому виду 
убШства не всё случаи, исчисленные во 2 ст., а только указанные въ пер- 
выхъ 7 пунктахъ. 



235. Чжны прокуророкаго надзора округа Шевекой Судебной Палаты. 

Въ отношении случаевъ квалифицированна™ убШства (статья 2) , было бы 
последовательнымъ оставить за судомъ выборъ между заточешемъ и испра* 
вительнымъ домомъ, такъ какъ, въ случаяхъ, предусмотренныхъ пунктами 5 , 
в и даже 4-мъ второй статьи, легко могутъ встретиться на практике убгё- 
ства, который, по отсутствио въ нихъ позорящаго элемента, было бы спра- 
ведливымъ наказывать только заточешемъ. 



236. АрхангепешйГубернешй Прокуроръ Крауеъ. Карая статьею 3-ю 
убйство въ состояши страсти и раздражешя исправительнымъ домомъ, 
проектъ заменяете это наказаше заточешемъ не свыше 6 лить, если такое 
убийство въ состояши страсти и раздражешя вызвано было насил1емъ или 
оскорблешемъ со стороны убитаго. Основашемъ такой замены, очевидно, 
послужило то соображеше, что убШство въ состояши раздражешя лица, 
подавшаго къ тому поводъ своимъ поведешемъ, еще не указываегь на испор- 



176 Ст. 3. 

ценную нравственность и преступную наклонность виновнаго, и, не состав- 
ляя поэтому преступления обезчещивающаго характера, должно быть караемо 
именно заточешемъ, какъ наказашемъ, для этого рода преступлен^ особо 
у станов леннымъ. При такихъ обстоятельствахъ однакожъ непонятно, почему 
вслФдъ затъмъ тою же 2-ю частью ст. 3 такое же убШство вновь ка- 
рается исправителышмъ домомъ, то есть наказашемъ обезчещивающаго 
характера, установленньшъ для заурядныхъ преступниковъ, если убитымъ 
является одно изъ лицъ, упомянутыхъ въ 4 — 7 пунктахъ статьи 2 проекта 
(случаи, упомянутые въ пунктахъ 7 — 9 статьи 2, при убШствЪ въ состояши 
страсти и раздражешя едва ли возможны) . Мн* кажется, личность убитаго, 
вызвавшего своимъ поведешемъ виновнаго къ совершению убгёства, — будь 
это глава иностраннаго государства, родитель или должностное лицо — въ 
данномъ случае не можетъ изменять характера преступлешя, которое поэтому 
должно быть караемо тЬмъ же не обезчещивающимъ наказашемъ — заточе- 
шемъ, но лишь въ усиленной мере. 



237* Херсоном! Окружный Судъ. При убгёстве въ состояши страсти 
или раздражешя, обстоятельства, квалифицируюпця убийство и исчисленный 
въ стать* 2-й, не должны иметь никакого значешя, какъ потому, что цали- 
Ч1е некоторыхъ изъ нихъ при убШстве этого рода вовсе немыслимо (какъ 
напр. корыстная цель, цель облегчить совершеше другаго преступлешя), 
такъ и потому, что страсть низводить волю до такой степени неустойчивости 
и разсудокъ до такого затемнешя, что отягчеше ответственности за обстоя- 
тельства, квалиФицирующ1я спокойно обдуманное убгёство, было бы неспра- 
ведливости при убШство въ состояши страсти. 



238. Нижегородски Окружный Судъ. Ст. 3 проекта содержитъ въ себе 
законоположешя, относящ1яся къ убШствамъ, совершаемымъ въ порыв* стра- 
сти или раздражешя. Распространяя такое состояше раздражешя, какъ 
обстоятельства, уменьшающая ответственность виновнаго, на всё случаи 
умышленныхъ убхйствъ, не исключая и квалиФицированныхъ, Редакцюнная 
Коммис1Я, вместе съ темъ, ставитъ размеръ смягчешя наказашя въ зависи- 
мость отъ того обстоятельства, вызванъ ли былъ порывъ гнева, подъ вл1яшемъ 
котораго совершено было убйство, насильственнными дейсшями и оскор- 
блениями самого убитаго или же какими либо другими причинами, допуская, 
при наличности первыхъ условий значительное уменьшеше степени ответ- 
ственности виновнаго и подвергая его, въ такихъ случаяхъ, за совершеше 



Ст. 3. 177 

простого уб!йства— -заточенио на срокъ не свыше шести летъ, а за соверше- 
те квалифицированна™ убМства — заключение въ исправительный домъ, безъ 
обоэвачешя шах1тит 1 а или ттшгат'а сего последняго наказа ш я. Имея 
въ виду, что въ числе упомянутыхъ во 2-ой стать* проекта случаевъ квали- 
Фицированнаго убйства, между прочимъ, въ пункте 8, предусмотрена и 
корыстная цель и принимая въ соображете, что побудительная причина 
подобнаго свойства, по низкому характеру своему, не совместима съ поня- 
темъ о вовбужденномъ психическомъ настроенш, которое предполагается по 
3-й статье проекта, — все участвовавшее въ совещатяхъ и заседанш Общаго 
Собратя всехъ отделетй судьи находить, что упомянутый 8-й пунктъ 2-й 
статьи проекта долженъ быть исключенъ изъ числа привилегированныхъ 
случаевъ убийства. Независимо огь сего, сопоставление вышеозначенныхъ 
двухъ видовъ карательныхъ меръ, определяемыхъ за законопротивныя дея- 
шя одного и того же свойства, — должно привести къ заключешю, что и ква- 
лифицированное убгёство, совершенное при наличности страсти или раздра- 
жешл, должно быть караемо не заключетемъ въ исправительный домъ, а 
заточешемъ, какъ наказашемъ более соответствующимъ характеру того 
деяшя, и при томъ въ размере не ниже одного года. 



Ср. также замеч., привед. подъ № 8, стр. 10. 



239. Вдадюпрсюй Окружный Судъ. Определяя наказаше за соверше- 
те убШства, задуманнаго и выполненнаго въ состоянш страсти и раздраже- 
тя, ст. 3 возвышаегь это наказаше за совершение этого рода убийства въ 
случаяхъ, указанныхъ во 2 статье проекта. 

Возможно ли допустить' распространение этого последняго правила, 
изложеннаго въ 3 ст., на случаи, указанные въ 8 и 9 п. 2 статьи, для 
признашя которыхъ необходимы свои особыя цели: корыстная — для убф- 
ства, предусмотренаго 8 п. 2 ст. , и облегчеш'е совершить другое преступле- 
ше — для убШства, прёдусмотреннаго 9 п. этьй статьи; трудно допустить 
совершете убйства въ порыве страсти и раздражешя, но съ целью ограб- 
лешя убитаго; трудно допустить совершете убшетва, при наличности этого 
душевнаго состояшя убМцы, съ целью облегчить себе совершете иного 
преступлешя, напр.: побега изъ места заключешя и т. п. Въ виду этого, не 
будетъ ли признано удобнымъ въ статье 3 прибавить слова: «за исключетемъ 
пунктовъ 8 и 9», поместивъ ихъ после слоэъ: « статье ю 2-ю указанныхъ». 



240. Товарящъ Прокурора Нжжегородскаго Окружнаго Суда Фига- 

ИОВЪ. Уголовное уложеше въ 3-й статье предусматриваетъ убШство въ со- 

Сводъ Заидоашй, Т. I. 12 



178 Ст. 3. 

стояши страсти и раздраженш и въ объяснительной записке подъ этой статьей 
подробно изложены мотивы! послуживппе основаниями устанавливаемой 3- ей 
статьею уголовной репрессш. Новое уложеше, допуская убийство въ порыве 
страсти, поглотившемъ все существо убШцы, вмФст* съ гЬмъ допускаегь, по 
отношешю къ такому преступному д$яшю, наличность всЬхъ условШ, указан- 
ныхъ во 2-мъ пункт* 2-й статьи, на предмета усилешя уголовной кары; 
между гёмъ, примкнете 8 и 9 пунктовъ 2-й статьи къ случаямъ убШства въ 
порыв* страсти невозможно и противоречить характеристическимъ призна- 
камъ, по которымъ убШство умышленное или предумышленное отличается 
отъ убийства по внезапному умыслу въ момента раздражетя или страсти. 
Въ виду сказан наго, казалось бы, целесообразнее дополнить 3-ю статью 
ссылкою на вторую за исключетемъ 8-го и 9-го пунктовъ ея. 



241. Чжны прокурорскаго надзора Костромскаго Окружнаго Суда. 

УбШство въ состояши страсти или раздражетя не мыслимо при услов!яхъ > 
указанныхъ въ 8 и 9 пунктахъ 2 ст., поэтому въ 3 ст. выражеше «а въ слу- 
чаяхъ, статьею 2 указанныхъ» слЪдуетъ заменить словами, «а въ случаяхъ, 
указанныхъ 1 — 7 п. п. 2 ст.» 



242. Товарищъ Прокурора Носковскаго Окружнаго Суда Купчннскй. 
Выражеше: «въ случаяхъ, статьею 2-ою указанныхъ . ...» не удачно, 
потому что некоторые случаи убШства въ ст. 2-ой указанные, наприм. пере- 
численные въ п. 8 и 9, отнюдь не могутъ быть задуманы и выполнены въ 
состояши страсти и раздражешя. Не возможно задумать и совершить убшство 
въ состояши страсти и раздражен) я и при томъ съ корыстною целью. Во 
избФжаше недоразумъшй не мешало бы это оговорить. 



243. Чины прокурорскаго надзора Сиоленскаго Окружнаго Суда. 

Случаи квалиФицированнаго убШства при провокацш могутъ быть допущены 
только по пунктамъ 4 и 6-му. Всё остальные случаи или невозможны, или 
не совместимы съ провокащей, или представляются весьма редкими. 



244* Чжны прокурорскаго надзора Калужскаго Окружнаго Суда. 2 ч. 

3 статьи говорить: «если такое состоите вызвано насилйемъ или оскорбле- 
шемъ со стороны убитаго, то виновный наказывается: заточешемъ на срокъ 
не свыше шести лътъ, т, е. отъ двухъ недель до шести л*Бтъ (15 ст. проекта 



Ст. 3. 17» 

общ. части, улож.). Такимъ обрааомъ за у&йство, вызванное оскорблешемъ 
словами, одинъ обвиняемый можетъ отдЪлаться лишь двухнедфльнымъ заточе- 
а1емъ, а другой долженъ будетъ отбыть 6-ти-лФтшй срокъ заточешя, смотря 
потому на сколько въ обвиняемомъ развита, чувствительность къ получешю 
оскорбление Привилегированные классы, какъ бол-Ёе чувствительные къ лич- 
нымъ обидамъ, вслЬдсгае этого получать еще новую привилепю совершать 
убгёство почти безнаказанно. Если законъ не можетъ установить признаковъ 
тяжести оскорблешя, то во всякомъ случае общепонятное слово «тяжшй» 
указываете уже, что не всякое оскорблеше можетъ служить поводомъ къ 
сыягчешю наказания за посягательство на жизнь оскорбившаго, а лишь такое, 
которое при данныхъ обстоятельствахъ должно быть признано тяжкимъ. 
«Законы пишутся для вевхъ людей, всё люди должны по онымъ поступать, 
следовательно надо, чтобы всё люди оные и разуметь могли», какъ справед- 
ливо говорить Императрица Екатерина II въ наказе, данномъ коммисш о 
составлены проекта новаго уложешя 30 1юля 1767 года, а потому, по 
нашему мнъшю, исключение изъ 2 ч. 3 ст. того обстоятельства, что наказание 
за у бшство, смягчается, когда оно вызвано тяжкимъ оскорблешемъ со стороны 
убитаго, не можетъ быть допущено, такъ какъ такое исключеше поведетъ къ 
плачевнымъ недоразумЪшямъ, давъ возможность предполагать, что вся- 
кое ничтожное оскорблеше даетъ право на кровавую расправу съ оскорбите - 
лемъ. 

Обращаясь къ наказашямъ, назначеннымъ за аффектированное убшство, 
становится непонятнымъ для насъ несоотв'Ётсгае наказанш за убшство по 
1 ч. 3 ст. съ наказашемъ за убшство по 2 ч. той же статьи. За простое 
убшство по 4 части назначается исправительный домъ не ниже трехъ лить, 
а по 2 части при существоваш'и смягчающихъ обстоятельствъ — заточеюе не 
свыше 6 лътъ. Такимъ образомъ за простое аффектированное убШство можно 
быть подвергнутымъ содержашю въ исправительномъ дом* всего на 3 года, 
а за уб)йство при существовании смягчающихъ обстоятельствъ — заточешю на 
6 л*гь и, наоборотъ, за простое аффектированное убийство можно попасть въ 
исправительный домъ на 6 л*ть, а за убийство съ незначительнымъ смягчаю- 
щимъ обстояггельствомъ можно подлежать заточешю лишь на дв** недели. 
Такое широкое право, предоставляемое суду въ назначенш наказаний, по 
нашему мнФшю, во 1-хъ затруднить самихъ судей, такъ какъ трудно 
подыскать мотивы къ назначенш напримФръ заточетя въ предЬлахъ отъ 
2-хъ недЬль до 6 лЪтъ, а во 2-хъ надо предполагать въ нашихъ судьяхъ 
громадныя умственныя и нрабственныя силы, чтобы допустить, что они 
способны на такой глубоюй и подробный анализъ вс&хъ оттёнковъ и обстоя- 
тельствъ, сопровождавшихъ преступлеше, чтобы безошибочно опредьлить 



480 Ст. 3. 

сообразно съ ними и соответствующее наказание. Едва ли наши судьи обла- 
даютъ такими способностями. Тотъ же просторъ для суда въ навазанш уста* 
новленъ и въ статье 5-й— заточение на срокъ отъ 2 недель до в летъ. 



245» ПрОФ. С. Иайеръ. Мне кажется, что слишкомъ мягкое наказание 
по ст. 3 проекта едва ли соответствуете объективному характеру убШства, 
какъ преступлешя, хотя, конечно, назначеше этого наказания обосновы- 
вается желашемъ предоставить суду возможно большой просторъ въ опреде- 
ленш ответственности виновнаго. 



246. Председатель Ставропольская Окружнаго Суда Буоло. Въ пер- 
вой половине 3-й статьи следовало бы назначить, кроме исправительнаго 
дома, и каторгу для техъ случаевъ, когда жертвою преступлешя не только не 
сделано было убгёце никакого оскорбленья, но даже не было подано никакого 
повода къ раздражешю, или если убгёство совершено въ страсти или по 
заблуждешю суевер1Я или Фанатизма, такъ какъ на правительстве лежитъ 
обязанность заботиться объ искорененш этихъ страстей, а между темъ, чрез- 
мернымъ понижешемъ наказашя, какъ бы поощряется совершеше вследств1е 
Фанатизма или суевер1Я такого тяжкаго преступлена, какъ убгёство. — Что же 
касается 2 части 3 статьи, то следовало бы за убгёство и при обстоятбль- 
ствахъ, предусмотренныхъ 2 статъею,назначить,кроме исправительнаго дома, 
и заточеше, такъ какъ главнымъ основашемъ для смягчешя наказашя будетъ 
служить* оскорблеше со стороны убитаго, и вероятно, въ большинстве слу- 
чаевъ, не будетъ такихъ обстоятельствъ, которыя исключали бы возможность 
применешя сиз^осЦа Ъопез^а. 



247.Товарюцъ Прокурора Тмфисской Судебной Палаты Ф.А.Быковъ* 

Статья 3 проекта, за убийство въ страсти и раздраженш, устанавливаетъ, 
какъ общее правило, высшимъ накаэашемъ заключеше въ исправительный 
домъ на 6 летъ и затемъ допускаетъ назначен! е, за подобнаго рода убШства 
более строгаго наказашя, только въ случаяхъ, исчисленныхъ 2 ст. проекта 
Между темъ уголовная хроника Закавказья представляетъ массу убгёствъ 
совершенныхъ несомненно въ страсти или раздражеши, которыя не подхо 
дятъ подъ случаи указанные во 2 ст. , но за которыя, какъ ради удовлетворе 
шя требований общественной совести, такъ и ради интересовъ обществен- 
наго порядка и безопасности, следуетъ наказывать строже, чемъ шести- 
летнимъ исправительцымъ домомъ. 



Ст. 3. 181 

Поводы, вызывающее раздражение, доводящее туземцевъ Закавказья до 
убийства, до такой степени иногда бываютъ ничтожны, что необходимо при- 
звать въ убийств* полнейшее пренебрежете къ интересамъ и правамъ дру- 
гихъ лщъ, т. е. необходимо признать присутсте въ убийств* какъ разъ того 
<саман> признака, который, и по мнёшю Редакцюнной Коммисш (стр. 52), 
долженъ влечь за собою более строгое наказа те. Какъ примеръ, до чего 
доводъ къ раздражению бываетъ ничтоженъ, до<?таточно указать на случай, 
бывали 6 Ноября 4882 г. въ гор. Баку, где крестьянинъ Сюританъ поку- 
шался убить проститутку Ниссу, раздраженный темъ, что она не хотела 
-отдаться ему дешевле какъ за 50 коп.,— онъ же давать ей 35 коп. 

Помню я еще случай, бывали въ Тифлисской губерти, где двое, кажется, 
•осетинъ спорили однажды о томъ, чей кинжалъ лучше. Побились объ за кладь 
и для испыташя достоинствъ кинжаловъ ударили ихъ другь о друга. Тотъ, 
иа чьемъ кинжал* оказалась зарубина и который такимъ образомъ оказался 
проигравшимъ закладъ, такъ былъ раздосадованъ этимъ, что тутъ же раз- 
рубилъ голову своему собеседнику. Это очевидно уб!йство въ страсти. Чув- 
ство досады и уязвленнаго самолюбгя такъ быстро и сильно охватило этого 
человека, что онъ и одуматься не успелъ; неужели же общество можегь 
мягко относиться къ такого рода вспышкамъ? 

Заслуживаюсь также внимашя уб]йства изъ ревности; я не говорю о 
ревности между супругами. Въ отношетяхъ супруговъ известную долю 
всегда играетъ вопросъ супружеской чести, а это мотивъ, къ которому можно 
относиться снисходительно. Я говорю о ревности вне супружескихъ отноше- 
ний, где честь очевидно уже не причемъ — здесь убивается любовница, не 
только изменившая, но и просто только желающая прекращения связи; уби- 
вается девушка, отказавшаяся выйти замужъ, или убивается женихъ этой 
девушки. Неужели все такого рода случаи не доказывают!» со стороны уб]йцъ 
самаго полнаго пренебрежешя къ интересамъ другихъ людей. Нельзя также 
не обратить особаго внимашя на убгёство изъ ревности въ среде педерастовъ. 
Въ моей практике было несколько такихъ случаевъ. Убивается за измену 
мальчшгь, служивши пассивнымъ педерастомъ, или убивается тотъ, кто 
этого Мальчика соблазнилъ на измену. Наличность страсти ревности во всехъ 
этихъ случаяхъ несомненна, но въ основе этой страсти лежитъ такой гряз- 
ный и безнравственный порокъ, что считать эту страсть менее возмутитель- 
ною, чемъ страсть къ деньгамъ, которая подойдетъ подъ 8 п. 2 ст. проекта, 
нетъ никакого основашя. 

Помимо мотивовъ, побуждаюЩихъ къ убдйству, нельзя не остановиться 
также и на другихъ еопровождающихъ убийство обстоите л ьствахъ. Напри 
мерь 1 Февраля 1883 г. въ гор. Баку житель этого города Халыхъ Исмаил- 



182 Ст. 3. 

оглы, поссорившись съ своей любовницей, отрезалъ ей голову, напился, въ 
буквальномъ смысл* этого слова, свежей крови, текшей изъ раны, и затемъ 
отрезанную голову публично, днемъ, несъ за волосы по городскииъ улицамъ, 
лринесъ въ полицейское управлеше и бросилъ къ ногамъ Полицшмейстера. 
Никакихъ мучешй своей жертв* убйца не причинялъ, онъ ругался надъ 
тёломъ уже поел* уб)'йства, а потому и деяше его подъ 7 п. 2. ст. проекта 
не подойдетъ, но неужели же выказанные убгйцею звереюе инстинкты, неу- 
жели же публичное торжествоваше совершеннаго убгёеггва, хвастовство сво- 
имъ преступлетемъ, которыми онъ видимо наслаждался, неся открыто отре- 
занную голову по улицамъ, возмущаютъ общественную совесть менее, чемъ 
известное убШство, совершенное Горскимъ, на которое Редакционная Комми- 
С1Я ссылается, какъ на доказательство необходимости усиления наказашя въ 
случаяхъ убийства двухъ или более лицъ. 

Переходя отъ этихъ условш, лежащихъ въ самомъ преступлен! и, къ 
услов1ямъ жизни местнаго закавказскаго населешя, необходимо заметить, 
что между туземцами Закавказья чрезвычайно развита мстительность. Не 
отмстить лицу, причинившему вредъ, если есть только сила отмстить, для 
туземца почти невозможно. Я конечно имею въ виду здесь массу туземнаго 
населешя и не говорю вовсе о томъ, сравнительно, впрочемъ, не большемъ, 
слое вполне образованныхъ и развитыхъ туземцевъ, стоящемъ на общемъ 
современномъ уровне европейской цивилизацш. «Мстительность», о которой 
я говорю, не должно смешивать съ обычаемъ кровомщешя. «Кровомщеше», 
какъ народный обычай, по которому не отмстивппй кровью за кровь считается 
нарушившимъ правила чести, существуетъ ньгае разве только у некоторыхъ 
горскихъ племенъ. Въ остальномъ населении Закавказья обычая этого негь, а 
есть просто чувство злобы, удовлетворяющееся причинешемъ обидчику какого 
бы то ни было страдашя, а потому обиженная сторона вполне удовлетворяется 
наказашемъ обидчика по суду, если только на к аза ше это, по сознанш обижен- 
ныхъ,достаточно строго. Недостаточное же, по мнешю местнаго населешя, нака- 
ваше должно конечно влечь за собою обыкновенное последствие недостаточности 
наказашя, т. е. стремлеше къ собственной расправе , а возвращеше обидчика 
по прошествш четырехъ — пяти летъ заключешя, можетъ только способство- 
вать такой расправе. Нельзя также сказать, чтобы и самъ наказанный, возвра- 
щаясь домой, не представлялъ бы опасности. Онъ возвращается конечно, 
не только не съ угаснувшею, но напротивъ съ усилившеюся отъ понесеннаго 
наказашя злобою какъ къ своимъ старымъ врагамъ, такъ и къ т*мъ, кто 
содействовалъ его осуждешю. Всякому, знакомому съ положетемъ делъ въ 
Закавказье, хорошо известно, что одна изъ язвъ здешняго края есть лжесвиде. 
тельство. Причинъ этому явлешю много, но одна изъ нихъ, далеко не послед- 



Ст. 3. 18$ 

няя, есть бевспорно страгь предъ уличаемымъ и страхъ далеко не безосно- 
вательный, такъ какъ здесь известны случаи убийства свидетелей, уличав - 
шихъ кого либо на суд*, 

Ослабить хоть сколько нибудь этотъ страхъ, гарантировать свидетелей 
отъ мести преступника, можно только, удаляя преступника навсегда изъ края. 
Уверенность въ томъ, что судъ, при всемъ добромъ желаши, при полной 
доказанности убйства, не можетъ однадоже навсегда удалить виновнаго, 
можетъ служить разве только къ усилёшю въ местномъ населенш страха 
предъ убийцею, т. е. усилешю одной изъ причинъ лжесвидетельства. Созна- 
юе необходимости наказывать уб1Йство въ раздражеши строже, чемъ сроч- 
нымъ лишетемъ свободы, уже несколько летъ какъ проникло во все суды 
Закавказскаго края. Когда закономъ 23 Марта 1871 года наказате за убй- 
ство въ запальчивости было значительно понижено, когда, при признанш 
смягчающихъ вину обстоятельствъ, оказалось возможнымъ лицъ податнаго 
сослов1я наказывать только срочнымъ лишешемъ свободы (2 ч. 1455 — 
2 п. 20 ч. 2 ст. 31 Улож.), то все суды Закавказья стали широко пользовать- 
ся этимъ правомъ. Въ теченш первыхъ пяти — шести летъ после издашя 
^ этого закона не было случая, чтобы суды не пользовались бы возможностью 
уменыпешя наказашя и не доводили бы его до возможнаго шшпгат'а . Но 
вогь уже несколько летъ, какъ судебная практика въ этомъ отношеши 
изменилась, и теперь весьма нередко за уб1йство въ раздражеши назначается 
уголовное наказаше. Такое изменеше практики можетъ быть, конечно, объяс 
нено только распространешемъ въ судебномъ сословш сознатя необходимо- 
сти удален 1я виновныхъ навсегда изъ края. 

Есть и еще одна точка зрешя, упускать которую изъ виду, мне кажется, 
не следуетъ. Слабость уголовной репрессш всегда влечетъ за собою вмеша- 
тельство административные меропр1ЯТ1й въ Сферу деятельности уголовнаго 
правосудш. Административное вмешательство здесь въ Закавказье, въ виде 
администрэтивныхъ пытокъ и т. п. , практикуется весьма широко и оправды- 
вается ничтожностью процента обнаруженныхъ преступленШ и необходи- 
мостью лицъ заподозренныхъ въ этихъ преступлешяхъ удалять изъ края, 
какъ людей, присутегае которыхъ предполагается вреднымъ. Если же 
теперь у суда отнять право и уличеннаго преступника ссылать, то понятно, 
что этимъ только прибавится лишняя причина для весьма нежелательнаго и 
во многихъ отношешяхъ вреднаго административная вмешательства. 

Положимъ, что административный меры принимаются не по поводу 
однихъ только убШствъ, а также по поводу разбоевъ и другихъ имуществен- 
яыхъ преступлен^, но дело въ томъ, что убйства въ раздражеши столь въ 
здешнемъ крае распространены, что составляютъ здесь серьезное зло, 



,484 Ст. & 

противъ котораго слЪдуетъ всячески бороться, устраняя все, что только 
можетъ способствовать къ поддержанию этого зла. 

Въ виду всего сказаннаго я, не возражая противъ тшшшт'а наказашд, 
означениаго въ 3 ст. проекта, считалъ бы съ своей стороны крайне необхо- 
димымъ и для случаевъ, не означенныхъ во 2 ст. проекта, повысить таш- 
тшп, доведя его до возможности назначать каторгу или, по меньшей м^рф, 
поселеше. 

КромФ того мн$ кажется необходимымъ въ последней части 3 ст. проекта 
выражение «оскорблешемъ» заменить словами «тяжкимъ оскорбдешемъ». 

Становиться на ту, чисто субъективную точку зрЪшя, на которую 
становится Коммис1я, говоря, что всякое оскорбление, побуждающее къ убй- 
ству, должно быть признано тяжкимъ для оскорбленного (стр. 53),мн*ё 
кажется невозможно. ВсякШ челов-Ькъ вправе требовать, чтобы друпе люди 
не совершали посту пковъ для его чести, по общему сознание, оскорби- 
тельныхъ, но признавать за всякимъ право требовать, чтобы друпе люди 
не совершали дЪйствш, которыя онъ, по своему капризу, считаетъ для 
себя оскорбительными, невозможно. Общество можетъ относиться снисходи- 
тельно къ человеку, нарушившему правило «не убивай» велфдствхе дЪйстви^ 
тельнаго, а не только имъ самимъ воображаемаго, тяжкаго посягательства на 
его честь. 

Я помню случай, бывшш несколько лЪть тому назадъ въ ГорШскомъ 
у-взд* Тифлисской губернш: нФкто князь Несторъ Абашидзе, молодой человФкъ, 
23 или 24 лфтъ, кутилъ въ обществ* нЪсколькихъ сотоварищей, въ числъ 
которыхъ было и лицо податнаго сослов1я, постоянный впрочемъ спутникъ и 
участникъ попоекъ князя Абашидзе. Въ то время, когда всё *ёли и пили, 
лежа по местному обычаю на коврэхъ и подушкахъ, князь Абашидзе зачшъ 
то всталъ и загБмЪ, стоя, обратился къ указанному выше товарищу своему, 
съ какимъ то вопросомъ, и тотъ отвФчалъ ему не вставая, за что князь 
Абашидзе тутъ же на мЪстё закололъ его кинжаломъ. Князь Абашидзе, 
конечно, въ поступке лица податнаго сослов1я, отвЪчавшаго ему лежа, тогда 
какъ онъ, князь, стоялъ, усмотр'Ьлъ тяжкое для своего княжескаго достоин- 
ства унижеше, но изъ этого еще вовсе не сл-Ёдуетъ, чтобы и общество 
смотрело на этотъ поступокъ также и потакало дикимъ порывамъ князя 

Абашидзе. 

Все то, что я зд*сь говорю, можетъ быть, имъетъ значеше только для 
одного Закавказья; можетъ быть, приводимые мною примеры во внутреннихъ 
губершяхъ Россш не могутъ имъть мФста, но разъ проектируемое уголовное 
уложеше будетъ распространяться и на Закавказье, то необходимо, чтобы 
оно удовлетворяло и потребностямъ жизни этого края. 



Ст. 2. 185 

248. Прокурор* Тнфисокой Судебной Палаты Андреев*. Въотношеиш 

наказатя, предположеннаго въ статье 3 этой главы за убкйство въ состоянш 
страсти или раздражешя, я вполне разделяю мнете 6. А.Быкова (ср. № 24-7), 
что, по изложенным* имъ соображениям*, за преступления эти должно быть 
установлено наказаше каторгой или ссылкой на поселеше или на житье вн* 
края — во всех* других*, кроме указанных* въ стать* 2-ой случаев*; необ- 
ходимость этого вывода ощущается въ особенности для населения Кавказа 
и Закавказскаго края, как* основательно доказано в. А. Быковым*. 



249« Жоековеше Присяжные Поверенные. По мненш двух* членов* 

коммисш, образованной изъ состава Московскихъ Присяжныхъ Поверенных* 
для ббсуждешя проекта, наказан] е по 1 ч. ст. 3 должно быть повышено и, 
взамен* исправительнаго дома, следует* назначить каторгу не ниже 
8 лет*. 



250* Г. Зжнрловъ. Установив* въ 1 -й стать* меру ответственности за 
убийство вообще и указав* во 2 ст. случаи, квалиФицируюпде это престу- 
плеше и влекущее за собою усилеше для виновнаго наказашя, составители 
уложешя въ 3 стать* говорят* об* аффектированном* убШстве. 

Сопоставляя 3 статью с* 14, 15, 17 и 18 статьями 2-й. главы, мы 
находим* их* совершенно не согласованными между собою. 

Не подлежит* ни малейшему сомненпо, что мера ответственности за 
причинение телеснаго повреждешя при остальных* одинаковых* условии* 
не может* быть назначена не только более, чем* за умышленное убийство, 
но и в* равной даже степени, так* как* въ последнем* случае предметом* 
преступнаго посягательства служить жизнь — это высшее благо человека. 
Затем* точно также безспорно, что умышленное лишеше жизни требует* 
более строгой уголовной кары, чемъ причинеше, при техъ же условиях*, 
тлжнихъ телесныхъ повреждений, неожиданным!» последств1ем* которыхъ 
для виновнаго будет* смерть потерпевшая. 

Исходя изъ этой точки зрешя, разсмотримъ, во 1-хъ, наказаше, уста- 
новленное по проекту за простое аффектированное убШство, съ одной 
стороны, и за причинеше тяжкаго телеснаго цовреждешя въ такомъ те 
аФФектированномъ состоянш, съ другой (1 п. 3 и 14 ст.); во 2-хъ, наказаше 
за аффектированное убшство, если аффектированное состояше вызвано оскор- 
блешемъ или насил1емъ, причиненным* со стороны убитаго виновному, и 
за причинеше въ такомъ же состоянш тяжкаго, а равно менее тяжкаго 
повреждешя, если неожиданнь!мъ последств1ем* таких* повреждешй будет* 



ш Ст. 3. 

« 

смерть потерпевшего (2 п. 3, 14, 45, 18 и 7 п. 17<я\), и, въ 3-хъ, нака- 
заше за аффектированное убгёство, осложненное увеличивающими вину 
•обстоятельствами, указанными во 2-й стать*, положимъ,за убийство, задуман- 
ное и выполненное въ одномъ страстномъ порыв*, своей матери или закон- 
наго отца и за причинеше имъ въ такомъ же состояши тяжкаго повреждешя 
(1 и 2 пп. 3, 14, 4 и 7 пп. 17 и 18 ст.). 

Чтобы убедиться, что сравнеше, которое мы намерены сделать, основы* 
вается на точномъ смысл* установленные въ проект* правилъ, сд*лаемъ 
краткШ обзоръ 2-й главы: 13 ст., которою открывается 2-я глава, указываетъ 
признаки тяжкаго, мен*е тяжкаго и легкаго гВлеснаго повреждешя; 14, 15 и 
16 ст. опред*ляютъ м*ру наказашя за причинеше этихъ повреждений, 
при чемъ за причинеше тяжкаго гЬлеснаго повреждешя назначается каторга 
до 8 л*тъ, мен*е же тяжкаго — исправительный домъ до 3-хъ л*тъ; 17 статья 
преду сматриваетъ случаи, квалифицирующее преступныя д*яшя этого рода и 
влеку Щ1е за собою увеличеше отв*тственности; въ числ* этихъ случаевъ 
указаны, между прочимъ, т*лесныя повреждешя матери или законнаго отца 
и повреждешя, вызвавшая смерть потерп*вшаго; 18 статья говорить о при- 
чинеши т*лесныхъ повреждешй въ состоянш страсти или раздражешя, если 
такое состояше вызвано насил1емъ или оскорблешемъ со стороны потерп*в- 
щаго; при этомъ изъ объяснешй къ проекту Редакционной Коммис1И усматри- 
вается, что случаи тблесныхъ повреждешй, задуманныхъ и выполненныхъ 
въ состоянш страсти, если последняя не была вызвана насшпемъ или оскор- 
блешемъ со стороны потерп*вшаго, не выд*лены въ особую статью, а 
должны, по мн*шю Коммисш, пресл*доваться по 14, 15 и 16 ст. на общемъ 
основаши (объясн. къ особ, части, стр. 174 и 175); 19 статья указываетъ, 
въ какихъ случаяхъ виновный въ причинеши легкаго т*леснаго повреждешя 
можетъ быть освобожденъ судомъ отъ наказашя; 20 и 21 ст. преду- 
сматривают причинеше гьлеснаго повреждешя при прев/лшенш пред*ловъ 
необходимой обороныи по неосторожности, и, наконецъ, 22 ст. указываетъ, 
кашя изъ перечисленныхъ выше во 2-й глав* преступныхъ Д*яшй могутъ 
возбуждаться только по жалоб* потерп*вшаго лица. 

Теперь приступимъ къ сравнешю. Прежде всего проведемъ параллель 
между наказашемъ, установленнымъ 1 п. 3 ст. за простое аффектированное 
убийство, и тёмъ, которое положено по 1 4 ст. за причинеше тяжкихъ гйлес- 
ныхъ поврежденш въ аФФектированномъ состояши. Мы вид*ли, что за 
простое аффектированное убШство виновный наказывается исправитель- 
нымъ домомъ не ниже 3-хъ л*тъ; между гймъ за причинеше въ такомъ 
же аФФектированномъ состояши тяжкаго т*леснаго повреждешя, во 
всякомъ случа* менынаго зла, ч*мъ лишеше жизни, виновному по 14 ст. 



Ст. 3. 187 

угрожаете каторга до 8 -гать. Полагаемъ, что тутъ воягое комментар1й 
излишни, такт» какъ нельзя же допустить, что причинеше менее вайснаго 
преступления въ аФФектированномъ состояши требуетъ боле строгой уго- 
ловной репрессш. Помимо того, какъ то странно считать причинеше въ 
состояши страсти тяжкаго телеснаго повреждешя преступлешемъ (4 ст. 
проекта общ. части у лож.), а совершеше умышленнаго убийства въ такомъ 
же состояши— проступкомъ. 

За аффектированное убвйетво, если состояние страсти вызвано наоил1емъ 
или оскорблешемъ потерпевшего, виновный, какъ мы видели, наказывается 
эаточешемъ на срокъ не свыше шести летъ. Какому же наказан но долженъ 
подлежать тотъ, кто причинить въ такомъ же состояши тяжюя или менее 
тяжшя телесныя повреждешя, если повреждешя эти повлекутъ за собою 
смерть потерпевшая)? Изъ обзора правилъ, содержащихся во 2 глав*, 
усматривается, что 18 статья устанавливаетъ наказание за причинеше тяж- 
кихъ, менее тяжкихъ и легкихъ телесныхъ повреждешй, задуманныхъ 
и выполненныхъ въ состояши страсти, если это состояние вызвано насил1емъ 
или оскорблешемъ со стороны потерпгЁвшаго. Затемъ, ни въ последующихъ, 
ни въ предыдущихъ статьяхъ, а равно и въ объяснешяхъ Редакционной 
Коммисдо, мы не находимъ никакого указашя на то: увеличивается ли для 
виновнаго мера наказашя, установленная 18 статьею, при наличности 
квалиФяцирующихъ вину обстоятельству о которыхъ говорится въ 17 ст.? 
Какъ бы мы ни разрешили этотъ вопросъ, т. е. въ утвердительномъ или 
въ отрицательномъ смысл**, ответь получается далеко не удовлетворитель- 
ный. Если мы допустимъ, что квалиФицирующ1я вину обстоятельства, указан- 
ный въ 4 7 ст. , не увеличивают^ меру ответственности для совершившихъ 
преступлешя, предусмотренный 18 ст., то оказывается, что виновный 
въ причинении тяжкаго и менее тяжкаго телеснаго повреждешя подлежите 
ваказашю въ вид* заточетя не свыше 3-хъ или не свыше одного года, не 
смотря на то, повлекутъ ли они за собою смерть потерпевшего, или нетъ, и 
будутъ ли они причинены постороннему лицу или своимъ родителямъ. Но 
такой выводъ, очевидно, не сообразенъ. Во 1-хъ, во 2-й главе не содержится 
никакихъ указашй на то, что означенныя въ 17 ст. обстоятельства, ослож- 
няются умышленное причинеше телеснаго повреждешя и влекупря за собою 
большую ответственность, не имеюгь никакого значешя ве техъ случаяхъ, 
когда такое умышленное повреждение оовершено въ состояши страсти, 
вызванной насапемъ со стороны потерпевшая. Во 2-хъ, съ логической 
точки эрешя нельзя допустить, чтобы одни и ть же обстоятельства, усили- 
ваются меру наказашя въ однихъ случаяхъ, въ другихъ, более или менее 
сходныхъ, не играли ровно никакой роли. Такъ мы видимъ, что убШство, 



488 Ст. 3. 

напримеръ, матери иди законнаго отца въ состояиш страсти, вызванной 
насшпемъ со стороны убитаго родителя, карается исправительнымъ домомъ, 
тогда какъ совершенное въ такомъ же состоянии убийство посторонняго лица 
влечетъ за собою эаточеше. Очевидно, составителямъ уложешя самый харак- 
теръ преступлешя въ томъ и другомъ случай представлялся различнымъ, 
такъ какъ изъ объяснешй Редакцюнной Коммисш къ 15 ст. проекта общ. 
части улож. видно, что заточеше должно быть назначаемо за ташя деяшя, 
которыя хотя и заключаютъ въ себе иногда весьма тяжшя нарушения закона, 
причиняютъ существенный вредъ и сопряжены даже съ значительною опас- 
ностью для общества, но вместе съ томъ не выказываютъ ни особой испор- 
ченности, ни безнравственности виновнаго, а свидетельствуютъ только объ 
его неуменьи подчинять порывъ своихъ желашй требовашлмъ закона (общ. 
часть, стр. 62 и 63) . Следовательно, убШство матери или законнаго отца, 
хотя бы и въ страстномъ порывъ, къ которому данъ поводъ убитымъ родите- 
лемъ, считается Коммиаею преступнымъ деяшемъ, свидетельствующимъ 
о безнравственности виновнаго, — и съ этимъ взглядомъ нельзя не согласиться. 
Но тогда почему же причинеше родителямъ тяжкаго телеснаго повреждения, 
повлекшаго за собою смерть, при такихъ же условгяхъ признается безраз- 
личнымъ въ нравственномъ отношен] и, будучи караемо заточетемъ не 
свыше 3-хъ летъ по 18 ст.? 

Итакъ мы должны отбросить предположение, въ силу котораго причи- 
неше телесныхъ поврежденШ, о которыхъ говорится въ 18 ст., должны 
преследоваться въ одинаковой мере какъ въ техъ случаяхъ, когда они не 
повлекли за собою никакихъ последствШ, такъ и тогда, когда последств1емъ 
ихъ была смерть потерпевшего. Основываясь на точномъ смысле установлен- 
ныхъ во 2-й главе правилъ, мы должны признать, что причинеше телесныхъ 
поврежден Ш, при наличности условий, указанныхъ 17 ст., карается по этой 
последней статье, хотя бы таковыя повреждешя были причинены въ страст- 
номъ порыве, выаванномъ насилгемъ или оскорблешемъ со стороны потерпев- 
шего. Къ этому выводу приводятъ какъ вышеизложенныя соображешя, такъ 
и буквальный смыслъ 17 ст. , въ которой говорится вообще о причинеши 
телесныхъ повреждений, причемъ въ объяснешяхъ къ этой статье поясняется: 
«что изложенный въ ней условия квалиФИкащи телесныхъ поврежденш сход- 
ны съ квалиФикащею посягательствъ на жизнь» (объясн., стр. 158). Но 
ставши на эту точку зрешя, мы находимъ, что за причинение тяжкихъ телес- 
ныхъ повреждение, о которыхъ говорится въ 1 п. 18 ст., если последсшемъ 
будетъ смерть потерпевшаго (7 п. 17 ст.), полагается каторга до десяти 
летъ, тогда какъ умышленное убийство, при наличности техъ же условгё, 
карается заточетемъ не свыше шести летъ. Здесь мы видимъ двоякую 



Сг. 3. 18» 

несообразность: во 1-хъ, аффектированное убийство постороння го лица, если 
аффектированное состояше въ виновномъ вызвано насил1емъ со стороны 
убитаго, карается гораздо слабее, чемъ причинеше, при наличности совер- 
шенно одинаковыхъ услов1й,тому же лицу тяжкихъ телесныхъ повреясдешй, 
повлекшихъ за собою смерть; и, во 2-хъ, такое аффектированное убйсГво не 
считается дейсггаемъ безнравственным!», свидетельствующимъ объ испорчен- 
ности виновнаго, тогда какъ совершенное при однихъ и техъ же услов)яхъ 
неосторожное убийство будетъ, согласно 4* ст. проекта общ, части уложешя, 
преступлешемъ и свидетельствуете, будто бы, о безнравственности и испор- 
ченности виновнаго. Мы затемъ видимъ, что даже причинеше, при налич- 
ности техъ же условШ, менее тяжкихъ повреждешй, повлекшихъ за собою 
смерть, считается преступнымъ деяшемъ, свидетельствующимъ объ испор- 
ченности виновнаго, и влечеть за собою исправительный домъ (15 и 7 п. 
17 ст. улож.). 

Наконецъ и последняя 3-я параллель убеждаетъ насъ въ отсутствш 
надлежащая) согласования 3 съ 14, 17и18ст. Такъ за аффектированное 
убШство матери или законнаго отца положена каторга до восьми летъ 
(1 п. Зет.), а за аффектированное же причинеше имъ тяжкаго телеснаго 
повреждения каторга до 10 летъ (14 и 4 п. 17 ст., смотр, также объясн. 
Коммшая къ 18 ст. на стр. 174 и 175). 

Дальнейшая комментарш съ нашей стороны въ данномъ случай излишни, 
такъ какъ никто не можетъ сомневаться въ томъ, что аффектированное состоя- 
ше виновнаго не делаеть убгёства менее важнымъ преступлешемъ, чемъ* 
тяжкое телесное повреждеше. * 

Указанный недостатки очевидно происходят^ отътого, что одни и те же 
обстоятельства, особо уменьшаюпда вину, въ главе о лишенш жизни приняты 
во внимаше и выделены въ особыя постановлеш'я, тогда какъ въ главе 
о телесномъ повреждешй, беэъ достаточныхъ оснований, эти обстоятельства 
разематривались съ другой точки зрешя. 

Теперь раземотримъ 1 п. 3 ст. съ точки эрешя целесообразности уста- 
новленныхъ въ немъ правилъ. Въ немъ предусмотрено, во 1-хъ, аффектиро- 
ванное уб1Йство, за которое положено наказаше въ виде исправительнаго 
дома не ниже трехъ летъ, и, во 2-хъ, убгаство, хотя и аффектированное, 
во осложненное обстоятельствами, указанными во 2 статье, за которое пола- 
гается каторга не свыше восьми летъ. Мы находимъ и въ данномъ случае 
размеръ наказашя за то и другое убйство недостаточно соглаоованнымъ 
между собою. Пояснимъ нашу мысль, напримеръ, напомнивъ предвари- 
тельно 17, 49 и 53 ст. проекта общей части уложешя. 17 ст., между 
прочимъ, поясняетъ, что исправительный домъ назначается на срокъ отъ 



190 Ст. 3. 

одного года до шести и даже до 10 л*тъ; зат*мъ 49 ст. постановляете, что 
ддя несовершеннол*тнихъ огь 17 до 21 года срокъ каторги и исправительная) 
дома сокращается на % и 53 ст., наконецъ, предоставляете суду, въ случай 
признашя обстоятельства, уменьшающихъ вину: а) если за судимое д*яше 
опредфленъ низшШ предЬлъ навазашя, уменьшить наказание до нившаго 
пред*ла, и Ь) если такого низшаго предала не установлено, то перейти къ 
другому наказанио, отъ каторги, напр., къ исправительному дому. При этомъ 
слвдуетъ заметить, что въ общей части не укаваяо никакихъ ограничений 
въ прав* суда при переход* отъ каторги къ исправительному дому назначить 
этотъ посл*днШ въ самомъ низшемъ размер*, то есть на одинъ годъ. Теперь 
перейдемъ къ прим*рамъ: несовершеннолфттй крестьянинъ, заподозривъ 
въ краж* у него последней лошаденки отъявленнаго въ сел* вора, обездолив - 
шаго уже не мало крестьянскихъ семей, убиваетъ цосл*двяго въ состояши 
страсти. Съ точки зр*шя 3 ст., какъ это видно и изъ объяснений Редакцюнной 
Коммисш (стр. 53 и 54-), невозможно въ данномъ случае признать, что 
страстный порывъ вызванъ въ виновномъ насилаемъ или оСкорблешемъ 
убитаго. Такимъ обраэомъ, согласно 3 ст. особ, части улож., если виновный 
лишилъ жизни вора, положимъ, особо мучительнымъ для него способомъ 
(2 ст. особ, части), то судъ можетъ отъ каторжной работы перейти къ 
исправительному дому, и избравши низшую м*ру одинъ годъ, въ силу 2 п. 
53 и 49 ст. общ. части улож., приговорить его къ восьмимесячному заклю- 
ченно дъ исправительномъ дом*. Теперь, если квалифицирующего вину 
обстоятельства, указаннаго въ предыдущемъ примерь, не имеется налицо, 
то судъ обязанъ, согласно 1 п. 53 ст., избрать для виновнаго не ниже 
3 л*тъ заключеюя въ исправительномъ дом*, и зат*мъ, по 49 ст. умень- 
шивши на V», приговорить его къ двухгодичному заключение. Полагаемъ, 
что эти примеры наглядно рисуютъ отсутствие надлежащаго соотв*тств1я 
въ определении наказашя за простое аффектированное убийство и осложненное ' , 
увеличивающими вину обстоятельствами, указанными во 2-й стать* особ, 
части. Происходить это, какъ намъ думается, оттого, что въ случаяхъ, 
указанныхъ 1 п. 53 ст. общ. части, суду предоставлено сравнительно 
незначительное право смягчешя наказашя, установленнаго закономъ; тогда 
какъ по 2 ц. 53 ст. права суда въ этомъ отношении обширны. Намъ кажется, 
что, для устранешя указанныхъ нами аномал ьныхъ явлешй, право суда при 
смягчеши наказашя должно быть во вс*хъ случаяхъ одинаково и построено 
на однихъ и т*хъ же основашяхъ. 



251. Председатель Астрахакокой Соединенной Палаты Уголовного 
'I Гражданеваго Суда Антоновъ. Подъ третьей статьей значится «поку- 



Ст. 4. " Ж 

шешё наказуемо». Самая же статья говорить объ убийств*, выполнен- 
номъ въ страсти и раздражении, а предъидупдо дв* статьи говорить объ 
убийств* вообще и объ убШств* при обстоятельствах^ увеличивающкхъ 
вину преступнаго дЪяшя,. Практика привыкла понимать, что добавхеше 
подъ статьей относится кь одной этой статьи. Между тёмъ, логически нельзя 
допустить, чтобы не наказывалось покушеше на таюя преступныя дйяшя, 
за совершение которыхъ назначаются наказания выше опредФленнаго третьей 
статьей. ЗагЪмъ подъ статьями 5 и 8 есть тоже прибавки о наказуемости 
покушешя. По этому практически было бы полезнее установить следующую 
особую статью: «покушеше на всв виды убийства наказуемо». 

Статья 4. 

Виновный вь убШств*, учиненномъ при превышение 
пред'Ьловъ необходимой обороны, буде еле поодЪдовадо не для 
защиты жизни, наказывается: 

тюрьмою. 

1. 0бгц1я зам*чан!я. 

252» Про*. Вадьбергъ. Постановлеше ст. 3 проекта следовало бы рас- 
пространить и на убШство и гЁлесное повреждете, учиненныя подъ влшшемъ 
аффекта при необходимой оборони, исключивъ загЬмъ ст. 4-ую. Но проще 
было бы, взамЪнъ статей 4 и 20, включить въ проектъ общее постановление 
о ненавазуемовгь превышении пред'Ьловъ необходимой обороны, примерно 
въ вид* правила, изложеннаго, согласно моему предложению, въ третьей 
части $60 проекта австрйскаго кодекса. Нельзя, однако, ни въ какомъ слу- 
чае признать справедливымъ правило ст. 4, согласно коему отъ наказуемости 
изъемлется только такой эксцеесъ необходимой обороны, который учиненъ 
для спасетя жизни. Разв* опасность, неминуемо грозящая половой чести 
добродетельной женщины, не служить обстоятельствомъ, извиняющимъ 
эксцеесъ необходимой оборойы отъ противоэаконнаго нападен1я, вызвавшаго 
эту опасность и послужившаго причиною недостаточной разеудительности, 
благодаря которой оборонявшаяся превысила пределы обороны? 



253* Про*. Шютце. Ст. 4, равно какъ и ст. 20, находятся въ непо- 
средственной связи съ правиломъ, изложеннымъ во 2 ч. ст. 41 проекта общей 
части у ложевая, въ коей определено, что «превышение пред'Ьловъ необходимой 
обороны наказуемо лишь въ случаяхъ, особо започомъ укаэанныхъ». По ст. 4 



192 Ст. 4* 

й 20, убйство и тяжкое телесное повреждеше, учиненныя при превыше- 
нии пред'Ёловъ необходимой обороны, наказываются тюрьмою и арестомъ, если 
они не были совершены для защиты жизни. Эти постановления я считалъ 
бы йозможнымъ исключить изъ проекта и заменить ихъ второю частью 
от. 41 общей части уложешя въ следующей редакцш, принятой отчасти 
въ 3 ч. $ 53 герм. улож. и въ 3 ч. $ 60 австр. пр.: «Превышеше пре- 
д'Ёловъ необходимой обороны ненаказуемо при томъ условш, если виновный 
превысил!» С1И пред'Ёлы лишь по причине недостаточной разсудительности, 
происшедшей вслъдствхе совершеннаго на него нападешя». 

При отсутствш означеннаго услов1Я, виновный хотя и подлежитъ нака- 
зание за совершенное имъ, при превышенш пред'Ёловъ обороны; преступное 
д^яше, но лишь по ст. 3 и 18 проекта, за убШство или гЁлесное поврежде- 
те, учиненныя въ атоектЁ. Такой постановкой превышения пред'Ёловъ обо- 
роны Коммиая значительно упростить свою задачу и облегчить практику. 



254* ПрОФ. Гейеръ. Правила, содержаицяся въ ст. 4 и 20 проекта, 
вполне расходятся съ моими взглядами на превышеше пред'Ёловъ необхо- 
димой обороны. Я уже им*ёлъ случай подробно разсмотрЪть принятую соста- 
вителями проекта постановку въ уголовномъ кодексе вопроса о необходимой 
оборон* и предлагалъ внести въ проекта общей части уложешя правило 
о томъ, что превышеше пред'Ёловъ необходимой обороны наказуемо въ томъ 
случай, когда причиненный для защиты вредъ находится въ явномъ несо- 
отвФтствш съ нападешемъ. Редакционная КоммиЫя исходить изъ противо- 
положна™ взгляда и признаетъ эксцессы необходимой обороны по общему 
правилу ненаказуемыми и только лишь въ виде изъяпя, «въ случаяхъ, особо 
закономъ указанныхъ», какъ сказано въ ст. 41 общей части, облагаетъ ихъ 
наказатемъ. Этотъ взглядъ Коммисш проведенъ и въ ст. 4 и 20. 



255» ПрОФ. Лнстъ. При измФненш редакции ст. 41 проекта общей 
части, ст. 4» была бы излишнею. 



256 • Г. Змирловъ .Изъ объяснений къпроекту Редакционной Коммис1и вид- 
но, что для наличности преступлетя этого рода, между прочимъ, необходимо, 
чтобы виновный понималъ, что употребляемый миры чрезмерны или несвое- 
временны, и чтобы онъ не только сознавалъ, что изъ его насильственныхъ 
/ГёйствШ можетъ произойти смерть нападающего, но и желалъ ея наступле- 
ния, или относился къ этому безразлично. Однимъ словомъ, преступление, о 



Ст. 4. 193 

которомъ говорится въ 4 ст. , должно быть убйстворъ, то есть умышленными 
лишешемъ жизни (стр. 54 и 55). • 

Мы полагаемъ, что устанавливать особую статью для преступления 
такого рода не представлялось ни малФйшаго основа шя, кромъ развъ суще- 
ствования въ нынЪ дййствующемъ уложеши о наказ, крайне неудачной 
1467 ст. 

Ни Венгерское (79 и 278 — 292 ст.), ни Германское (53 и 212 ст.), 
ни Бельпйское (393, 412 и 417 ст.), ни Нидерландское (287 ст.), ни Фран- 
цузское (304, 322 и 326 ст. ст.) угол, уложешя не выдЪляютъ въ особую 
статью такого преступнаго лишешя жизни. Да оно и понятно, почему. Если 
виновный лишаетъ умышленно яйюни нападающаго, когда тотъ прекрати ль 
свое нападете, видя свое безсилхе, и когда онъ сознаегь самъ, что доста- 
точно было, положимъ, замкнуть дверь, а не употреблять безъ нужды ору- 
же, то такое дфяше можетъ и должно быть признано аФФектированнымъ 
убшствомъ, за которое слЪдуетъ наказать по 3 ст. Можно ли признать спра- 
ведливым!», если совершивши убШство изъ суевЪрк въ состояши страсти 
долженъ подвергнуться заключению въ исправительномъ дом* не менФе трехъ 
л*гь, тогда какъ убийца вл-Ёзшаго въ окно вора, отъ вотораго онъ могъ изба- 
виться, не прибегая къ оружио, подлежитъ заключению въ тюрьме не свыше 
одного года (18 ст. проекта общ. части улож.)? Полагаемъ, что ответь 
можетъ быть только отрицательный. Мы думаемъ, что было бы рацюнальнФе, 
дополнивъ 41 ст. общ. части улож. , согласно 79 ст. Венгер. и 53 ст. Герм, 
угол, уложенш, выбросить совсбмъ 4 ст. особ, части. Существенный про- 
бить 41 ст. проекта общ. части заключается въ томъ, что въ ней не пояснено, 
что превышеше предЪловъ необходимой рбороны, происшедшее отъ страха, 
испуга и смущешя, не наказуемо. Тогда можно было бы и не говорить о 
преступномъ превышеши предыовъ обороны, такъ какъ въ случаяхъ, где 
н*гь надобности въ оборони и тд% существуетъ у виновнаго сознаше этого 
Факта, нужно карать виновнаго на общемъ основаши за то зло, которое онъ 
совершилъ, принимая во внимаше лишь его аффектированное состояние. 



257. Товарнщъ Председателя Тажбовскаго Окружнаго Суда фонъ- 

Резонъ. При разсмотр'Ьши 41 ст. общей части, я уже возражалъ въ своихъ 
замЪчашяхъ противъ 2 п. этой статьи, опред&ляющаго/ что «превышеше 
предЪловъ обороны наказывается только въ случаяхъ, особо закономъ указан- 
ный»». Но я ограничился тогда весьма краткими замФчашями, потому что 
мое мнЁше расходилось со взглядомъ Редакцюнной Коммисш лишь во второ- 
степенныхъ вопросахъ. Въ «Объяснешяхъ» къ общ. ч. (стр. 130) было ска- 

Сводъ Замъчашй, Т. I. 13 



*и Ст. 4. 

зано, что Коммишя полагаете призвать превышеше пределовъ обороны нена- 
казуемымъ не только въ томъ случае, когда ояо было послЗДтиемъ смятешл, 
запальчивости или раздражешя, вызванныхъ актомъ защиты, но также и 
тогда, когда превышеше пределовъ имело последстемъ только маловажный 
вредъ. Не разделяя этого последняго мнетя, я соглашался вполне съ нер- 
вы мъ, но полагалъ более удобнымъ освятить это правило постановлешемъ 
общей части, для чего изменить 2 п. 41 ст. по образцу голландскаго или 
германскаго уложешя. Само собою разумеется, что тогда не могло быть 
сомнешй, что ненаказуемость превышешя пределовъ необходимой обороны, 
если оно было последсгаемъ смятешя и т. д., будеть признана подлежа- 
щими статьями особенной части. Но это предположеше оказалось вполне 
ошибочнымъ, и0о 4 ст. , определяющая наказаше за убийство, учиненное 
при превышены пределовъ необходимой обороны, не допускаетъ никакого 
^исключения для указаннаго случая. Правда, что «Объяснения» (стр. 55) 
разъясняютъ, 4то это превышеше ненаказуемо, если виновный приняты* 
имъ меры защиты считалъ, хотя и ошибочно, необходимыми, причемъ безраз- 
лично, произошла ли эта ошибка вследствие того аФФектированнаго состояния, 
въ которое онъ былъ приведенъ нападешемъ, или всл$дств1е другихъ при- 
чинъ. Но это разъяснеше, хотя, разумеется, само по себе совершенно пра- 
вильное, представляетъ пока только личное мнеше Коммисш, противореча- 
щее тексту закона. Поэтому, если уже нельзя исправить редакщю 2 отд. 
41 ст. по образцу иностранныхъ законодательств!», то, по крайней мере, 
необходимо прибавить въ 4 ст. указаше на вышепомянутые случаи ненака- 
зуемости, гЬмъ более, что относительно правильности такого постановлен!* 
не можетъ быть никакого сомнещя. Предположеше же, что принятое 
«Объяснешями» ограничеше наказуемости превышешя пределовъ необходи- 
мой обороны вытекаетъ изъ самаго его существа и, поэтому, не нуждается 
въ особомъ признаши, совершенно ошибочно, какъ это доказываете примеръ 
иностранныхъ уложешй. Но, умалчивая объ этихъ необходимыхъ ограниче- 
шяхъ наказуемости, 4 ст. допускаетъ другое, а именно: наказываетъ винов- 
наго только въ томъ случае, если превышеше пределовъ необходимой 
обороны последовало не для защиты жизни. Между темъ, по общему пра- 
вилу, сила отражешя должна сообразоваться не съ ценностью права, на кото- 
рое посягаютъ, а съ силою, родомъ и характером^ нападешя (см. напр. 
Неклюдовъ, общая часть, стр. 42). Следовательно, ставить наказуемость пре- 
вышешя обороны въ зависимость отъ рода права, на которое нападаютъ, 
очевидно несостоятельно. Кроме того, это постановлеше не можетъ не 
вызвать болышя затруднешя въ практике, такъ какъ виновный весьма часто 
будеть, или, по крайней мере, можетъ быть въ добросовестномъ заблужде» 



Ст. 4. 195 

ши относительно цели нападения; напр. нападающй желаетъ нанести только 
телесное повреждение, рану или побои, а потерпевппй иожетъ предпола- 
гать, что опасность грозить не только его телесной неприкосновенности, яо 
и его жизни, и т. д. Такимъ образомъ, помещенное въ 4 ст. условие наказуе- 
мости оказывается несостоятельнымъ, какъ съ практической, такъ и съ теоре- 
тической точки зрешя. 



258.Рвдакщонны4 Кожжтетъ Угоювнаго ОтдЪлещя С.-Петврбургонаго 
Юржджческаго Общества относительно ст. 4 высказалъ сл*дующ1я сообра- 
жешя: въ проекте общей части уголовнаго уложешя не находится общаго 
определешя состояшя необходимой обороны. Проектъ отсылаетъ къ доктрин*; 
въ текст* же закона установляетъ только положете о ненаказуемости пре- 
ступнаго д*ян!Я, совершеннаго въ состояши необходимой обороны. Съ пра- 
вильностью такого приема нельзя не согласиться. Но совсбмъ въ иной поста- 
новки является вопросъ о превышении пред*ловъ необходимой обороны. 
Составляя, такъ сказать, эксцессъ изъ правом*рнаго д*йств1я, превышеше 
пределовъ необходимой обороны, какъ деаше преступное, не ' можетъ не 
нуждаться въ точномъ отграничеши, съ одной стороны, отъ правомернаго 
состоянья, а съ другой — отъ убийства обыкновенная, такъ какъ, являясь 
не только преступными но и умышленнымъ д*яшемъ, превышеше обороны, 
т*мъ не мен*е, не составляетъ убийства въ собственномъ смысл*. Притомъ же, 
по учешю проекта, превышеше обороны, сопровождающееся даже лише- 
темъ жизни наладавшаго, ненаказуемо, если оно учинено при защит* 
жизни. Далее, причинеше смерти (неосторожное), совершенное при превы- 
шеши обороны, ненаказуемо ни въ какомъ случа*. Все это не можетъ 
не указывать, что вопросъ о превышении пред*ловъ обороны есть вопросъ 
сложный и законодатель поставилъ бы его въ крайне неопределенное поло- 
жете, если бы отказался отъ ближайшаго определения т*хъ условШ, при 
наличности которыхъ, съ одной стороны, оборона превращается въ наказуе- 
мое деяше, а съ другой— обыкновенное убшство превращается въ убШство 
при превышении обороны. Въ текст* 4 статьи проекта выражены только те 
ограничения, въ силу которыхъ ответственность за превышеше обороны 
не распространяется на деяние неосторожное и на убийство при защит* 
жизни. Но ни въ этой стать*, ни въ стать* 44 общей части не выражено, 
что подъ превышешемъ пред*ловъ обороны одинаково разумеется какъ 
несвоевременное причинеше вреда нападающему, такъ и употребление 
весоразм*рныхъ средствъ обороны. Поэтому желательно было бы ввести 
соответствующее определеше въ текстъ 41 статьи общей части, например V 



196 Ст. 4. 

«превышена пределовъ, какъ по отношегою къ своевременности, такъ и по 
отношетю къ соразмерности средствъ обороны», и т. д. 

Членами же Комитета А. А. Марковымъ, К. Д. АнциФеровымъ и В. Н. 
Крестьяновымъ заявлены были два особыя мнешя: 

1) А. А. Маркою, не находя основатй ставить превышение пределовъ 
обороны при защит* жизни въ особо привилегированное положеше, сравни- 
тельно съ превышешемъ обороны при защит* другихъ благъ, считаетъ 
необходимымъ изъ текста 4» статьи исключить слова: «буде схе последовало 
не для защиты жизни». 

2) К. Д. Анцкферовъ и В, И. Крестьяне въ . Проектъ уголовнаго уло- 
жетя вполне основательно смотритъ на необходимую оборону какъ на со- 
стояте правомгьрное , являющееся однимъ изъ способовъ борьбы съ преступ- 
лешемъ и восполняющимъ недостающую, въ минуту нападеш'я, деятель- 
ность государства (Объясн. 128). Необходимая оборона, по учешю Коммисш, 
согласному и съ доктриною, является въ качестве «поп вспрка, зей па4а 
1ех». Отсюда и убшство въ состоянш необходимой обороны ненаказуемо. 
Однако, правомерность состояшя обороны условна. Могутъ быть и бываютъ 
случаи, когда обороняющшся переходитъ за пределы необходимой обороны. 
Совершенное за этими пределами деяше уже утрачиваетъ характеръ право- 
мерности и превращается въ деяше наказуемое. На почве такого, такъ 
сказать, выхождешя изъ границъ дозволенной обороны и создается поняп'е 
особаго преступнаго деяшя, именуемаго превышенгемъ предгьловъ обороны. 
Составляя эксцессъ изъ правомернаго состояшя, превышеше пределовъ обо- 
роны, какъ деяше преступное, не можетъ не нуждаться въ точномъ отгра- 
ниченш, съ одной стороны, отъ правомернаго состояшя обороны, съ дру- 
гой — отъ обыкновенная преступнаго деяшя, которое можетъ быть совер- 
шено при всякихъ услов1яхъ, неимеющихъ связи съ состояшемъ обороны. 
Отсюда, нельзя не признать, что вопросъ о превышении пределовъ обороны 
есть вопросъ весьма сложный по самому существу, а потому и крайне важ- 
ный съ точки зрешя законодательства. Законодатель поставилъ бы его въ 
крайне неопределенное положеше, если бы отказался отъ ближайшаго опре- 
делена техъ услов]'й, при наличности которыхъ оборона, по его учешю, 
превращается въ наказуемое деяше, именно въ качестве превышетя преде- 
ловъ ея. Въ тексте 4 ст. проекта выражены только те ограничения, въ силу 
которыхъ ответственность за превышеше обороны не распространяется на 
причинеше смерти (неосторожное) и на убийство при защите жизни. Самые 
же признаки, при которыхъ лишеше жизни при обороне, по учетю про- 
екта, является не убШствомъ, а только превышешемъ обороны, — въ тексте 



Ст. 4. 197 

законопроекта не указаны. Едва ли не сл*дуетъ вид*ть зд*сь некоторой 
неполноты, открывающей широкий просторъ для различныхъ толковашй, 
могущнхъ отклониться отъ учешя законодателя. Нежелательность разнор*чи- 
выхъ истолковали увеличивается еще и т*мъ, что въ 4 ст. проекта идетъ 
р*чь о лшпеши жизни, какъ одного изъ высшихъ благъ, охраняемыхъ зако- 
номъ. Безспорно, что лишеше жизни при превышен] и пред*ловъ обороны, 
будучи д*яшемъ умышленнымъ, не есть, однако, убШство, ни въ смысл* 
1 ст. проекта, трактующей объ умышленномъ убйств* вообще (простомъ), 
ни даже въ смысл* 3 ст., трактующей объ убийств* въ состоянии страсти. 
Понятве превышешя предыовъ обороны пр1урочивается къ крайне ограни* 
ченному, т*сному кругу д*йствШ, стоящихъ между двумя моментами: 
правомерным!) состояшемъ обороны, съ одной стороны, и убйствомъ обык- 
новенным^ совершеннымъ хотя бы и въ аффект*, съ другой. Поглощенное 
въ первомъ, оно исчезаетъ изъ числа наказуемыхъ д*янш; неотграниченное 
отъ втора го, оно превращается въ одинъ изъ видовъ убШства обыкновеннаго, 
тяжесть котораго нисколько не соотв*тствуетъ важности превышешя пред** 
ловъ обороны, какъ таковаго. 

Въ германскомъ и венгерскомъ уложешяхъ определены въ самомъ 
закон* условия правом*рности состояшя необходимой обороны. Уже благо* 
даря этому и поняпе превышешя получаетъ въ нихъ бол*е или мен*е твер- 
дое основаше. Но въ этихъ уложешяхъ указаны и условия ненаказуемости 
превышетя (§ 53 герм, и 79 венг.) Въ нашемъ же проект* уголовнаго 
уложешя (ст. 41) не им*ется такого опред*лешя. Изъ сказаннаго явствуетъ 
сама собою необходимость ближайшаго онред*летя въ закон* поштя превы- 
шешя обороны. Но эта необходимость вытекаетъ еще и изъ условШ нашего 
законодательства. Въ Свод* Законовъ поште необходимой обороны было 
весьма ограничено. Нарушеше пред*ловъ ея, или превышеше, признавалось 
въ крайне пшрокихъ разм*рахъ. Только то обстоятельство, что законъ умал- 
чивалъ объ отв*тственности за превышеше, лишало это строгое учеше прак- 
тическая) значешя. Но въ Уложеши (ст. 101) установлена и отв*тствен- 
ность за превышеше. За то Уложеше называетъ превышешемъ — то мнимую 
оборону, то случаи отмщенгя за нападеше. Очевидно, что, при отсутствш 
руководящихъ указаний въ текст* новаго закона, наша практика рискуетъ 
впасть въ крайне нежелательныя противор*Ч1я и разномысленность. 

Думаемъ, что сказаннаго достаточно, чтобы оправдать основательность 
требования о такомъ изложеши 4 ст. проекта, въ которомъ заключались бы 
ясныя указашя на существо понят превышешя пред*ловъ обороны. Само 
собою разум*ется, что включеше въ текстъ закона признаковъ превышешя 
было бы еще ц*лесообразн*е сд*лать въ общей части, въ текст* 41 ст., дабы 



198 Ст. 4. 

это определение было руководлщимъ для всЬхъ отдельныхъ видовъ превы- 
шения обороны. 

Несравненно труднее разрешить вопросъ о превышена пределовъ 
обороны по существу и указать те необходимые признаки, которыми исчер- 
пывается пошгпе превышешя и которые, по этому, подлежать включешю 
въ текстъ закона. 

Коммиоя по составление) проекта уголовнаго уложешя, какъ видно изъ 
объяснительной записки (общ. ч., стр. 130; особен, ч., стр. 55, п. 3), въ 
поште превышешя обороны включаетъ два момента: моментъ своевремен- 
ности и моментъ соразмерности средствъ обороны. Нарушеше того или 
другаго изъ этихъ моментовъ и составляетъ превышеше пределовъ обороны. 

Что касается до момента своевременности обороны, то безусловное зна- 
чеше его для понятся превышешя не подлежитъ сомнешю. Совсемъ иначе 
надлежитъ смотреть на моментъ соразмерности средствъ обороны. Во вклю- 
чеши въ пошгпе превышения момента соразмерности средствъ едва ли не 
следуетъ видеть только последнюю дань тому реакционному направлению 
въ законодательствахъ Запада, занесенному было и къ намъ чрезъ законода- 
тельство Петра Великаго, которое, вместе съ другими требовашями, расши- 
ряющими понятие превышешя и ныне уже отвергнутыми, въ соразмерности 
средствъ усматривало одинъ изъ способовъ ^орьбы противъ самоуправства, 
упуская изъ вида, что оборона есть естественное и неотъемлемое право, 
существующее независимо отъ авторитета власти и ея дозволешя. По самому 
существу своему, требоваше соразмерности средствъ обороны можетъ иметь 
звачеше только при абсолютной постановке. Такъ это и было въ старыхъ 
кодексахъ Запада и въ законодательстве Петра Великаго, которымъ дозво- 
лялось защищаться оруж1емъ токмо противъ насшпя вооруженна™, токмо 
когда нападающш сильнее, когда нападете сделано наедине и т. д. Но 
тогда, какъ замечено, и оборона разематривалась иначе, чемъ въ наше время. 
Тогда самый принципъ обороны былъ иной. Оборона разематривалась съ 
точки зретя самоуправства и являлась только какъ уступка , а не какъ право, 
какъ поединокъ, устраиваемый по всемъ правиламъ равенства правъ поедин- 
щиковъ, а не какъ положеше, внезапно возникающее, вследств1е непра- 
ваго нападешя на то или другое благо, охраняемое обороняющимся. Въ наше 
время взглядъ на оборону существенно изменился. И доктрина, и законо- 
дательства поставили состояше обороны на почву совершенно другаго 
принципа, именно того, который отвергался прежде. Оборона разематри- 
вается какъ поп вспрЪа, ве<1 па1а 1ех. Она есть право, а потому и состояше 
обороны есть состояше правомерное. Первымъ и ближайшимъ последешемъ 
такой постановки института обороны явилась невозможность сохранить и 



Ст. 4. 199 

за моментомъ соразмерности средствъ обороны абсолютный характеръ, 
кань это бьио при прежней постановки принципа обороны. Лишившись же 
абсолютная) характера, моменте соразмерности средствъ превратился въ столь 
неопределенное и расплывчатое понятие , что сделался почти неуловимыми 
Уже эта неопределенность поняты соразмерности средствъ, сама по себе, 
делаетъ его крайне сомнительнымъ признакомъ правомерности обороны. Но 
моменгь соразмерности средствъ прямо противоречить принципу обороны 
въ ей современной постановке. Состояние необходимой обороны есть борьба 
права обороняющегося съ неправомъ нападающего. Цель этой борьбы заклю- 
чается въ сохранении угрожаемаго блага. Защищающейся ставится въ необ- 
ходимость обороны единственно деятельностью нападающего, который, 
поэтому, и долженъ вести на себе все последств1я своего противозаконного 
нападетя. Стеснеше обороны требовашемъ соразмерности средствъ, не 
заключающемъ въ себе, при томъ же, ничего определенная), становится въ 
явное противоречхе съ основашями охранешя права, на почве котораго 
стоить институтъ обороны. Такое стеснеше обороны служить только для 
воврасташя дерзости нападающаго, къ явному ущербу права оборонлющагося, 
и въ пользу противозаконности нападешя. Но при обсуждеши вопроса о 
соразмерности средствъ не следуете упускать изъ вида и субъективной 
стороны обороны. Аффектированное состояше виновника убийства вообще 
признается обстоятельствомъ смягчающимъ ответственность. Если же 
аффекте вызванъ насил1емъ или оскорблешемъ со стороны убитаго, то ответ- 
ственность смягчаете* еще более. Представляется, по меньшей мере, неоо 
новательнымъ не придавать значения аффекту при обороне, чтобы въ присут- 
ствш его у обо роняю щагося, всегда предполагаемомъ по естественному 
порядку вещей, не ви/*ть существеннаго придатка къ праву обороны, совер- 
шенно уничтожающего всякое значеше момента соразмерности средствъ. 
Не следуете упускать изъ вида и того, что аффектированное состояше оборо- 
няющегося является въ полномъ смысле смятенхемъ духа, вызваннымъ 
совершенно иными условиями и обстоятельствами, чемъ аФректъ въ 
обыкновешюмъ убШстве. Въ последнемъ осуществляется акте мщемя за 
совершенное убитымъ, тогда какъ въ обороне осуществляется защита еще 
только угрожаемаго блага въ самый моменте посягательства на него. Регла- 
ментировать средства обороны при такихъ услов1Яхъ значить подрывать 
право обороны въ самомъ основаши и отвергать вначеше субъективной сто- 
роны деяшя тамъ, где она должна иметь значеше по преимуществу. 

Изъ сказаннаго само собою вытекаете положеше, что моменте сораз- 
мерности средствъ въ обороне столько же противоречить праву обороны, 
сколько и субъективнымъ условйямъ ответственности обороняющагося. Для 



200 Ст. 4. 

того, чтобы требовать соразмерности средствъ въ оборони, необходима 
устранить изъ нея не только принциггь права, но и субъективный моментъ, 
и признать, что при осуществивши обороны, обороняющая можетъ и дол- 
женъ соображать средства обороны не съ одной общею и конечною целью 
отстоять и защитить во чтобы то ни стало угрожаемое благо, но еще и со 
степенью нападешя и необходимости техъ, а не другихъ меръ., Но такъ 
какъ подобное требование отрицается обыкновенными^ естественнымъ поряд- 
комъ вещей, не допускающимъ игнорировашя субъективной стороны въ обо- 
рони, то оно и сводится логически лишь къ гёмъ исключительнымъ случаямъ 
допущешя несоразмерности средствъ, когда самое право обороны является 
едвали не сомнительнымъ. Уже потому, что моментъ соразмерности средствъ 
обороны съ нападешемъ можетъ иметь некоторое значение лишь въ исклю- 
чительныхъ случаяхъ, онъ не долженъ входить въ составъ понятая превыше- 
шя, какъ необходимый и ординарный его признакъ. Иначе пришлось бы 
жертвовать общими въ пользу частнаго. Здесь не можетъ быть никакихъ 
примиряющихъ комбинаций. Ошибка коммисш, повидимому, въ томъ и 
заключается, что она пошла на сделку, при которой, за включетемъ момента 
соразмерности средствъ въ составъ превышешя, было-бы, однако, возможно 
и устранять действ1е этого момента въ некоторыхъ случаяхъ. На этой 
сделке и построенъ законопроекта о превышеши пределовъ обороны, убШ- 
стве (4- ст.). 

Что касается до устранения момента соразмерности, то оно допущено 
коммиаею, прежде всего, поотношешю къ обороне жизни. Такимъ образомъ, 
сама коммис1я признаетъ, что въ состоянш необходимой обороны существу- 
ютъ услов1я, при наличности которыхъ требоваше соразмерности средствъ 
теряетъ свое значеше. Она только поставила это свое положеше въ зависи- 
мость не отъ принципа права обороны и субъективной стороны ея, а отъ 
объективна™ критер1я, напередъ въ законе указаннаго. КритерШ же этотъ 
въ своемъ основанш имеетъ принципъ величины угрожаемаго блага и за- 
ключается въ обороне жизни, а не другаго какого либо блага. 

Но и затемъ действге момента соразмерности средствъ не безусловно. 
По объяснению Коммисш (55 п. 4*), оно должно иметь место не тогда, когда 
обороняющ]йся, вследств!е ошибки или аФФектированнаго состояния, считалъ 
употребленный имъ чрезмерныя средства необходимыми, а лишь тогда, когда 
онъ, вне указанныхъ условш, прямо сознавалъ, что онъ действуетъ несо- 
гласно съ обстоятельствами обороны и употребляетъ средства, не вызывае- 
мыя необходимостью охранешя угрожаемаго блага. 

Не трудно видеть изъ этого, что центральный пунктъ и положительная 
сторона учетя Коммисш является загроможденною такими ограничешями, 



Ст. 4. 204 

ноторыя едва ли приносить пользу цельности и правильности постановки 
ПОНЯТ1Я превышешя обороны. Прежде всего оказывается, что ограничешя эти 
построены на различны» принципахъ: одно построено на принцип* вели- 
чины угрожаемаго блага, другое — на принцип* субъективного момента 
ошибки или аФФекта. Изъ этого выходить, что и положительная сторона уче- 
та о превышены или поште превышешя теряетъ подъ собою всякую твер- 
дую почву, создаваемую единымъ началомъ, положеннымь въ его основаше. 
Пошгпе превышешя определяется то по объективному значению угрожаемыхъ 
бдеть, причемъ блага менее важныя не устраняютъ превышешя при налич- 
ности несоразмерности средствъ обороны; то, напротивъ, определяется 
исключительно по субъективному моменту ошибки и аФФекта, причемъ .всякая 
несоразмерность средствъ, коль скоро она не находить себе извинешя въ ука- 
занные субъективныхъ услов)яхъ, создаетъ превышение. Но где же самый 
принципъ права обороны, кототорый,при современной постановке института 
обороны, играетъ первенствующую роль? Его то и не видно, ибо существо 
пошгпя превышешя строится коммшяею исключительно на начале объектив- 
ной несоразмерности средствъ, прямо противоречащей праву обороны. 
Усложнивши, такимъ образомъ, постановку поняня превышешя, коммиадя 
неминуемо должна была стать въ противоречие и въ частяхъ, и въ целомъ 
своего учешя. Ставь на почву исключешя, хотя бы одного блага, изъ подъ 
дейсгая момента соразм^ности средствъ, Коммишя темъ самымъ подорвала 
въ основаши значеше этого момента въ обороне, ибо признала, что онъ 
негоденъ даже вне зависимости его отъ субъективной стороны обороны. Съ 
другой стороны, и право обороны она поставила въ зависимость не отъ прин- 
ципа его, а отъ внешняго обстоятельства, отъ величины угрожаемаго блага. 
Право обороны, по ученно Коммисш, осуществляемое хотя бы и съ наруше- 
шемъ объективной соразмерности средствъ, не превращается въ превышеше 
даже и при отсутствш аФФекта, если только нападеше было направлено на 
жизнь. Между темъ, высокими карами облагаетъ законъ посягательства не 
только на жизнь, но и на здоровье, на свободу и т. д. Даже съ точки зрешя 
одного объективнаго значешя атихъ благъ и, следовательно, съ точки зрешя 
коммисш не представляется ровно никакихъ основаши подчинять необходи- 
мую оборону ихъ более стеснительнымъ услов1ямъ, чемъ те, въ которыхъ 
находится оборона жизни. Очевидно, что постановка права обороны въ зави- 
симости отъ свойства угрожаемыхъ благъ должна повести или къ непоследо- 
вательности, какъ это и видно въ учеши Коммисш, которая одно и тоже 
право (обороны) то признаетъ, то не признаетъ, смотря по тому, какъ 
велико благо угрожаемое, или къ несообразности, въ случае последователь- 
наго развип'я принятаго начала, ибо тогда пришлось бы, пожалуй, градиро- 



202 Ст. 4. 

вать степень допустимой несоразмерности средствъ съ степенью самой важ* 
■ости угрожаемыхъ благъ. 

Другая сторона учеюя Коммисш не лучше первой. Устраняя субъектив- 
ный моментъ изъ числа необходимыхъ признаковъ правомернаго состояшл 
обороны, въ качестве всегда предполагаемая) по естественному порядку 
вещей, и допуская извиняющее дейютое его (аффекта, смятешя) только въ 
случае признашя его наличности въ каждомъ данномъ случае, подобно 
аффекту при обыкновенномъ убШстве, коммисья неминуемо переносить 
центръ тяжести обсуждешя состояшя обороны и, въ частности, вопроса о 
соразмерности средствъ совершенно на другое место. Обстоятельства обо- 
роны должны будутъ обсуждаться не съ точки зрешя права обороняющегося 
защищать угрожаемое благо всеми способами и не по тому, какъ эти обстоя- 
тельства представляются сознашю оборонявшегося, а съ точки зрешя спокой- 
наго и объективна™ взгляда судящаго, когда самое состояя1е обороны 'явится 
правомернымъ не въ силу своего основанья; а лишь при условш соблюдешя 
соразмерности средствъ обороны съ нападешемъ. Въ случае же, когда эта 
соразмерность окажется нарушенною, обвиняемый въ превышенш, для сво- 
его оправ дашя, долженъ особо доказать, что онъ находился въ состояши 
ошибки или аффекта. Такимъ образомъ, доктрина Коммисш достигнетъ своей 
'малой цели подвергать ответственности те исключительные случаи, въ кото- 
рыхъ несоразмерность средствъ не найдетъ себе осо<$аго оправдания въ душев- 
номъ смятеши или заблужденш оборонявшагося, и которые, по иному учешю 
о превышенш, можетъ быть, и не подошли бы подъ превышеше. Но, вместе 
съ тёмъ, Коммис1Я достигнетъ и другой цели, гораздо более существенной 
для судьбы института необходимой обороны. Объективная точка зрен1я на мо- 
ментъ соразмерности средствъ обороны не допускаетъ игнорирования никакой 
степени этой несоразмерности, какъ бы она ни была мала. Коль скоро суще- 
ствуетъ несоразмерность средствъ, существуетъ и превышеше обороны. 
Отсюда объективная точка зрешя приводить въ сущности къ требовашю абсо- 
лютной соразмерности средствъ для состава состояшл необходимой обороны. 
Такимъ образомъ, не говоря уже о несоответствии этого требования съ сущест- 
вомъ института обороны, какъ его усвоила сама же Коммиая, окажется, что 
подъ понята превышешя подойдутъ, по учешю Коммисш, вовсе не одни 
исключительные случаи, о которыхъ она хлопотала, а целый рядъ другихъ, 
обыкновенныхъ случаевъ, несомненно не подходящихъ подъ поште превы- 
щешя. Едва ли такая постановка желательна. А между темъ, все это проис- 
ходить только отъ того, что Коммиая принимаетъ моментъ соразмерности 
средствъ въ число необходимыхъ признаковъ состояшя необходимой обо- 
роны, упуская изъ вида, что поставленное въ прямое и непосредственное 



Ст. 4. 203 

отношеше, съ одной стороны, къ праву обороны, съ другой — къ субъектив- 
ному моменту въ оборон**, требование соразмерности средствъ исчезаетъ 
само собою, кавъ находящееся въ противоречии и съ темъ и съ другимъ. 

Совершенно въ иновгь авачеюи представляется моментъ своевременно- 
сти въ обороне. Онъ не только противоречить праву обороны, но самъ 
является его уокшемъ, создавая изъ обороны правомерное состояше. 
Точно тавде моментъ своевременности не противоречить и субъективной 
стороне въ обороне, которая, въ свою очередь, является уоншемъ для того, 
чтобы нарушение момента своевременности при обороне создавало превы- 
шение пределовъ обороны, а не обыкновенное преступное деяше. 

Такимъ образомъ, коль скоро моментъ своевременности въ обороне 
нарушенъ, последняя разрываетъ свою связь съ правомъ и изъ правомернаго 
состояшя превращается въ неправомерное и даже преступное. Но здесь 
выдвигается субъективный моментъ. Отъ него зависитъ определение свой- 
ства деяшл, совершеннаго оборонявшимся. Это деяше будетъ превышешемъ 
пределовъ обороны, если при нарушенш момента своевременности участво- 
вало смятеше духа, воспрепятствовавшее въ точности соразмерить время 
обороны съ нападешемъ; въ противномъ же случае, совершенное обороняв- 
шимся будетъ обыкновеннымъ преступнымъ деяшемъ (въ данномъ случае — 
у бШствомъ) . 

Изъ изложеннаго явствуетъ, что за устранешемъ изъ состава пошгпя 
обороны момента соразмерности средствъ, поня*пе обороны и превышетя 
вполне исчерпываются двумя признаками: своевременностью обороны и 
наличностью смятенхя духа обороняющегося, вызваннаго актомъ противо- 
законная нападешя, угрожающего лишешемъ того или другаго блага. 

Оправдываемая всемъ существомъ института необходимой обороны, 
въ его современной постановке, защищаемая нами доктрина находить себе 
признаше и въ законодательствахъ германскомъ (э 53) и венгерскомъ (§ 79). 
Всего этого вполне достаточно для того, чтобы принять ее и въ нашъ про- 
екте, включивъ въ текстъ закона добавлешя, которыя необходимы для опре- 
деленнаго выражбшя понятая превышетя въ увазанномъ смысле. Но для 
принята защищаемой нами доктрины въ проектъ нашего уголовнаго уложе- 
шя существуютъ и особыя основашя. Оказывается, что устранеше изъ 
состава обороны момента соразмерности средствъ составляетъ исконную 
черту нашего законодательства, нашедшую себе выражеше еще въ Уложенш 
царя Алексея Михайловича. 

Сообразно изложенному, представляется полеэнымъ текстъ 4- ст. про- 
екта пополнить, приблизительно, такою Формулою: «Виновный въ убШстве, 
учиненномъ при превышенш пределовъ обороны, выразившемся въ несвое- 



204 Ст. 4. 

временной защите и сопровождавшемся смлтешемъ духа обороняющагося, 
подвергается» и проч. Значеше включенныхъ въ приведенную Формулу 
признаковъ весьма важно для понятая превышешя. Признавовгь несвоевре- 
менности защиты превышение отделяется отъ правомернаго состояшя обо- 
роны въ качестве его эксцесса; признакомъ же смятешя духа, при наличности 
всёхъ остальныхъ условШ обороны, превышеше отделяется отъ убийства въ 
аФФекте, ибо съ наличностью этого признака соединяется пред положен 1е, что 
виновный не въ состоянш правильно оценить и соразмерить моментъ отра- 
жешя съ моментомъ нападетя, считая за защиту и татя действ1я, которыя 
выходятъ за пределы обороны въ собственномъ смысле. 

2. Выражен1е: «буде с!е последовало не для защиты жизни». 

259* Проф. С. Майеръ. Установлеше полной безнаказанности за уб1Й- 
ство, учиненное при превышенш пределовъ необходимой обороны для спасе- 
Н1я жизни, представляется вполне правильными опасность, хотя бы даже 
преувеличенная воображешемъ угрожаемаго, лишаетъ последнего должной 
разсудительности и понижаетъ до минимума степень его злой воли. 



Варшавская Судебная Палата. Членъ Палаты С. В. Лютостапскгй 
полагалъ исключить изъ ст. 4 слова: «буде сие последовало не для защиты 
жизни»; другой же Членъ, напротивъ, предлагалъ прибавить слова: «или здо- 
ров1я». Палата признала однако предлагаемыя въ статье 4-й добавлешя 
излишними и высказалась за сохранеше предлагаемой статьею 4 редакции. 



261. Чжжы жрокурорскаго надзора Харьковской Судебной Палаты н 
Прокуроръ Харьковскаго Окружнаго Суда Снопко. Слова: «буде с\е после- 
довало не для защиты жизни» следуетъ исключить. Если превышеше пре- 
деловъ необходимой обороны наказуемо, то наказаюе должно быть наложено 
независимо отъ того, какое благо защищалось, а затемъ большая или мень- 
шая степень извинительности этого престустлешя, по обстоятельствамъ дан- 
наго дела, будетъ определяться судьями Факта. 



262, Радомсюй Окружный Судъ, чины прокурорекаго надзора сего 
Суда к местные Присяжные Поверенные. Членъ коммисш, образованной для 
раэсмотрешя проекта, Чаплинъ находилъ, что ограничеше, выраженное 
въ словахъ 4 статьи «буде ше последовало не для защиты жизни» 



Ст. 4. 206 

не имеетъ справедливей) основатя. Исходя изъ того положетя, что и 
при защите жизни можно превысить пределы необходимой обороны точно 
также, кавъ и при защит* всякаго другаго блага, и убить напада- 
ющего безъ явной въ томъ необходимости, имея, напримеръ, полную 
возможность позвать на помощь, задержать нападающего и т. п. , онъ пола- 
гал*, что следовало бы въ каждомъ отдельном* случае предоставить муд- 
рости и опытности судей разрешить вопросъ не только о томъ, представля- 
лась ли действительная опасность для жизни лица подвергшегося нападетю, 
но и вопросъ о томъ, имелъ ли защищающийся возможность предотвратить 
опасность, не прибегая къ лишетю жизни. По этимъ соображешямъ онъ 
предложить слова «буде ше последовало не для защиты жизни» изъ 4 статьи 
проекта исключить. — Къ этому мнешю присоединились члены коммисш, 
Спасскгй, Павинскгй и Сидоровь-Подзоршй, остальные же члены коМмисш 
полагали 4-ю статью проекта оставить безъ изменен] я. 



263* Товарищи Прокурора Вологодскаго Окружнаго Суда Нечаевъ, 

Харжзоиеновъ и Скворцовъ. Наказуемость убгёства при превышеши 
пределовъ необходимой обороны не для защиты жизни представляется 
совершенно несправедливою. По 41 ст. общ. части не почитается пре- 
ступнымъ деяше, учиненное при необходимой обороне противъ неза- 
конна™ посягательства не только на личныя, но и на имущественныя 
права. Опытъ указываетъ на случаи, где личныя и имущественныя 
блага стоять весьма близко другъ къ другу и посягательство на нихъ для 
обороняющего не различно. Такъ напр. видъ разбоя, где нападающШ, 
относясь безразлично къ жизни (личному благу жертвы) , главнымъ образомъ, 
посягаетъ на имущественныя блага. Тогда какъ по 4 статье виновный въ 
убшстве такого разбойника, вопреки всякой справедливости, подвергался бы 
довольно значительной ответственности. 



264. Одесская Судебная Палата. Кроме «защиты жизни», въ статью 
4-ю следуетъ ввести и защиту «целомудр1я женщины». Умолчаше объ этомъ 
противоречить: 4) нашему действующему Уложешю и постановлешямъ боль- 
шинства иностранныхъ кодексовъ, 2) общенародному сознание и 3) системе 
самого проекта, весьма подробно и довольно сурово постановляющаго о пося- 
гательствахъ на женское целомудр!е въ отделе «Непотребство». 



265. Товаржщъ Прокурора Ноековскаго Окружнаго Суда КупчпокИ. 

Замечатя къ этой статье следуетъ сделать те же, каюя надлежало бы выска- 



206 Ст. 4. 

зать по отнощешю къ ст. 41-й проекта общей части уложешя. Наравне 
съ жизшю, необходимо поставить другое благо: честь и целомудое жен- 
щины, при защите коего убгёство является безусловно извгаительнынъ. 

» 

Этого требуетъ и справедливость, и общественная нравственность. 2-я часть 
ст. 4- 1-й требуетъ отъ девушки, которую покушаются изнасиловать, чтобы 
она въ это время взвесила: какое благо важнее — жизнь ли негодяя, или ея 
целомудрие, что совершенно противоестественно. Поэтому ст. 4-ю надле- 
жало бы редактировать такъ: 

Виновный въ убШстве, учиненномъ при превышенш пределовъ необ- 
ходимой обороны, за исключешемъ гёхъ случаевъ, когда это последовало 
въ защиту жизни, или когда убийство совершено женщиной въ защиту своей 
чести или целомудрия, наказывается». 



266. Сажарсшй Окружный Судъ. Слова ст. 4: «буде С1е последовало не 
для защиты жизни» вносить некоторую неясность въ эту статью. Изъ прило- 
женная къ последней объяснения видно, что смыслъ означенныхъ словъ 
заключается въ томъ, что если оборонявшей жизнь (свою или другихъ) совер- 
шилъ убШство, то последнее не наказуемо не только тогда, когда оно было 
необходимо для обороны жизни (и когда, следовательно, имеетъ применеше 
1 ч. 41 ст. общей части), но даже и тогда, когда оно не было необходимо и 
потому составляло уже превышете пределовъ обороны. Между темъ, слова: 
«буде Ые (т. е. убшство) последовало не для защиты жизни» имеютъ какъ 
бы тотъ смыслъ, что не наказуемо лишь убШство, совершенное для защиты 
жизни, т. е. когда оборонявшшся быль вынужденъ къ убШству для защиты 
жизни, такъ что эти слова повторяютъ лишь то, что постановлено уже въ 
упомянутой 1 ч. 41 ст. общей части. Указанная неясность происходить, 
можетъ быть, и отъ того, что во второй части 41 ст. сказано: «превышете 
пределовъ обороны наказывается . . . .», а въ разсматриваемой 4 ст. гово- 
рится объ «убгёстве, учиненномъ при превышенш пределовъ необходимой 
обороны», т. е. въ последнемъ случае какъ будто имеются въ виду два 
отдельныя црнят1я: превышете пределовъ необходимой обороны само по 
себе, а убшство само по себе. 

Далее: въ разсматриваемой статье говорится о защите жизни, но не 
пояснено, чьей жизни. Безъ такого пояснешя всего ближе разуметь только 
свою жизнь — жизнь оборонявшагося и совершившего при этомъ убШство. 
Но въ ст. 41 общей части состояше необходимой обороны признается и въ 
случае защиты жизни другихъ лицъ. И въ объяснительной записке разсма- 
триваемой 4 ст. также говорится что «нападете не должно грозить 
опасностью жизни оборонявшагося или другихъ лицъ». Но «въ самой 



Ст. 4. 207 

стать* проектирование™ закона этого не выражено. Такое умолчаше закона, 
при возможности (какъ замечено выше) разуметь эд*сь только жизнь самаго 
оборонявшагося, подаетъ поводъ, при прим*неши его, къ ограничитель- 
ному, следовательно превратному его толкование. Такимъ образомъ при 
самомъ издаши закона создается необходимость его толкования для уразум*- 
тя истиннаго его смысла, который безъ этого толковашя представляется 
неяснымъ, создается, вм*ст* съ т*мъ, и возможность возникноветя, наряду 
сь правильнымъ толковашемъ «обманчиваго непостоянства самопроизволь- 
ныхъ толновашй». Прибавление въ ст. 4 словъ, содержахцихся въ объясненш 
къ ней,— жизни «его или другихъ лидъ»— устраняло бы всякую неясность 
въ закон*. 

Изложенныя зам*чатя относятся равнымъ образомъ и къ ст. 20. 



267* Чины прокурорскаго надзора Хероонскаго Охружнаго Суда. По 

41 стать* общей части проекта уложетя не почитается преступнымъ д*я- 
те, учиненное при необходимой оборон* противъ незаконнаго посягатель- 
ства на личныя или имущественныя блага защищавшаго себя или другихъ 
лицъ, а 2-ая часть той же статьи устанавливаетъ, что превышеше пред*- 
ловъ обороны наказывается только въ случаяхъ, особо закономъ указанныхъ. 

Тате случаи предусматриваются въ 4 и 20 статьяхъ особенной части 
проекта, изъ которыхъ въ первой говорится объ убйств* при защит* какъ 
имущественныхъ, такъ и дичныхъ благъ, за исключетемъ жизни; а во вто- 
рой—о причинении тяжкихъ т*лесныхъ повреждешй въ защиту т*хъ же 
благъ. 

Такимъ образомъ проектъ не допускаетъ наказуемости д*яшй преступ- 
наго характера не только при оборон*, но и въ случаяхъ превышения ея 
предЫовъ при защит* жизни, при чемъ въ оправ дате такого положешя 
редакторы приводятъ лишь то соображете, что зло, которымъ грозилъ 
нападающий или, другими словами, благо, на которое было сд*лано нападе- 
те, слишкомъ важно для того, чтобы облагать наказатемъ какое бы то ни 
было превышеше пред*ловъ Ъбороны. Это основание для безнаказанности не 
им*етъ однако прочной для себя почвы во 4-хъ, потому, что важность того 
или инаго блага опред*ляется не теор!ей, а нравственнымъ развнпеиъ 
изв*стныхъ классовъ общества и отд*льныхъ его членовъ, такъ что, при 
сравнении благъ, такое наприм*ръ благо, какъ честь женщины, можетъ 
занять и первенствующее м*сто; во 2-хъ, безнаказанность превышетя пре- 
д*ловъ обороны при защит* жизни противор*читъ теории этого института и 
можетъ повлечь за собою серьезныя затруднешя при практическомъ его 
прии*неш«. 



308 Ст. 4. 

ч 

Необходимая оборона есть защита отъ противозаконного нападешя на то 
или иное благо и, по воззренпо редакторовъ, представляете собою правомер- 
ный актъ, которымъ оказывается помощь государству въ борьбе съ правона- 
рушешями, такъ какъ является однимъ изъ способовъ ихъ предупреждение 
Отсюда вытекаетъ безнаказанность обороны, которая уже по этимологиче- 
скому своему значешю должна совпадать во времени съ грозящей опас- 
ностью. Когда же опасность [еще не наступила, или когда она уже мино- 
вала, то возникаетъ такъ называемое превышеше пределовъ обороны, то 
есть актъ неправомерный, не имеющШ ничего общаго съ поштемъ о спо- 
соб* предупреждешя правонарушешя, на которомъ только и строится безна- 
казанность обороны, а следовательно является въ свою очередь тоже право- 
нарушешемъ. 

Уже изъ одного этого определешя логически вытекаетъ необходимость 
наказашя за превышеше пределовъ обороны хотя бы при защите жизни, 
какъ за актъ неправомерный, какъ за своего рода правонарушеше; но более 
резкимъ образомъ указанная необходимость выступаетъ при соображении 
техъ услов1й, который ставятъ редакторы для применешя 4-й и 20 статей 
проекта уложешя. V 

Определяемы* этими статьями наказашя применяются при объектив- 
номъ и субъективномъ превышеши пределовъ обороны, то есть въ первомъ 
случае, когда обороняющшся или прибегнулъ къ чрезмерной охране, или 
же совершилъ насилге несвоевременно; а во второмъ — когда онъ не только 
сознавалъ, что его охрана чрезмерна или несвоевременна, но и желалъ 
наступлешя известныхъ последствш, или же относился къ нимъ безразлично. 
Эти услов1я, который приближаюгь превышеше пределовъ обороны къ 
умышленнымъ преступнымъ деяшямъ и которыя создаютъ необходимость 
наказашя, такъ какъ при ихъ наличности превышеше пределовъ прюбръ- 
таетъ характеръ мщешя или самоуправства, — представляются более серьез- 
ными, чемъ соображен] е о важности блага жизни, въ защиту которой Комми- 
С!я допускаетъ безнаказанность. Поэтому, въ интересахъ не только последо- 
вательности при приведения въ законодательство известной теорш, но и въ 
интересахъ правосуд1я, не допускающаго мщешя, самоуправства или само- 
суда, следовало бы обложить наказашемъ превышеше пределовъ обороны и 
при защите жизни. 

Ваконецъ, въ практике могутъ встретиться таюе случаи, когда сообра- 
жеше о важности зла со стороны нападающаго возможно будетъ применить 
лишь съ большой натяжкой. Такъ, напримеръ, при нападеши слабосильнаго 
на Физически сильнаго человека съ целью убить посредствомъ задушения 
руками — можно, конечно, говорить о важности задуманнаго зла, но признавать 



Ст. 4* 209 

за оборонявшимся право лишить жизни нападавшего уже после устранены 
воображаемой въ этомъ случае опасности — было бы софизмомъ. 



2С8. Могилевом! Окружный Судъ. Необходимая оборона должна бытъ 
поставлена въ возможно гёсныя рамки и превышение пределовъ ея не 
можегь оставаться безнаказаннымъ, хотя бы последовало и для защиты 
жизни. 

Поэтому следовало-бы исключить слова «буде с\е последовало не для 
защиты жизни»; въ выборе же наказания предоставить болышй просторъ 
суду, такъ какъ въ этихъ случаяхъ можегь быть весьма различная степень 
виновности. 



269. Архангадышй Губернски Прокуроръ Крауоъ. Для привлечешя 
къ ответственности за убшство, совершенное при превышенш пределовъ необ- 
ходимой обороны, Редакционная КоммиЫя, какъ видно изъ соображений ея на 
странице 55, ставить существенными услов1ями, чтобы виновный въ такомъ 
превышенш не только желалъ это убшство, но и сознавалъ, что оно лишнее, 
такъ какъ опасность уже миновала. 

Этими условиями, по моему мнешю, наказуемость убийства при превы- 
шенш пределовъ необходимой обороны расширяется до такой степени, что 
оно въ сущности ничемъ не отличается отъ убийства въ состояши страсти 
или раздражения, вызваннаго действиями убитаго и предусмотренная) 
2-ю частью статьи 3 проекта, темъ более, что необходимая оборона, согласно 
41 статьи общей части проекта, допускается для защиты всякаго блага, 
следовательно и личной неприкосновенности и чести, на которыя по 2 части 
статьи 3 проекта, покушается лицо, дозволившее себе въ отношенш винов- 
наго насшпе или оскорбление. Поэтому мне кажется, что о превышенш гра- 
ницъ необходимой обороны можегь быть речь только въ техъ случахъ, 
когда превышающш эти границы именно не сознавалъ, что действ1я его уже 
излишни для защиты того блага, на которое покушался потерпевший, 
хотя бы въ действительности опасность уже миновала; коль скоро же пре- 
ступлеше совершено при полномъ сознанш, что за миновашемъ всякой 
опасности уже негь никакой надобности въ огражденш своихъ личныхъ 
и имущественныхъ благъ, то такое преступлен1е совершено въ состоянш 
раздражен!я, вызванномъ предшествовавшимъ нападедпемъ со стороны 
потерпевшаго, а не съ превышешемъ границъ обороны: А, проходя по 
улице мимо Б, выхватываетъ у иоследняго кошелекъ съ деньгами, но Б, 
успевъ удержать кошелекъ и тутъ же догнавъ А, убиваетъ его на 

Сводъ Замъчашй, Т. I. 14 



210 Ст. 4. 

месте; или А далъ мне пощечину и отвернулся чтобы у идти, я же быв- 
шимъ у меня револьверомъ застраиваю А. Очевидно, въ обоихъ указанныхъ 
случаяхъ убшство последовало въ состоят и раздражешя, вызваннаго предше- 
ствовавшимъ нападешемъ, а между темъ оба эти случая вполне подходятъ 
подъ понятие убгёства съ превышешемъ гроницъ необходимой обороны, 
установленное проектомъ, такъ какъ собственность и личная неприкосновен- 
ность входятъ въ число благъ, при защите которыхъ допускается 
необходимая оборона, и «сознаше чрезмерности и несвоевременности моихъ 
действш» составляетъ лишь необходимое услогие для наказуемости ихъ по 
4. статье проекта, какъ превышешя границъ обороны. 

Оставляя виновныхъ въ убшстве при превышеши границъ необходимой 
обороны во многихъ случаяхъ безнаказанными, проектъ, сверхъ сего, делаетъ 
такую ненаказуемость ихъ безусловною, коль скоро нревышеше границъ 
обороны имело место по поводу нападешя на жизнь оборошпощагося, 
такъ что я въ праве убить всякаго, кто угрожалъ моей жизни, хотя бы 
опасность уже миновала и хотя бы даже я сознавалъ себя вполне огражден- 
нымъ отъ дальнейшихъ нападешй, лишь бы убшство последовало немедленно 
после нападешя (стр. 55 проекта). А выстрелилъ въ Б среди города, 
но промахнулся; Б же, зная, что А вторично стрелять не будетъ, и сознавая 
себя вне всякой опасности, застигнувъ тутъ же А, убиваетъ его въ присут- 
стВ1и постороннихъ лицъ. 

Мне кажется и въ этомъ случае взглядъ проекта чрезмерно снисходи- 
тельнымъ, особенно для нашего отечества, въ которомъ случаи самоуправ- 
ной расправы потер певшаго съ застигнутымъ на месте преступлен] я и безъ 
того не редки. 

3. Наказав!». 

270* Одесская Судебная Палата. Проступокъ, предусмотренный 
статьею 4, за отсутств1емъ въ немъ позорящаго свойства и въ виду 
особаго вынужденнаго положешя виновного по отношешю къ убитому 
(жертве) , коего онъ самъ рисковалъ сделаться жертвою, следовало-бы обло- 
жить не тюрьмою, а заточешемъ не свыше одного года, т. е. наказашемъ, 
менее позорящимъ. 



271. Товаржщъ Председателя Тамбовскаго Окружнаго Суда фояъ- 

Резонъ. Виновный въ превышеши пределовъ необходимой обороны наказы- 
вается по 4 ст. тюрьмой, между гёмъ какъ виновный въ убгёстве, задуман- 
номъ и выполненномъ въ состояши страсти, вызванномъ насилгемъ со сто- 
роны убитаго наказывается, согласно 3 ст., заточешемъ. Кажется, что если 



Ст. 5. 211 

въ последнемъ едуна* признано удобнымъ применить къ виновному 
сизЬо&а Ьопез1а, то она должна иметь место и въ случаяхъ, указанныхъ 
4 ст., ибо мотивами преступнаго деяшя въ обоихъ случаяхъ являются 
одинаковый обстоятельства (т. е. насилие или другое противозаконное деяше 
потерпевшая») , и нетъ никакого основашя или, вернее сказать, никакой 
возможности утверждать, что у виновныхъ въ превышении предЁловъ необхо- 
димой обороны следуетъ предполагать больше безнравственности или без- 
честности, чемъ у совершившаго убийство при услов!Яхъ 2 п. 3 ст. Поэтому 
и не можетъ быть сделано различ1е вгъ самомъ характере назначаемыхъ 
ваказаши, и если сиз^осНа ЪопевЪа уместна въ одномъ случай, то она 
уместна и въ другомъ; вследствие этого и применяясь къ сказанному 
выше, при разборе 2 п. 3 ст. (ср. №232), следуете назначить за преду- 
смотренное 4* ст. деяше не одну тюрьму, а тюрьму или эаточеше не свыше 
одного года. 



272. Председатель Ставропольская Окружнаго Суда Бусло. Нетъ 

никакого основашя назначать за превышение обороны тюрьму, такъ какъ въ 
этомъ поступке нетъ ничего позорнаго, и темъ более, что по статье 3-й за 
убийство, вызванное не нападешемъ, а только оскорблешемъ со стороны 
убитаго, определяется заточеше. 



273. Чгаы прокуророкаго надзора Саолеюкаго Окружнаго Суда. 

Превышение обороны можетъ представлять такую обстановку, которая даетъ 
право на особое снисхождеше суда и назначеше во всехъ случаяхъ тюрьмы 
можетъ иногда не соответствовать свойствамъ деяшя и важности вины под- 
судимая, а потому следовало бы назначить здесь наказание не только тюрь- 
мою, но и арестом*. 

Статья 5. 

Виновный въ убШотвЪ, учиненномъ по настоянию уби- 
таго и изъ ооотрадашя къ нему, наказывается: 
ааточешемъ на срокъ не свыше шести д&тъ. 
Покушевйе наказуемо. 



1. 0бщ1я ; 

274* Проф. ГольцендорФЪ» Наказуемость у б1Йства по сог лас! ю убитаго, 
при ненаказуемости самоубийства, я считаю принцишально неправильною. 



212 Ст. 5. 

Оба эти вида лишешя жизни находятся въ неразрывной историко-этичрской 
связи. 



275. Про*. Гейеръ, Перево дчикъ проекта г.Гретенеръ, въ объяснетяхъ 
своихъ на ст. 5, приводить, между прочимъ, слЪдуюпця соображешя: 
«Составители проекта, въ объяснительной къ ст. 5 записки, исходятъ изъ 
того положешя, что законъ, полагая наказапя за посягательства на права 
частныхъ лицъ, охраняетъ не самыя блага, являвшаяся лредметомъ этихъ 
посягательствь, а право даннаго субъекта владеть, распоряжаться или поль- 
зоваться этими благами, — ср. Н. Таганцевъ, курсъ русскаго уголовнаго- 
права, вып. I, стр. 267 и сл^д. — Поэтому согласие дъеспособнаго обладателя 
извЪстнымъ благомъ на совершеше дъяшя, направленнаго противъ этого 
блага, уничтожаетъ преступность самаго дФяшя. Изъяп'е изъ этого общаго 
правила допускается въ томъ случае, когда законъ охраняетъ юридическая 
блага сами по себе взяты я. Таковымъ благомъ Редакцюнная Коммиая 
признаетъ жизнь человека». 

Изложенный взглядъ Коммисш представляется мн* неправильнымъ 
теоретически и весьма сомнительнымъ въ его практическомъ значеши. 

Государство, правильно понимающее свою задачу, должно противо- 
действовать произволу и въ гёхъ случаяхъ, когда какое либо д$яше, 
посягающее на благо частнаго лица, хотя бы съ его на то соглаая, 
по своей безнравственности (зИШсЬе УенагегШскеН) , какъ гез таИ 
ехетрН, имЪегь характеръ дъяшя, причиняющего вредъ общему благу, 
обязано воспользоваться своею карательною властью. 

Государство обязано воздать должное проявившемуся въ этомъ дъянш 
противозаконному направленно его виновника. Кто полагаетъ, что наказуе- 
мость посягательствъ на блага частныхъ лицъ по общему правилу зависитъ 
исключительно отъ произвола частнаго лица, тотъ забываетъ, что выше 
этого произвола стоить благосостояше общественное. 

Государство должно охранять не только неприкосновенность жизни; * 
оно не можетъ признавать согласие на причинеше гьлрснаго повреждешя 
исключающимъ наказуемость обстоятельством ъ по крайней м^ръ въ гёхъ 
случаяхъ, когда причинено гблесное повреждение съ долговременными 
тяжкими ПОСЛ-ЁДСТВ1ЯМИ. Если признавать наказуемымъ убгёство, учиненное 
съ согласия убитаго, то необходимо признавать наказуемымъ и причинеше 
тяжкаго гЁлеснаго повреждешя съ соглаЫя пострадавшаго. ДавшШ «изъ 
сострадания» мгновенно и безболезненно действующа™ яду лицу, нахо- 
дившемуся на смертномъ одр* и умолявшему прекратить невыносимыя 



Ст, *. 213 

мучешя, заслуживаетъ наказашя въ той же м*р*, какъ и причинивши 
тяжкое т*лесное повреждение по настоянию пострадавшего. Въ ст. 5 проектъ 
особенное значение придаете условию: «изъ сострадашя», но могутъ ли быть 
некоторые случаи причинешя тяжкаго т*леснаго повреждешя, напр. лишешя 
д*тородныхъ органовъ, осл*плешя, причинения непреходящей хилости, хво- 
рости, душевной бол*эни, отр*зашя ушей, рукъ и т. д., исключительно 
изъ сострадашя къ жертв*? 

Если наказанию, хотя бы уменьшенному, подложить виновный въ 
убмств* съ согласия убитаго и изъ сострадашя къ нему, то неужели же 
долженъ быть оставленъ безъ наказашя причинивши т*лесное повреждеше 
изъ злобы, мщешя или Фанатизма съ согласия пострадавшаго? 

Въ Россш, гд* существуютъ разныя Фанатичесмя секты, едва-ли 
можно придавать знач$ше тому частноправовому взгляду на согласие постра- 
давшаго, который проведенъ въ объяснительной къ ст. 5 проекта записк*, 
и признавать за частными лицами полное право распоряжаться принадлежа- 
щими имъ личными благами. 

Во всякомъ случай — даже если признавать за «влад*льцемъ интереса» 
те права, о которыхъ говоритъ объяснительная къ проекту записка— соглааю 
пострадавшаго нельзя придавать значен! исключающаго наказуемость обсто- 
ятельства при значительномъ (Ьес1еи1епс1) т*лесномъ иоврежденш и отдач* 
въ рабство. Излишне будетъ доказывать, что рабство не только въ высшей 
степени безнравственно, но вм*ст* гёмъ, находится въ прямомъ противо- 
р*чш съ установившимися Формами государственной жизни Европейскихъ 
державъ. По этому соглаас пострадавшаго при отдач* въ рабство не можетъ 
быть признаваемо обстоятельствомъ, исключлющимъ наказуемость. Между 
т*мъ, проектъ определяя за это преступлете каторгу до 8 л*тъ, считаетъ 
дачу потсрп*вшимъ согласия на учинеше онаго, обстоятельствомъ, уничто- 
жающимъ ответственность. При этомъ составитель извлеченш изъ объясни- 
тельной къ проекту записки, г. Гретенеръ ззм*чаетъ: «согласие по- 
страдавшаго уничтожаетъ, согласно принятому КоммиЫею началу, пре- 
ступность отдачи въ рабство; поэтому для прим*нен1*я ст. 40 необходимо, 
какъ выражено въ объяснительной записке, чтобы виновный овлад*лъ 
жертвою путемъ силы, угрозы или обмана, дабы зат*мъ, вопреки ея вол*, 
продать или передать въ рабство». 

Но признан 1е закономъ соглао'я пострадавшаго обстоятельствомъ, 
исключающимъ наказуемость при передач* или продаж* въ рабство влечетъ 
за собою не столь худыя посл*дств1Я, какъ при тяжкихъ т*лесныхъ поврежде- 
шяхъ. Въ ел у чая хъ передачи въ рабство по крайней м*р* им*етъ значение 
взяле пострадавшимъ даннаго имъ соглао'я обратно и государство можетъ 



214 Ст. 5. 

признать наказуемымъ содержаше въ рабств*, равно какъ и всякое вообще 
лишение свободы, поел* того, какъ данное пострадавшимъ соглаше взято имъ 
обратно, а бывпнй до этого времени въ заключеши или рабств* можетъ 
вновь получить свободу. 

Но какое значеше можетъ иметь взятие обратно пострадавшимъ отъ 
тяжкаго телеснаго повреждешя соглаая, даннаго имъ необдуманно, въ состоя- 
нш Фанатическаго возбуждешя страсти? Кто возвратитъ изувеченном у его руки 
и ноги, ослепленному — глаза, неизлечимо больному — здоровье? Разве при 
такихъ услов1яхъ пострадавшей не въ праве негодовать на государство за то, 
что оно придаетъ согласш пострадавшего силу снимать пятно преступности 
съ телеснаго повреждешя и темъ вовлекаетъ въ совершеше этого преступ- 
наго деяшя? 

Основашемъ къ признашю убгёства съ соглаЫя убитаго более тяжкимъ 
преступыымъ деяшемъ, нежели причинеше тяжкаго телеснаго повреждения 
съ соглас]'я пострадавшаго, служить та неоспоримая, общепризнанная 
истина, что убйство есть более тяжкое преступление сравнительно съ телес- 
нымъ повреждешемъ. Но при этомъ забываютъ различие въ психически хъ 
мотивахъ этихъ двухъ преступныхъ деяшй, равно какъ психическое и Физи- 
ческое значеше телеснаго повреждения по его посл*дств1ямъ для пострадав- 
шаго. 



276« ПрОФ. Вальбергъ. Въ уголовномъ законодательстве положение 
«уо1епи поп йь иуипа», по общему правилу, не применимо и только лишь въ 
виде изъятая оно уничтожаетъ характеръ противозаконности и исключаетъ 
наказуемость при известныхъ, строго определенныхъ, посягательствахъ, 
необходимымъ услов1емъ наказуемости коихъ является отсутств1е согласия 
пострадавшаго; сверхъ того, при некоторыхъ посягательствахъ предвари- 
тельно данное виновному пострадавшимъ, серьезно обдуманное имъ, согла- 
сие, если не исключаетъ вовсе наказуемости, то служить основашемъ къ 
смягчеюю наказэшя. При такихъ посягательствахъ, какъ телесное повреж- 
деше, оскорблеше, непотребство и лишеше свободы, законодатель, въ ви- 
дахъ охранешя целомудр1я, достоинства, чести, крепости духа и половой 
нравственности народа, долженъ въ весьма ограниченныхъ случаяхъ при- 
давать согласш пострадавшаго значеше обстоятельства, исключающаго или 
уменьшающего наказуемость. На этомъ основа ш и я считаю весьма сильнымъ 
и опаснымъ пр1емомъ применение указаннаго выше положешя къ менее 
тяжкимъ телеснымъ повреждешямъ, передаче въ рабство, непотребству и 
т. д. Нротивъ такого рода посягательствъ законодатель долженъ охранять 



Ст.5. 215 

частныхъ лицъ, не взирая на ихъ волю, гёмъ болю, что въ н'Вкоторыхъ 
слояхъ общества еще слишкомъ мало ценятся блага, являкнщяся предметомъ 
означенныхъ посягательствъ, а неразвитость моральной чувствительности 
въ грубыхъ натурахъ составляетъ для людей, любящихъ произволъ и пре- 
эирающихъ правовой порядокъ, лишь средство легко достигнуть, путемъ 
злоупотребления слабостью или грубостью нашихъ членовъ общества, согла- 
С1Я на преступное противъ нихъ дъяше и гёмъ купить себв безнаказан- 
ность. 

Сверхъ того, согласие пострадавпюго необходимо отличать отъ настоя- 
телънаго требовашя, а простое претерпъвате посягательства не сгбдуетъ 
подводить подъ поняле соглаал. Равнымъ обраэомъ, въ законе должно быть 
прямо указано, что д-Ёяше не наказуемо только въ томъ случае, если винов* 
ный совершилъ его именно по настояшю пострадавшего. 

КромФ объективнаго признака настояшя со стороны пострадавшаго, 
Редакционная КоммиЫя, для уменьшешя наказуемости за убийство, считаетъ 
необходимымъ наличность субъективнаго услов1Л— сострадашя со стороны 
виновпаго къ жертве, какъ мотива убгёства, и гёмъ самымъ признаетъ это 
сострадание обстоятельствомъ, уменьшающимъ наказуемость; такой взглядъ 
Коммисш вполпФ соотв-втствуетъ мягкосердю русскаго народа; сострадаше 
является одною изъ симпатичнЪишихъ чертъ его характера и обыкновенно 
проявляется въ ФормФ благородныхъ порывовъ, но не всегда съ похвальною 
ц-клыо, такъ какъ бываетъ ложное сострадание, не разбирающее этическихъ 
границъ права и неправды, между гёмъ какъ истинная любовь къ правовому 
порядку, принявшая определенный, устойчивый Формы, нередко бываетъ въ 
полномъ несогласш съ сострадашемъ, ради справедливости. 

Во всякомъ случае, государственная власть, идущая по пути дивили* 
зэц]и, не можетъ признавать въ самомъ законе за частными лицами права 
распоряжаться принадлежащею симъ лицамъ личною свободою, напр. права 
быть добровольно отданнымъ въ рабство. 



27 7 • Товарщъ Председателя Тамбовскаго Окружнаго СудаФонъ- 

Резогь. Въ «объяснен1Яхъ» приводится мнЪше, что согласхе лица, бывшаго 
объектомъ посягательства на телесную неприкосновенность, устраняетъ пре- 
ступность совершеннаго, какъ скоро пострадавший былъ дЪеспособнымъ 
субъектомъ. Не подлеяситъ, правда, сомнФшю, что согласие потерпевшего, 
въ извъстныхъ случаяхъ, уничтожаетъ самый составъ преступнаго дфяшя 
и гёмъ самымъ устраняетъ преступность содФяннаго; такъ напр. немыслимы 
преступныя нарушения имущественныхъ благъ при согласш потерпевшего. 



216 Ст. 5. 

Но изъ этого нисколько не огЁдуетъ, чтобы соглааде потерпевшая имело 
всегда таюя последств1я и чтобы ненаказуемость всехъ вообще преступныхъ 
деянш, совершенныхъ при согласш потерпевшего, должна была предпола- 
гаться. Разумеется, что если въ общей части будетъ помещено подоб- 
ное правило, то и споровъ о применении его къ отдельнымъ видамъ 
преступныхъ деяшй быть не можетъ, но пока его нетъ, придется решить 
занимающей насъ здесь вопросъ отдельно, по каждому виду противозакон- 
ныхъ деянш, смотря по составу и существу ихъ. 

Если обратиться къ телеснымъ повреждешямъ, то прежде всего нужно 
иметь въ виду, что, согласно проекту, летя и менее тяжюя повреждешя 
наказываются не иначе, какъ по жалобе потерпевшего, изъ чего следуетъ, 
что по этимъ деламъ законъ признаетъ полнымъ хозяиномъ своего иска по- 
терпевшаго, который можетъ, по своему усмотрешю, начать дело или не 
начать, прекратить его примирешемъ и т. д. Поэтому, применяясь къ та- 
кому взгляду законодателя, нельзя не признать, что соглаЫе потерпевшаго, 
при означенныхъ видахъ поврежденш, должно действительно исключать на- 
казуемость сказаннаго посягательства, какъ она искючается нежелашемъ его 
подать жалобу и т. д. Остаются следовательно тяжкая повреждешя. Оче- 
видно, что если законодатель относитъ все временный, преходящая телесныя 
повреяедешя исключительно къ СФере частныхъ интересовъ, то изъ этого 
нисколько не следуетъ, чтобы онъ держался талого же взгляда и относитель- 
но тяжкихъ. Я не хочу ссылаться въ доказательство этого на ту разницу, 
которая существуетъ по проекту между порядкомъ преследовала и наказа- 
ния этого вида повреждений и другихъ, но несомненно, что для государства 
вовсе не безразлично, будутъ ли его подданные калеки или люди здо- 
ровые, и что, поэтому, оно имеетъ не только право, но и обязанность 
защищать, въ указанныхъ границахъ, самое благо здоровья. При этомъ 
нельзя не обратить внимания еще и на то, что те, часто благородные мотивы, 
коими руководится убшца по желанш потерпевшихъ, не могутъ иметь ме- 
ста при нэнесеши тяжкаго повреждешя: можно лишить жизни для избавле- 
шя просящаго объ этомъ отъ мучительной агонш, или психическихъ мукъ, 
но нельзя другому выколоть глаза или отрезать языкъ, не зная, что этимъ 
самымъ будутъ причинены не только мучительныя были, но неизгладимый 
и неизлечимый вредъ здоровью, растроивающш навсегда Физическое суще- 
ствование жертвы. Поэтому, ни съ объективной, ни съ субъективной стороны, 
я не вижу основаны для признашя, чтобы соглаше пострадавшаго могло 
сделать нанесеше тяжкаго повреждешя наказуемымъ. 



Ст. 5. 217 

278* Варшавская Судебная Палата. Относительно статьи 5 высказаны 
были Членами Палаты следующая замечашя. Старшей Председатель равно 
какъ и большинство Членовъ сочли необходимымъ исключить безусловно ату 
статью. Одинъ изъ Членовъ Палаты А. В. Кочубей, заявилъ, что статья эта 
должна быть оставлена, что следуетъ только заменить въ редакции оной слова: 
«не свыше» словами «не ниже» или же прямо пропустить слова «на срокъ 
не свыше шести летъ». Другой же членъ С В. Аютостапшй, полагалъ, 
что статью эту можно бы оставить, добавивъ после слова «убитаго* слова: 
«находящегося въ состоянии бсзвыходныхъ Физически хъ страдашй». Боль- 
шинство Членовъ Палаты высказались за исключение статьи 5 изъ главы 1. 



279. Архангельсюй Губарнеюй Прохуроръ Краусъ.Лишеше жизни по 
настояжю убитаго и изъ сострадай! я такъ редко встречается въ практике, 
что, мне кажется, не предстой тъ надобности отвести для этого прест\ пнаго 
деятя особый параграФъ въ законе; еслибъ же представлялся такой слу- 
чай и судъ, по обстолтельствамъ дела, призналъ необходимымъ смягчить 
ваказаше выше пределовъ, указанныхъ въ статье 53 общей части проекта, 
то онъ имеетъ полную возможность ходатайствовать о смягчеши наказания 
передъ Его Императорскимъ Величествомъ. 



2. Объекта 

280. Юевокая Судебная Палата. По мысли Коммисш (стр. 59), для 

применсшя 5 ст. необходимо, чтобы убитый былъ дееспособнымъ въ смысле 
36 ст. общ. части проекта. По могутъ быть случаи, когда убитый недее- 
способный, въ силу ли своего возраста или по другимъ причинамъ. Поэтому, 
для выделешя этого вида убийства изъ лишежя жизни вообще, необходимо 
обозначить, что убитый, просившш лишить себя жизни, действовали съ 
разумешемъ, т. е. былъ не моложе 1 7 летъ и находился въ состоя и ш вме- 
няемости (36 ст.) Если этого сделано не будетъ, то подъ действ1е 5-й ст. 
возможно подвести и убшство 12-летняго мальчика по просьбе его, тогда 
какъ, очевидно, 1 2- летшй убитый не можетъ вполне сознавать значеше дея- 
тя, на которое решился, и такая просьба не можетъ быть признана убеди- 
тельною для виновнаго уб!йцы. Вообще, здесь нужно придерживаться 7 ст., 
по коей подговоръ къ самоубШству карается, если оный былъ обращенъ къ 
несовершеннолетнему или лицу невменяемому. 

Мнеше это высказано *. Тихомировым*; а н. Скаржинскгй, Павроц- 



218 Ст. 5. 

тй и Полуботко полагали исключить эту статью изъ уголовнаго уложеш'я, 
такъ какъ существование оной не обусловливается необходимостью и не согла- 
суется съ религюзными воззрешями русскаго народа на лишеше жизни — съ 
одной стороны, а съ другой — статья эта можетъ породить множество пово- 
довъ къ неправильному применение) законовъ объ убийстве вообще, потому 
что даетъ виновными основаше ссылаться на нее въ оправдание своихъ 
действш. 



281. Председатель Владякавказскаго Окружного Суда Бартеневъ. Пя- 
тая статья должна быть дополнена гёмъ,что упоминаемое въ ней убитое лица 
можетъ быть несовершеннолетнимъ, и потому следуетъ, во избежаше недо- 
разумешй впоследствш, после слова «убитаго» прибавить «свыше 47 летъ»; 
если же убитое лицо моложе этого возраста, то наказаше должно быть поло- 
жено какъ за умышленное убшство, т. е. по 4 ст. проекта. 



282. Казанская Судебная Палата. Коммиая признаетъ не безопаснымъ 
смягчеше наказашя по этой статье сравнительно съ обыкновеннымъ уб1й- 
ствомъ. Во всякомъ же случае, если она останется въ проекте, казалось бы 
необходимымъ въ самомъ текст* статьи определить, что убитый долженъ 
быть не моложе 21 года, т. е. такого возраста, когда не только по 36, но и 
по 4*9 ст. общей части проекта, преступникъ признается обладающимъ 
полнотою способности къ вмФнешю (объяснит, зап., стр. 59). 



283. Нижегородски Окружный Судъ. По мнетю Председателя Суда 
Третьяковскаю, Товарища Председателя Пезе де- Корваль и Членовъ Суда 
Бера, Барона Дельвига, Гудимь-Леекоеича и Кузьмина, ст. 5 подлежитъ 
изменешю. Статья эта, заключающая въ себе видъ умышленнаго лишешя 
жизни при обстоятельствахъ, уменьшающихъ уголовную ответственность 
виновнаго, говоритъ объ убшетве, выполненномъ по настоятельной просьбе 
жертвы и изъ сострадашя къ ней, вызваннаго видомъ Физическихъ страда- 
ний, психическихъ мукъ и другими подобными причинами. Для состава этого 
преступлетя должна быть не только установлена тесная связь между прось- 
бою со стороны убитаго и человеколюбивыми побуждениями со стороны 
выполнителя такой просьбы, а также должна быть несомненно констатиро- 
вана дееспособность объекта преступлешя, какъ относительно его зрелаго 
возраста, такъ и относительно нормальнаго состояшя его умственныхъ спо- 



Ст. 5. 219 

собностей. Проектируемая Коммиаею редакщ'я этой статьи не удовлетво- 
ряете, по мнъшю помянутыхъ Судей, этимъ двумъ, весьма существеннымъ 
требовашямъ и можетъ, въ такой ФормЪ, возбудить на практики сомнЪше, въ 
виду чего желательно было бы изменить редакцию этой статьи, Формулируя 
текстъ закона въ слФдующихъ выражешяхъ: «виновный въ убшств*, учинен- 
номъ по настояшю лица, достигшего пол наго совершеннол'&пя и, заведомо 
для виновнаго, способнаго понимать свойства и значеше своей просьбы и при 
томъ изъ сострадашя къ такому лицу». 



284. Чины Радоискаго Окружнаго Суда, прокурорскаго надзора 
сего Суда ж жЪотяые Присяжные Поверенные. При обсужденш статьи 5, 

Председатель коммисш, образованной для разсмотрЪшя проекта, фонъ- 
Веидрихъ и членъ коммисш Сидоровъ - Подзорск:й высказали, что редак- 
ция таковой не соотв-Ётствуетъ мысли составителей проекта, изложен- 
ной въ объяснительной записке, изъ коей видно, что подъ опред'Влеше 
3 статьи подходить лишь случаи убийства по просьб* убитаго лица, д-Ьеспо- 
собнаго и подлежащего лично вменению, между тёмъ какъ текстъ 5-й ст. 
проекта ничего подобнаго въ себ-Ь не заключаетъ. Поэтому, желательно 
было бы, по ихъ мнЪшю, дополнить эту статью, помъстивъ въ ней поел* 
слова «убитаго» слова «достигшаго 17-л*тняго возраста и зав-Ьдомо для винов- 
наго способнаго понимать свойство и значеше своихъ посту пковъ». Къ 
этому мн'бнш присоединились члены коммисш Спасши, Павипскгй, Поддуб- 
ный и Шопткевичъ. Членъ коммисш Прэюилеицкш, присоединяясь къ выска- 
занному выше мнЪшю, полагалъ изъ предположенной редакцш исключить 
слова «достигшаго 17-лИтняго возраста», такъ какъ, по его мн-ёшю, лица, не 
достигали этого возраста, часто бываютъ въ состоянш отдать себ* полный 
отчетъ въ свойствахъ и значенш совершаемыхъ ими поступковъ, наравн* съ 
лицами, достигшими означенный выше возрастъ. Членъ коммисш Чаплинь 
высказалъ мн*ЁН1е,что въ виду 1 п. 47 ст. общей части, преступлеше, ука- 
занное въ 5 и ст. проекта, является лишь одною изъ Формъ участ!я въ само- 
убийства, почему, дабы не вводить въ заблуждеше лицъ, им*Ьющихъ приме- 
нять на практик* уложеше, относительно свойства предусмотренная 5 ст. 
проекта д-Ьяшя, надлежало бы эту статью изложить совместно съ 6 ст. про- 
екта такимъ образомъ: «виновные въ яепосредственномъ участш въ само- 
убшств'6, а равно въ доставленш для таковаго средствъ» . Члены коммисш 
Соболем и Вехтерштейнъ полагали, что редакщя 5 ст. проекта не можетъ 
представить никакого затру днешя на практике, а потому подлежитъ оставле- 
шю безъ изм*Бнешя. 



220 Ст. 5. 



3. Внутренняя и внешняя сторона дЪян(я. 

285. Проф. ГольцендорФЪ. Если уже наказывать убшство по вол* уби- 
таго (ср. №274), то, во всякомъ случае, следовало бы не ограничиваться при- 
агбнешемъ уменьшеннаго наказашя къ гёмъ только случаямъ, когда убшство 
учинено по настоятю убитаго, и распространить постановлеше ст. 5 на 
случаи убшства по соглаЫю убитаго. Не надо забывать о случаяхъ такого 
убшства, происходящихъ въ большихъ городахъ, когда, подъ гнетомъ нужды, 
ц*ёлыя семьи решаются умереть вм'ёсгё; въ этихъ случаяхъ не бываетъ тре- 
бующчхъ настоятельно смерти, но каждый соглашается на смерть. И какъ 
же поступить съ гёмъ, кто, закрывъ печную трубу, наполнилъ комнату 
углеродомъ и загЬмъ случайно остался живъ, между гёмъ какъ вс* осталь- 
ные бывшие въ комнат* умерли? 



286. ПроФ. Гейеръ. У потребленное въ ст. бвыражеше «по настоятю» 
слишкомъ неопределенно и могло бы быть заменено выражешемъ: «по 
серьезно выраженному требовашю (аиГ егпаШсЬез Уегкп^еп») . 



287. Московские Присяжные Поверенные. По мн-ьшю двухъ Присяж- 

ныхъ ПовЪренныхъ, слово «настояше» не достаточно выразительно и под- 
лежитъ замене словами: «по сознательно выраженному и настойчивому 
желашю убитаго». 



288. С.-Петербургское Юридическое Общество. Редакционный Коми- 
тетъ Уголовнаго ОтдЬлешя относительно ст. 5 высказалъ следующее заклю- 
чеше: Постановление 5 статьи проекта построено на томъ принцип*, что 
рпуа1огат сопуеп1ю]иге риЬНсо поп иегова*. Однако, нельзя не признать, 
что полное применение этого принципа нашло бы себе место лишь въ томъ 
случае, если бы. признавалось преступнымъ и самоубшство. Въ нашемъ 
проект* самоубийство исключено изъ числа преступныхъ деянш. Отсюда и 
убшство по соглаЫю получаетъ особую окраску и постановку. Наличность 
собственнаго желашя убитаго быть лишеннымъ жизни, при условии непре- 
ступности самоубийства, совершенно изменяетъ точку зрешя, съ которой 
надлежитъ разсматривать убшство, предусмотренное 5 статьею проекта. 
Центральнымъ пунктомъ наказуемости деяшя является то ноложеше, что 
смерть убитаго, хотя последовала и по его собственному желанно, но все- 



Ст. 5. т 

такн причинена не имъ самимъ, а другимъ лицомъ. Само собою разумеется, 
что это лоложеше, по характеру своему, чисто Формальное, можетъ иметь 
значеше въ уголовномъ праве только на почв* вышеуказаннаго принципа. 
На почве этого принципа Формальная сторона деяшя характеризуетъ винов- 
ника его, какъ виновника главнаго, Фивическаго. При разсмотренш же дея- 
шя съ субъективной стороны, не трудно видеть, что отсутствие намерешя 
причинить вредъ и желашя нарушить правовой порядокъ иревращаетъ такое 
уб!Йство въ столь своеобразное, что едва ли можетъ быть речь о наказуемо* 
сти его не только на общемъ основан! и, но и вообще более или менее зна- 
чительной. Такъ смотритъ на этотъ видъ убгёства венгерское уложеше 
($ 282) , облагающее его исправительнымъ домомъ не свыше трехъ летъ. 
Еще снисхрдительнее смотритъ германское уложеше ($ 216), облагающее 
тюрьмою не свыше трехъ летъ. Такимъ обраэомъ, первыми условиями, 
наличностью которыхъ разсматриваемый видъ убйства выдвигается изъ 
понят1я убшства обыкновеннаго, являются съ одной стороны непреступность 
(ненаказуемое! ь) самоубШства, а съ другой— совершеше деяшя не по жела- 
шю и преступному намерешю виновнаго, а по желанно самаго убитаго. Что 
же касается до условШ, определяющихъ составъ самаго деяшя, то въ ука- 
эанныхъ кодексахъ они ставятся въ виде требоватя, чтобы уб'Йство было 
совершено вследегае явственно выраженной и серьезной просьбы убитаго. 
Голландское же уложеше требу етъ только точно и определенно выражен- 
паю желанхя (§ 293). 

Со стороны основной и принципиальной въ постановки убтйства по 
согласш, КоммиЫя стоитъ на той же точки зрешя. Темъ не менее, постано- 
вление 5 статьи проекта едва ли съ нею согласуется. По тексту 5 статьи, 
для состава убШства по согласую требуется не только настоянге убитаго, 
вместо определенно выраженнаго желашя или даже серьезной просьбы, но 
еще и то, чтобы убШство было совершено изъ сострадангя къ убитому. 
Едва ли тагае признаки отграничешя уб)йства по соглааю отъ обыкновеннаго 

уб1ЙСТВа МОЖНО СЧИТаТЬ СООТВЕТСТВУЮЩИМИ ТОЙ ОСНОВНОЙ ТОЧК*Ё ЗреШЯ, 

съ которой этотъ видъ убШства выделяется изъ убийства обыкновеннаго. 
Выставляя таюя высоюя требоватя, коммишя поставила себя въ явное 
противореч1е съ основными услов1Ями и субъективной и объективной винов- 
ности въ убгёстве по согласую. По такому учению придется относить къ убий- 
ству обыкновенному тагае случаи убйства по согласш, въ которыхъ, напри- 
ыеръ, отсутствуетъ сострадате, хотя всё остальные услов]'я находятся на 
лицо, или (что еще несообразнее) отсутствуетъ настоянге, хотя находятся 
на лицо и сострадание, и просьба. Но при построеши 5 статьи Коммжпя 
погрешила и противъ требоватя соразмерности. Доставлеше средствъ къ 



322 Ст. 5. 

самоубийству облагается по проекту заточешемъ не свыше 3 летъ (6 ст.). 
Но едва ли нужно много распространяться, чтобы установить, что, за исклю- 
чешемъ момента действ1я, всё остальцыя услов1я, благоприятствующая смяг- 
чен1Ю ответственности, находятся на стороне у 61 ист ва по согласно, а не на 
сторон* доставления средствъ къ самоубшству. Уже не говоря о томъ, что 
при доставлеши средствъ къ самоубшству не предполагаются ни настояшя, 
ни сострадаше, нельзя не заметить, что составомъ деяшя, въ 6 стать* опре- 
деленнаго, не устраняется возможность даже прямаго вл1яшя со стороны 
виновнаго на самую решимость къ самоубшству. Наличность такихъ обстоя- 
тельству по учешю Коммисш, нисколько не вл^яетъ на отношеше законо- 
дателя къ этому преступному деяшю и не делаетъ его более опаснымъ 
именно потому, что самоубшство непреступно и что самоубийцею является 
лицо дееспособное, могущее само взвесить и оценить значение обстоя- 
тельствъ, въ которыхъ оно находится. Между темъ, въ у&йств* по согласую 
не только не допускается возможности подобныхъ услов|'й, а напротивъ, 
установляется положительное требоваше о настоянги со стороны убитаго и 
о оостраданш къ нему виновнаго. Казалось бы, что этого вполне достаточно, 
по меньшей мере, для того, чтобы убшство по согласно, по наказание было 
приравнено къ доставлена средствъ къ самоубийству, Темъ не менее убий- 
ство по согласно, по проекту, обложено заточешемъ до 6 : летъ. Следуетъ 
думать, что единственнымъ основашемъ такого постановления служила не 
вполне правильная оценка значешя момента действ1Я въ убшстве по согласую. 
Сообразно высказаннымъ соображешямъ и въ виду того, что моментъ дей- 
ствия по принципу и по установленнымъ 5 статьею особымъ услов1ямъ 
состава убшства по согласию, теряетъ всякое внутреннее значеше и остается 
съ значешемъ чисто Формальнымъ, — представляется целесообразнымъ раз- 
делить 5 статью на две части. Въ первой части услов1вмъ определенной 
въ проекте ответственности поставить исключительно одно иастоянхе. Эта 
часть будетъ соответствовать принципиальной постановке убшства по согла- 
сно. Во вторую же часть добавить услов1емъ понижешя наказания до 3 летъ 
заточения — сострадате. Сообразно этому статья 5 должна быть изменена 
следующимъ образомъ: во первыхъ, слова «и изъ сострадания къ нему» 
должны быть исключены. Во вторыхъ, въ тексть* статьи 5 должна быть 
введена вторая часть: «если же такое убШство учинено вместе съ темъ и 
изъ сострадашя къ убитому, то виновный наказывается: заточешемъ на 
срокъ не свыше трехъ летъ». 

При обсужденш, затемъ» ст. 5 въ Уголовномъ Отделенш, В. 4- Спаса* 
вичъ предложилъ предположенное Редакцюннымъ Комитетомъ изменеше 
текста 5 статьи признать нежелательнымъ. 



Ст. 5. 223 

При разделении голосовъ поровну, предложение отвергнуто. 

И. Д. Карапчевшй предложилъ въ предположенномъ Редакцюннымъ 
Комитетомъ тексте 5 статьи сделать следующая измевешя: въ первую часть 
статьи, после словъ «по настоянно», ввести слова «или изъ сострадания» ш, 
соответственно этому, вторую часть статьи изложить такъ: «Если же такое 
убШство учинено по настояшю убитаго и вместе съ темъ изъ сострадашд 
къ нему»... 

По мненш Н. П. Карапчевскаго, наличность одного сострадашя къ 
убитому есть уже достаточное основаше для смягчешя наказашя виновному, 
хотя бы и не было настоящй со стороны убитаго. Чувство сострадания, въ 
виду тяжкихъ мученФ близкаго или дорогаго лица, можетъ подвигнуть 
на убийство и въ томъ случае, если страдающее лицо не можетъ, всдедсте 
ФизичесЕаго или психическаго своего состоя н1я, выразить настояше быть 
убитымъ; таковы, напримеръ, случаи, когда страдалецъ неизлечимо безуменъ 
(бешенство при водобоязни и т. п.) или когда Физически лишенъ возможно- 
сти выразить свою волю. Практика знаетъ подобные случаи, вполне заслу- 
живающее исключительной мъры закона. 

Противъ предложешя К. Д. Анциферовь возразилъ,что такое изменеше 
нежелательно, такъ какъ 5 статья заключаете въ себе применеше къ убийству 
общаго положешя о значенш соглаая пострадавшаго. Настояние есть лишь 
вядъ такого соглаая. Предложение Н. П. Карапчевскаго вводить въ статью 5 
другой самостоятельный моментъ — сострадаше, которое, взятое само по себе, 
не имеетъ ничего общаго съ соглаа